WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«МА СЛОВА Ашша Юрьевна КОММУНИКЛ ТИВНО-СЕМЛllПIЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ПОБУ ДИТЕЛЬНОСПI И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ В СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ (на материале сербского болгарского языков в сопоставлешш с руссю1м) Специа ...»

О-'1'fб9'1б

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукот1с11

МА СЛОВА

Ашша Юрьевна

КОММУНИКЛ ТИВНО-СЕМЛllПIЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

ПОБУ ДИТЕЛЬНОСПI

И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ В СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ

(на материале сербского болгарского языков в сопоставлешш с руссю1м) Специальиост11 славя11ск11е язык11 10.02.03 русск11й язык 10.02.01 АВТОРЕФЕРАТ диссертащш на соискание ученой степени доктора филологическнх наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Работа выполнена на кафедре славянской филологии факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета доктор филологических наук, доцент

Научный консультант :

Нвапова Елена /Орьевна Официальные оппоненты : доктор филологических наук, доцент Тяпка Галина Георг11ев11а

НАУЧНАЯ &И&ЛИОТЕКА КГУ

доктор филологических наук, профессор Супрун Вас11л111i Нванович 11111111111 1111111 доктор филологических наук, профессор Труб1111сю1й Ваqент1111 Нва11ов11ч Ведущая организация : ГОУВПО «Томский государственный университет»

1"6 Защита состоится «11» июня 2009 г. в часов на заседании совета Д. 212. 232. 18 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт- Петербургском государственном университете по адресу : 199034, г. Санкт-Петербург, Университетская наб " д. ауд.



11, 195.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета г. Санкт-Петербург, Университетская наб" д.

(199034, 7/9).

Автореферат разослан «,lj"; ~ 2009 г.

Уч~ный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук Д. В. Руднев о- 776946 Общая характеристика работы Диссертационное исследование представляет собой комплексный анализ категории побудительности (на материале русского, сербского и болгарского языков), позволяющий позиционировать ее как коммуникативно­ семантическую категорию.

Осмысление языка с точки зрения его главного предназначения предпо­ лагает изучение языковых явлений в коммуникативно-прагматическом аспекте.

Коммуникативно-прагматический подход обеспечивает стратегию исследова­ ния онтологических и функциональных свойств языковых единиц, составляю­ щих их прагматическую ценность в разных актах коммуникации. Изучение по­ будительных коммуникативных актов как яркой иллюстрации возможностей речевого воздействия в родственных славянских языках, анализ отношений между говорящими и используемыми в их речи языковыми знаками играют значительную роль при исследовании языка в действии. Адекватная интерпре­ тация побудительных высказываний в большей мере зависит от условий и раз­ нообразных характеристик коммуникативной ситуации.

Сопоставительные исследования в этой области обеспечивают возмож­ ность обращения как к широким гуманитарным проблемам (взаимоотношение языка и культуры, языка и национального сознания и др.), так и к выявлению типологи,1еской языковой специфики, связанной и с разными ареальными воз­ действиями, и с географическими факторами, и с историческими судьбами юж­ нославянских и восточнославянских языков.

Решению этих проблем способствует анализ тончайших отличительных черт между языками, проявляющихся более рельефно при изучении родствен­ ных языков.





Ориентиром для сопоставительных изысканий в данной работе по­ служили актуальные идеи В. Матезиуса о культурной специфике лингвомен­ тального взаимодействия, обусловливающей выбор языковых средств: «Каж­ дый язык, воспринимая действительность по-своему, оформляет ее в соответст­ вии со своей собственной системой знаков. Поэтому каждый язык весьма ори­ гинален в отражении действительности и содержит в себе немало особенно­ стей, которые нельзя воспроизвести на каком-либо другом языке» [Матезиус, Интерес представляет сопоставление и близкородственных сербского и 1967].

болгарского южнославянских языков, поскольку болгарский язык с большой представленностью аналитических форм занимает особое место среди других славянских языков.

Актуальность данного исследования обусловлена:

• осознанием современной языковой личностью значимости своего ре­ чевого поведения и его организации с целью эффективного воздействия на партнера по коммуникации. Прагмалингвистические механизмы такого воздей­ ствия наглядно реализуются в рамках категории побудительности в разнооб­ разных коммуникативных ситуациях;

• неоднозначностью терминологической репрезентации категории по­ будительности в научной литературе;

необходимостью представить системное, последовательное описание • структурных компонентов категории побудительности, обеспечивающих спе­ цифику ее реализации в определенных коммуникативных сиrуациях и выбор языковых средств, наиболее эффективно реализующих побудительную интен­ цию, заданную адресантом ;

• перспективностью комплексного интегрированного подхода к иссле­ дованию категории побудительности, предполагающего привлечение инстру­ ментария коммуникативно!\ лингвистики, функциональной грамматики, праг­ малинrвистики, лингвокультурологии.

Целью исследования является комплексный сопоставительный анализ категории побудительности, средств и способов ее реализации в южнославян­ ских сербском и болгарском языках на фоне восточнославянского русского языка на базе коммуникативно-прагматического и функционально-семанти­ ческого подходов.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

исследовав теоретические основы и концепции побудительности в • свете традиционных и новых научных направлений языкознания, установить и обосновать статус категории побудительности как коммуникативно-семан ­ тической категории;

охарактеризовать СТРУК1УРУ категории побудительности как трехуров­ • невую модель иерархического построения (план содержания, план трансляции, план выражения);

описать план содержания категории побудительности, исходя из того, • что коммуникативная составляющая является вершиной иерархического струк­ rурирования рассматриваемо!\ категории ;

• исследовать в сопоставительном аспекте эксплицитную и имплицит­ ную реализацию субплана прескрипции как содержательного компонента кате­ гории побудительности в русском, сербском и болгарском языках;

• проанализировать системную организацию плана трансляции катего­ рии побудительности, обеспечивающую функционирование языковых единиц, выражающих побудительное значение ;

определить и описать в сопоставительном аспекте ядерные и перифе­ • рийные репрезентации побудительной интенции в русском, сербском и болгар­ ском языках;

выявить сх одства и различия в структурной организации и функцио­ • нировании компонентов категории побудительности в родственных славянских и близкородственных южнославянских языках.

Объект исследования - побудительные высказывания· в русском, серб

–  –  –

Предмет исследования коммуникативно-прагматические механизмы, обусловливающие реализацию побудительной интенции в русском, сербском и болгарском языках ; антропологическая сущность языковых структур, их амби­ валентные отношения к другим элементам высказывания и к участникам ком­ муникативной ситуации в рамках соответствующего ей речевого акта (далее РА).

Теоретической основой исследования послужили классические труды основателей теории РА (Дж. Серля, Дж. Остина, Г. Грайса, Дж. Лича); идеи и концепции отечественных лингвистов, развивающих коммуникативно, прагма­ тически и фу н кционально ориентированные направления современной науки (Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой, В. В. Богданова, А.В. Бондарко, Г.А. Золо­ товой, Е. В. Падучевой, И.А. Стернина, Н. И. Формановской, А.Г. Широковой) ;

труды ученых, уделявших серьезное внимание изучению непосредственно по­ будительной семантики (М. Г. Безяевой, Л. А. Бирюлина, АЛ. Володина, А.И. Изотова, В.С. Храковского); труды зарубежных славистов, исследовавших отдельные аспекты выражения побуждения на материале славянски х языков, в том числе и в сопоставительном аспекте (сербских лингвистов : Д. Войводича, М. Личен, Д. Мирич, П. Пипера, Б. Тошовича; болгарских лингвистов : А. Нико­ ловой, Р. Ницоловой, С. Петковой, К. Чакыровой).

Комплексное сопоставительное исследование требует многоаспектного интегрированного подхода, что обеспечивается использованием следующих методов: описательного метода; сопоставительного метода; системно­ структурного метода, способствующего учету закономерных связей между час­ тями лингвистического объекта; функционального метода, позволяющего вы­ явить функциональную значимость исследуемых языковы х единиц, их семан ­ тический потенциал; методов семантико-прагматического и коммуникативного анализа, которые выявляют специфику прагматических факторов, обусловли­ вающих выбор определенных языковых средств для реализации побудительной интенции. При анализе фактического материала фрагментарно были использо­ ваны трансформационный метод и метод дистрибутивного и компонентного анализа.

Матер11алом для исследования послужили произведения художествен­ ной литературы (преимущественно писателей ХХ века). Для анализа взяты произведения сербских, болгарских писателей и их переводы на русский язык;

произведения русских писателей и переводы, выполненные сербскими и бол­ гарскими авторами. В целях сопоставления используются разные переводы од­ ного и того же произведения в рамках одного языка и переводы одного и того же произведения на разные языки, в частности на сербский и болгарский.

Общий корпус примеров составил немногим более 12000 употреблений.

Приемом сплошной выборки извлечено 1500 примеров из источников на серб­ ском языке и примеров из их переводов на русский язык; примеров из источников на русском языке и примеров из соответствующих перево­ дов на сербский язык; примеров из источников на болгарском языке и примеров из их переводов на русский язык; примеров из источников на русском языке и примеров из соответствующих переводов на болгар­ ский язык. В картотеку также включены извлечения только из оригинальных источников: примерно по употреблений на русском, сербском, болгарском языках. В качестве дополнения к картотеке использовались данные словарей, разговорников современных сербского и болгарского языков, примеры из учеб­ ной и научной лингвистической литературы, в которой затрагивается изучаемая проблема, приводятся наблюдения автора над устной речью. Привлекался ма­ териал из Интернет-источников.

Научная нов11зна работы состоит в следующем:

несмотря на активный интерес, проявляемый к изучению побудитель­ • ного значения, впервые проведен комплексный сопоставительный анализ кате­ гории побудительности в рамках коммуникативно-прагматического и функ­ ционально-семантического подходов на материале родственных и близкородст­ венных славянских языков;

при рассмотрении категории побудительности как многоаспектного • явления впервые обосновывается ее статус как коммуникативно-семанти­ ческой;

• ранее не проводились исследования по выявлению в сопоставительном аспекте специфики плана содержания категории побудительности, в частности субплана прескрипции на материале близкородственных южнославянских (сербского и болгарского) и родственного восточнославянского языков;

разработаны классификации имплицитных способов выражения побу­ • дительного значения в сопоставительном аспекте;

при анализе побудительных косвенных речевых актов впервые дается • семантико-прагматическая характеристика паремий в сопоставительном аспек­ те, репрезентирующих жанровую специфику непрямого выражения побужде­ ния.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты вносят терминологическую определенность в изучение явления по­ будительности; систематизируют анализ способов и средств выражения побу­ дительности в типичных коммуникативных ситуациях; способствуют формиро­ ванию и дальнейшей разработке положений сопоставительной прагмалингви­ стики; коммуникативно-прагматический подход к сопоставительному описа­ нию близкородственных языков демонстрирует новые возможности исследова­ ния грамматики сопоставляемых языков. Отдельные выводы работы, позво­ ляющие показать взаимосвязь между структурой, семантикой и прагматикой побудительных высказываний родственных языков, вносят определенный вклад и в сопоставительную лингвистику славянских языков.

Практическая значимость видится в возможности использования по­ добного сопоставительного исследования для создания эффективной методики преподавания рассматриваемых языков в инославянской среде. Его материалы и результаты могут быть применены в курсах практической грамматики серб­ ского и болгарского языков, в курсе русского языка как иностранного, при со­ ставлении спецкурсов по прагмалингвистике, коммуникативной грамматике. по теории и практике перевода, поскольку сопоставление является основой пере­ вода, который обязан быть прагматически ценным. Методические разработки на основе материалов и результатов исследования будут способствовать фор­ мированию коммуникативной компетенции и избежанию коммуникативных неудач в процессе межкультурной коммуникации.

Апробац11я результатов исследования. Результаты работы нашли отра­ жение в научных публикациях автора (монографии, учебном пособии, науч­ ных статьях, материалах конференций), в том числе в изданиях, рекомендо­ ванных ВАК. Основные положения диссертации были представлены в докладах на международной научной конференции «Славистические чтения памяти про­ фессора П.А. Дмитриева и профессора Г.И. Сафронова» в СПбГУ (2001, 2003, на международных научных конференциях в Москве (2001), в 2004, 2005), Нижнем Новгороде в Ростове и/Дону в Казани (2004), в Щецине (2001 ), (2003), (Польша) в Волгограде на всероссийских научно-практических (2004), (2007);

конференциях в Казани (2001), Саранске (2007); на международных симпозиу­ мах МАПРЯЛ в Белграде (2000, 2004); на Х Конгрессе МАПРЯЛ в Санкт­ Петербурге на Х/ Конгрессе МАПРЯЛ в Варне (2007), на 11 Междуна­ (2003), родном конгрессе исследователей русского языка «Русский язык: исторические судьбы и современность» в Москве на 1 Конгрессе РОПРЯЛ в Санкт­ (2004), Петербурге Результаты исследования учитываются в разработанном и (2008).

•штаемом автором спецкурсе «Введение в прагмалингвистику».

На защиту выносятся следующ~1е положения:

• Категория побудительности располагает необходимыми признаками, чтобы быть признанной коммуникативно-семантической.

• Структура категории побудительности представлена как трехплановое единство: план содержания, план трансляции, план выражения. План содержа­ ния струК"Т)'рируется коммуникативно-прагматической и семантической со­ ставляющими. Коммуникативно-прагматическая включает субпланы: референ­ тов, акта речи, прескрипции, пропозиции, пресуппозиции, перлокуции. План трансляции представлен полевой организацией языковых средств, пер~дающих побудительное значение; план выражения фонологической и интонационной или графической составляющими.

• Организующим компонентом коммуникативно-прагматической со­ ставляющей плана содержания категории побудительности является субплан прескрипции. Он представлен категориальными ситуациями (далее КС): дирек­ тивной, комиссивной, превентивной, которые в свою очередь объединяют КСГ акты побуждения, реализующие определенные прагматические значе­ ния. Интенциональная репрезентация КСГ носит дискуссионный характер и по­ зволяет выявить несовпадения в семантико-прагматическом картировании ак­ тов побуждения в русском, сербском и болгарском языках.

При сопоставлении реализации категории побудительности основные • отличия выявляются на языковом уровне как в организации ядерных средств выражения побудительного значения, так и их периферийной зоны.

Сопоставительный аспект оправдан не только при выявлении языко­ • вых сходств и различий в выборе лексических, грамматических и других средств языка, но и при исследовании коммуникативного плана, когда внима­ ние фокусируется на различиях в ценностных суждениях, в стандартах прием­ лемости отдельных тем в процессе общения. В связи с этим четко прослежива­ ется явление прагматической синонимии и прагматической эквивалентности.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав, заключе­ ния, списка источников фактического материала и сокращений, библиографи­ ческого списка, насчитывающего единиц, и пяти приложений.

Основное содержание работы

Во введен1tи обосновывается актуальность работы, указываются предмет и объект диссертационного исследования, раскрываются его цели и задачи, ха­ рактеризуются методы исследования и использованный фактический материал, определяются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В этой части работы конфронтативное описание категории побудитель­ ности предваряется некоторыми наблюдениями о специфике и тенденциях со­ поставительных исследований в славистике, а также о целесообразности ис­ пользования коммуникативно-прагматического подхода к объекту научного описания.

В первой главе «Категория побудительности как коммуникативно­ семантический и прагмалингвистический феномен» комментируется статус ис­ следуемой категории и рассматривается ее структура.

При учете философского и логического аспектов определения категор1т явление побудительности закономерно приобретает статус категории, обоб­ щающей специфический способ отражения действительности: через побужде­ ние объекта к действию [Левус, В разделе на основе анализа факти­ 1986). 1.1 ческого материала и изучения современных концепций побудительности обос­ новывается статус категории побудительности как коммуникативно­ семантической, обладающей соответствующими категориальными признаками.

При этом учитывается, что в современной теории речевой коммуникации пока нет однозначного понимания коммуникативной категории, не выработаны принципы их выделения и не определен исчерпывающий набор коммуникатив­ ных категорий. Под коммуникативными категориями понимаются «Самые об­ щие коммуникативные понятия, упорядочивающие знания человека об обще­ нии и нормах его осуществления» [Стернин, Коммуникативные катего­ 2002).

рии участвуют в организации и регулировании коммуникативного процесса, имеют определенную структуру, собственное коммуникативное содержание, набор разноуровневых языковых, речевых и невербальных средств для выраже­ ния этого содержания.

Универсальность и многоаспектность категории побудительности делает проблематичным и дискуссионным определение ее статуса. Считая правомер­ ным отнесение категории побудительности к коммуникативно-семантическим, автор исходит из того, что реализаuия категории осуществляется посредством иерархичесю1 организованных и взаимодействующих коммуникативных, праг­ матических 11 собственно лингвистических факторов.

Комму1111кат11в11ая составляющая категории побудительности базиру­ ется на том, что побуждение неотъемлемая часть речевого общения. Как ком­ поненты выявляются информаuионная и прескрипuионная составляющие.

Праг.натическая составляющая категории побудительности предпола­ гает учет коммуникативных средств в отношении к человеку, а именно : что происходит с •1еловеком, когда от него исходит сообщение или он принимает его; от чего зависит форма коммуникаuии в каждом конкретном случае; в какой мере тип культуры обусловливает форму коммуникаuии. В рамках прагматиче­ ской составляющей категории побудительности конuентрируется внимание на коммуникативной ситуации и uели, с которой происходит побуждение к дейст­ вию.

Языковая составляющая категории побудительности представлена со­ вокупностью разноуровневых языковых средств, выражающих побудительное значение и организованных по принuипу функц11онально-сема11п111ческого поля согласно положениям функциональной грамматики.

Катег ор11аль11ы.11 ос11ован11е.\1 для побудительности выступает категори ­ альный смысл побуждения, который не только так или иначе представлен в ре­ чи, но и является принадлежностью строя языка, формируя комплекс грамма­ тических единиц. Общекатегориальная селtантика складывается из набора зна•1ений отдельных КСГ, каждая из которых имеет коммуникативное содер­ жание, обусловленное прежде всего коммуникативной побудительной uелью.

Категориш~ыюе м110.жество это множество КСГ; категоризация проводится по семантико-прагматическому принципу, что позволяет выявить КС. Катего­ риальный пр1111ц11п системной оргапюац1111 иерархический, репрезентирую­ щий взаимодействие коммуникативных, прагмати•1еских, семантических и соб­ ственно языковых факторов.

В разделе рассматривается структура категории побудительности, 1.2 представленная иерархически организованным трехnлановым единством : пла­ ном содержания, планом трансляции и планом выражения.

Пла11 содерJ1са11ия это суть категории побудительности, воплощение целевого аспекта процесса общения. Компоненты коммуникативно-прагма­ тической составляющей плана содержания, выступающего в сложном контек­ сте связей и зависимостей акта общения, раскрываются «ИЗ анализа взаимодей­ ствия исходной ситуации, действия говорящего, оперирующего языковыми средствами, действия слушающего по восприятию и пониманию речевого акта, предметно-практического действю1 слушающего, направленного на достижение цели, поставленной говорящим, и конечного положения дел, результирующей ситуации» [Сусов, 1988].

Теория РА как база прагматических исследований [Грайс, 1985; Остин, Серль, 1986; Серль, Вандервекен, 1986) дает основания выделить субпла­ 1986;

ны содержательноА составляющей категории побудительности: субплан рефе­ рентов, акта речи, прескрипции, пропозиции, пресуппозиции, перлокуции.

Таким образом, план содержания структурируется коммуникативно­ прагматической и семантической составляющими. Субплан прескрипции как стержневой компонент коммуникативно-прагматической составляющей кате­ гории побудительности отражает сложность интенциональной организации по­ будительного высказывания и позволяет систематизировать разнообразие по­ будительных интенций. Систематизация проводится на уровне КСГ, которые в зависимости от реализуемой интенции объединяются в КС директивного, ко­ миссивного и превентивного типов.

Сопоставительный анализ набора КСГ позволяет выявить несовпадения в семантико- прагматическом картировании КС в русском, сербском и болгарском языках.

Лла11 трансляции осуществляет связь между планом содержания и пла­ ном выражения категории побудительности, кодируя интенцию РА коммуни­ кантов посредством языковых знаков. Этот план представлен полевой органи­ зацией средств языка, выражающих побудительное значение. Объединяясь на основе общности и взаимодействия семантических функций, разноуровневые языковые средства структурируются как функционально-семантическое поле.

Связи между компонентами, их взаимодействия представляют собой конкрет­ ные языковые явления.

Лла11 выраJ1rе11ия это совокупность фонетических, супрасегментных средств языка (интонация, тембр, громкость, скорость речи, паузация, молча­ ние, придыхания и др. ) и невербальных знаков коммуникации, которые могут сопровождать устную речь или функционировать самостоятельно, являясь коммуникативными знаками. В письменной речи категория побудительности репрезентиру~я посредством графики или средств интерпретирующего кон­ текста. Исследование плана выражения требует специальных методов, соответ­ ствующеА экспериментальной базы и не входит в задачи реферируемого иссле­ дования.

Вторая глава «План содержания коммуникативно-семантической кате­ гории побудительности в русском, сербском и болгарском языках. Структура и эксплицитная реализация субплана прескрипции как содержательного компо­ нента категории» посвящена сопоставительному анализу КСГ, в которых реа­ лизуется побудительная интенция определенного типа, и выявлению наиболее типичных языковых средств ее выражения. КСГ, понимаемые как «Совокуп­ ность коммуникативных стереотипов с одним интенциональным значением»

–  –  –

могут привести к ошибочной трактовке результатов исследования.

Тождественными в русском, сербском и болгарском языках являются !

каузативы запрет/ забрана/ забрана ; команда/ ко.1юнда колюнда.

В сербском и болгарском языках наиболее частотными и типичными для характеристики категорического побуждения являются наре!;е1Ье, наредба и заповест (заповед) / заповед. Но в сопоставляемых языках ситуация различна: в то время как в сербском языке наредба, наре!;е1Ье, заповест (заповед} моrут употребляться как синонимы, в русском языке между пр11казо.w и пр11казан11ем наблюдается отличие (хотя и не всегда последовательно выполняемое) в сферах функционирования. Пр11каз более официальная форма, обозначающая побуж­ дение, исходящее от официально уполномоченного, тогда как пр11каза11ие по своему значению шире и соприкасается с семантическим полем каузатива рас­ поряжен11е. В болгарском языке каузатив заповед соответствует русским при­ казу и пр11каза1111ю. Что касается распоряже11ия, то в болгарском языке сущест­ вуют понятийные эквиваленты русскому распоря:ж:е1111ю разпоре.жда11е, раз­ поредба. В сербском же языке термин распоряже11ие как таковое отсутствует, заменяясь универсальными наредба, 11аре!;е1Ье. Возможно использование кауза­ тива одлука, который подчеркивает менее официальный характер побуждения.

По силе воздействия выражаемой интенции к пр11казанию примыкает требование. Однако спецификой РА требования является его пограничный ха­ рактер, поскольку требование обладает семантико-прагматическими признака­ ми директивных РА как категорического, так и смягченного типа. В сербском языке такой двойственный характер нашел отражение в наличии двух каузати­ вов для обозначения этого РА: захтев и траже1Ье (от тра.жити упорно про­ сить). Подобная возможность обозначать акт требования двояко в русском языке отсутствует. Болгарский каузатив иска11е, наряду с семантикой требова­ ния, обозначает желание (но не в значении настойчивого желания, что соответ­ ствует категорическому характеру требования, а в чисто оптативном значении).

Каузатив 11з11скване в большей степени имеет отношение к официальной сфере коммуникации. В связи с этим понятийная двойственность термина может быть прояснена только посредством прагматических характеристик речевой ситуа­ ции.

При выявлении наиболее типичных средств выражения побудительной интенции категорического типа в сопоставляемых языках наблюдаются отли­ чия. Спецификой русского языка является выражение категорического побуж­ дения посредством инфинитива. По сравнению с русским языком сербскому языку в меньшей мере свойственно использование инфинитива в подобных си­... крикнул.матери - УJкu11ать! (Горький)/... razderao se туациях.

Сравним:

па majku:

- Veteru! - Не пуцаj без команде! - командовао je Уча (Чосиh) /-Без пр11каза не стрелять! - кома11довал Уча. Болгарский язык вообще не обладает данной грамматической возможностью.

Явные отличия в русском языке по отношению к сербскому и болгарско­ му наблюдаются при оформлении запрета. Сербский и болгарский языки име­ ют дублетные возможности отрицания: при помощи частицы не в сочетании с императивом и не.моj(те) недей(те) в сочетании с инфинитивом (для сербско­ / го языка) илн с да-конструкцией. Вариант с немоj(те) в сербском языке считается более мягким и вежливым.

Побуд11тель11у10 tmт em(ttю с1tягчен11ого директивного тuпа в сопос­ тавляемых я з ыках представляют следующие КСГ: просьба.молба.мол ба;

мольба /,нол ба, прекл111ьа1ье 1.молба: заклинание 1 заклин,а1ье, преклшьт ье 1 за­ кл111ю1111е, заклевапе. В сербском и болгарском языках каузатив молба имеет бо­ лее широкий семантический объем, чем в русском языке просьба, и включает различные степени интенсивности этого акта побуждения. Так, в официальной сфере прос ьба принимает вид заявления, прошения, что в сопоставляемых юж­ нославянских языках обозначается также.молба (в болгарском языке наряду с заявлениелt). Кроме того, в болгарском языке это понятие предполагает более интенсивную степень иллокутивного воздействия, обозначаемого в русском языке как.мольба, а в сербском преклшьтье.

Характеризующими прагматическими признаками смягченной разновид­ ности побудительного значения является то, что результат совершаемого ис­ полнителем действия направлен в пользу адресанта (просящего). План трансля­ ции категории побудительности использует средства всех уровней языка, спо­ собствующие снижению императивности в целях достижения коммуникативно­ го эффекта. При сопоставлении основные отличия наблюдаются в оформлении конвенциональной вежливой просьбы, реализуемой в косвенных Р А (КР А), рассмотрению которых посвящена отдельная глава.

Побуд11тель11ую 1111те111(1110 11ейтраль11ого директивиого типа пред­ ставляют КСГ, объединяющие акты побуждения, которые характеризуются взаимозависимостью их участников : прескрипция не основана на приоритете

–  –  –

При выражении побудительной интенции нейтрального типа основные отличия проявляются на морфологическом уровне. Так, в русском языке при выражении совета активно функционируют формы сослагательного наклоне­ ния, выявляющие ненастойчивый, ненавязчивый характер побуждения. Неред­ + ко эти формы используются в сочетании: хорошо бы 1 лу чи1е бы +мест. 11н­ ф111111т11в, собственно иллокутивный гл а,•ол в сослагательно,11 наклоне111111.

В сербском языке сослагательное наклонение также функционально активно, однако в болгарском предпочтение отдается использованию других граммати­ ческих форм в сочетании с лексика-семантическими маркерами или прагмати­ ческими факторами, адекватно передающими ситуацию.

Сравним аналогичные ситуации:

-Я бы советовал в(/)11 попробовать дыхатель11ую г1шнасптку йогов (Симонов). -На краjу бих В(/)11саветовао11 да про•ттате ове юы1ге (разг.); Бо;ье би било да 11 твоju с11нов1111сад11ду с тобом (lioc11h).-Дoбpe ще бьде да се прехвърл11и1 в някоя по-народна госп111лн11чка посъветва.ме Драгом11р (Гу­ ляи1к11).

В инструкцю1х, рецептах как разновидностях рекомендаций в русском языке довольно регулярно используется инфинитив, тогда как в сербском и болгарском языках предпочтительнее употребление форм императива или воз­ вратного пассива: Стручки зеле11ого сладкого перца об,~1ыть, обрезать верхуи1апол11ить подготовленным к11 вместе со стеблем 11 вычистить семе11а plava paradajza... dobro se ореrи, otfikari im se заранее фарше.м; отапjа Tri peteljka, ра se zajedпo s korom iseckaj11 па deblje rezance... ; Мал ко прасенце се почиства добре 11 се осолява отвътре и отвън. Поставя се легнало по корем в тава 11се1/(/)lfазва с.мае. Пече се в с11л11а фурна. В русском языке обобщенный характер, как правило, достигается использованием неопределенно-личных конструкций: Два фильтр-пакета по.мещают в стекля11ную 1tл11 эмалирован­ ную посуду, заливают 100.мл к11пятка. иакрывтот и 11астаивают 15 1н11нут (11нстр.). В болгарском языке, когда сложное действие выполняется по этапам, выстроенным в строгой последовательности, возможно использование индика­...

тивных форм презента: Спас11телят ляга по гърдu подава едната си ръка на удав1t11ка, с другата се хваща за 11якой предмет. Иногда в инструкциях по использованию домашних приборов, хотя и редко, встречается да­ конструкция с безличным пассивом, который звучит достаточно категорично:

да се прочете упътването 11 да се спазва... [см. Васева, подобно русско­ 1991 ], му инфинитиву.

Взаимодействие партнеров в ситуациях предложения и приглашения в сопоставляемых языках отражается грамматически использованием форм со­ вместного действия. В русском языке это формы 1-го л. мн. ч., включаемые в функциональную императивную парадигму и омонимичные формам индикати­ ва будущего времени, нередко употребляемые с частицами давай(те)(-ка). В южнославянских языках, как правило, в подобных ситуациях активно функ­ ционируют да-конструкции с соответствующими презентными формами 1-го л.

мн. ч. В болгарском языке эти формы являются аналитическими членами импе­ ративной парадигмы. -Давай погуляе111, -предложztл он (Токарева). -Да 11з11е­...

семо касу! Нека в11де шта ziмa Прерово -Да го накажем с по­ (lioc11h).

следно предупре.жден11е предло.ж11 той (Гуляи1к11). В сербском языке сущест­ вуют императивные синтетические формы совместного действия со своими формообразующими суффиксами, однако эти формы, как показывает анализи­ руемый корпус фактического материала, встречаются нечасто.

Таким образом, директивная КС является стержневым структурообра­ зующнм элементом коммуникативно-семантической категории побудительно­ сп1. Она объединяет КСГ, наиболее полно и регулярно выражающие специфику побудительной ситуации.

Ко.1шсс11в11ая КС (раздел второй составляющий компонент суб­ 2.2) плана прескрипции в структуре содержательного плана категории побудитель­ носп1. В отличие от директивной является адреса11тно11н11111111рующей и объе­ диняет КСГ, в которых адресант преследует цель обязать, склонить предпола­ гаемого исполнителя к своей точке зрения. Это акты побуждения, которые реа­ лизуются в таких КСГ, как: обещт111е обеhтье обеща1111е (разновидности в ! !

официальной сфере: гара11п111я, обязательство); уверенuе ! увере1ье ! уверява11е;

убе.жде1111е ! убе/;uвтье ! убе.ждава11е ; уювор ! 11аговаршье ! уговаря11е: клятва!

заклетва ! клетва; угроза ! пре1111ьа ! зака11а.

В сопоставляемых языках в терминологическом отношении номинация почти всех рассматриваемых РА тождественна, за исключением РА клятвы.

Семантический объем болгарского каузатива клетва больше: в болгарском языке термин клетва обозначает одновременно клятву! заклетву и прок.лятuе !

клетву. проклетuсване. Подобную ситуацию отчасти отражает и русский язык, в котором лексема клятва имеет устаревшее значение проклятия.

Исходя из специфики иллокутивной цели комиссивных РА, отметим, что в плане выражения их особенностью является использование, как правило, не императивных высказываний (что соответствует прямому директиву), а повест­ вовательных. Иллокутивная сила высказывания может быть повышена посред­ ством лексических интенсификаторов : 11епре.мен110, обязательно, всегда, 1111ко­ 1 обавез110, 1 непре,11енно, гда с11гур110, увек, нuкада обезател110, задъл.ж11тел110, в11наг11, 1111кога и др., а также (в случае божбы, клятвы) фразеологизированными выражениями, типа даю слово, чесптое слово :.11аjке мu. часна реч ; чест11а ду11а и др.

Часто иллокутивная цель в сопоставляемых языках эксnлицируется пер­ формативными глаголами, что также способствует более эффекп1вному воз­ действию на адресата. При божбе различия проявляются на уровне падежного управления глагола клясться. Если в русском языке глагол управляет твори­ тельным падежом : клясться че.м, то в сербском языке реализуется возмож­ ность управления и творительным, и винительным падежом : ку1111т11 се чи.ме и кун11т11 се у кога шта. В болгарском языке при глаголе кълна се реализуется / конструкция с предлогом в, передающая отношения, тождественные предлож­

–  –  –

достигается посредством КРА в ряде коммуникативных ситуаций, при учете того, •по сама коммуникативная ситуация, интонация, мимика, жесты, обста­ новка, социальное положение участников РА, их взаимоотношения могут дос­ таточно определенно указать, как нужно понимать высказывание.

2.4) Преве11т11в11ая КС (раздел выделяется по своей специфике, объеди­ няя предупреждающие, предостерегающие РА, которые реализуются в тех слу­ •1аях, когда адресант хочет помешать осуществлению нежелательного действия, предупредить адресата.

Как компонент плана содержания категории побудительности превентив­ ные высказывания представляют интерес не столько с точки зрения вышеука­

–  –  –

КСГ угрозы в сопоставляемых языках репрезентирует КС директивно­ комиссивного типа. Ядерной зоной является конструкция, реализующая модель + глагол

11.мперат11в категор11ческого типа, а (не) то в форме будущего вре.меобозначающий неблагоприятное действие для адресата. Адекватно модель воспроизводится в сербском и болгарском языках, предпочтительно с редукци­ ей союзного средства. Спецификой является невозможность использования перформатива в силу заведомо программируемой ситуации коммуникативной неудачи.

При анализе КСГ в сопоставляемых языках различия наблюдаются в пла­ не языкового выражения. Побудительная ситуация формируется универсаль­ ными прагматическими факторами (место, время, статус коммуникантов), что выявляет сходства при моделировании речевой ситуации с определенной ин­ тенцией. Однако именно прагмати•1еские факторы влияют на выбор способа

- репрезентации этой интенции прямой или косвенный, в чем может прояв­ ляться специфика сопоставляемых языков. В связи с этим в третьей главе ис­ следования рассматриваются особенности косвенной реализации интенции в побудительных Р А и соответствующих им КСГ высказываний.

Третья глава «Имплицитная реализация субплана прескрипции. Косвен­ ные речевые акты как структурный компонент плана содержания категории по­ будительности в русском, сербском и болгарском языках» посвящена сопоста­ вительному описанию способов косвенной реализации побудительной интен­ ции.

В разделе КР А характеризуются как объект лингвистического иссле­ 3.1 дования и обосновывается целесообразность описания специфики побудитель­ ных КР А в соответствии с их иллокутивной целью на материале исследуемых языков.

–  –  –

В рамках контекстуально-ситуативных побудительных КРА в форме во­ проса моrут комбинироваться имокутивные цели внутри имплицитно выра­ женной побудительной интенции, например угрозы и просьбы : Парень выта­ щ1tл 113 рукава куртки короткую дуб1111ку, гоготнул. - Мь1 тебя чуть-чуть noкaлel/ll.111,110 11е до C.lltepтu, лады? (Катер11н11чев). - Могу л11 неи1то да вас за­ J110л~1.м? - Наравно. - Помозите ми да вас не убиjем (Ковачевиh) - интенция просьбы вторична, поскольку враждебно настроенному адресанту логически не требуется разрешение адресата совершить неблагоприятное действие. К тому же в данном случае адресант не находится в зависимой позиции от адресата, как того требуют прагматические характеристики РА просьбы. А пе 11скаи1 л11 да ти сгрея врата с ед1111 Юlltpyк? (Аигелов) совмещаются предложение в форме конвенционального вопроса и угроза. Интенция предложения втори'1на, поскольку предполагает заведомое несогласие адресата, так как действие на­ правле1ю не в его пользу. Модальный глагол 11ска.., /хотеть в вопросительном предложении реализует подтекст ты не мо.жеи1ь этого хотеть, поэтоJ11у сде­ лай так, как я предп11сываю. Подобные РА многослойны и рассчитаны на вы­ сокую коммуникативную компетенцию адресата.

В разделе рассматриваются побудительные КРА в форме утвержде­ 3.3 ния, которые, в отличие от вопросительных, составляют, главным образом, пласт контекстуально-ситуативных КРА. Часто они представляют собой кон­ статацию фактов, которая, в зависимости от характера интенции, имеет опреде­ ленные особенности. Выявлены следующие типы констатируемой информации.

Экспликация адресантом своего неудовлетворительного физического • или психологического состояния с целью устранения его причины.

–  –  –

В значении вводных компонентов, реализующих нулевую фазу общения, могут выступать и иные лексико-грамматические средства, например глаголы

–  –  –

В разделе демонстрируется, что специфика побудительных КРА мо­ 3.5 жет быть выявлена и на уровне жанра. Высказывания, ограниченные жанровы­ ми рамками (например пословицы, басни, апотропеические тексты), изначально воспринимаются как имплицитно содержащие более широкую информацию, чем та, которая выражена эксплицитно. Сопоставительный анализ русских, сербских и болгарских паремиологических единиц (далее ПЕ) показал, что при адекватной передаче смысла паремии-аналоги обладают разным семантико­ прагмати•1еским потенциалом.

В третьей главе последовательно проводится мысль о том, что в сопос­ тавляемых языках имеют место разнообразные способы косвенного выражения побудительной интенции, которые регулярно воспроизводятся в процессе об­ щения. Этот факт обусловливает включение КРА в качестве полноправного компонента в структуру плана содержания категории побудительности, а кос­ венные побудительные высказывания в состав КСГ.

В четвертой главе «План трансляции коммуникативно-семантической категории побудительности и его реализация в русском, сербском и болгарском языках» в рамках функционально-семантического подхода к объекту исследо­ вания рассматривается моноцентри•1еское поле, организующее языковые сред­ ства выражения побудительного значения в сопоставляемых языках.

Ядро поля - императивная парадигма, сопоставительный анализ которой позволяет выявить следующие особенности :

• только сербский язык имеет специализированные первичные формы императива для \-гол. мн. ч. Они свойственны научному стилю сербского язы­ ка и широко распространены в специальной литературе;

только русский язык имеет вторичные с11нтетические формы импера­ • тива \-гол. ед. и мн. ч., созданные на основе форм настоящего и будущего вре­ мени индикатива. Аналитические формы \-го лица также носят вторичный ха­ рактер и образованы на базе уже вторичных синтетических форм императива \-гол. ед. ч. +частица давай(-ка), даii(-ка); 1-го л. мн. ч. +частица давай(те) (-ка);

только в болгарском языке аналитические да-конструкции и сочетания • форм индикатива настоящего времен11 с частицей 11ека для всех лиц включают в состав императивной парадигмы;

nри образовании вторичных аналитических форм в южнославянских • языках, в отли•ше от русского, не задействованы формы индикатива будущего времени.

Формы ~1мперап1ва 1-го л. м11. ч. регулярно используются при выраже­ нии побудительной интенции нейтрального типа в КСГ предписания (к совме­ стному действию), приглашения, предложения, которая в сербском и болгар­ ском языках более часто выражается при помощи да-конструкции : частицы да и глагола в форме 1-го л. мн. ч. наст. вр. В русском языке прямым соответстви­ ем является сочетание формы совместного действия глагола с частицей да­ вай(те).

Формы императива 2-го л. ед. мн. ч. универсальны в сопоставляемых языках, участвуют в создании эталонной модели побудительной ситуации и способны выражать побудительную интенцию разных типов в рамках дирек­ тивной, комиссивной, превентивной КС.

Отличия в функционировании форм 2-го л. императива в русском, серб­ ском и болгарском языках связаны с выбором форм СВ или НСВ в определен­ ной побудительной ситуации. В соответствии с русскими формами НСВ в юж­ нославянских языках в аналогичных ситуациях часто наблюдается использова­ ние форм СВ. Императив НСВ со значением «приступить к действию» в южно­ славянских языках не употребляется. Императив глаголов в фатической функ­ ции в южнославянских языках используется, как правило, в форме НСВ, тогда как в русском языке чаще в форме СВ, но возможен и НСВ. В целом в серб­ ском и болгарском языках явно выражена 1.::щенция к употреблению форм СВ.

Формы НСВ более жестко маркированы дистанцией коммуникантов и тоном общения (фамильярный, категоричный, грубый). В целом же глагольные виды в императиве употребляются в соответствии с их общим грамматическим значе­ нием.

Формы императива 1-го л. ед. ч. выражают общую идею автопрескрип­ ции, в условиях которой происходит нейтрализация различных типов побуди­ тельной интенции. Более последовательно в русском языке такое побудитель­ ное зна•1ение передается аналитическим способом : конструкциями даii(те) + + (-ка)/ давай(те)(-ка) формы 1-го л. ед. ч. буд. вр. ; буду(-ка) инфинитив.

Частица -ка способствует передаче дополнительного оттенка внезапно возник­ шего желания или решения что-либо сделать, возможно, после некоторых ко­ лебаний. В сербском, болгарском языках подобная ситуация реализуется по­ средством аналиТ11ческих да-конструкций с формами 1-го л. ед. ч. презента, а также сочетанием да-конструкции с частицами даj(те) (х)аjде(те) в серб­ / ском; дай(те) 1 давай(те) / хайде - в болгарском.

В отличие от южнославянских языков в русском языке ситуация автопре­ скрипции может выражаться синтетически формой глагола СВ 1-го л. ед. ч.

буд. вр. при учете соответствующих прагматических факторов и интонации.

Формы 3-го л. ед. и мн. ч. в сочетании с частицами (пусть/ нек(а). да/ нека, да) регулярно используются при выражении всех типов побудительной интенции, когда требуется косвенный перенос прескрипции на лицо, не участ­ вующее в коммуникативном акте побуждения (учитывается и его отсутствие).

В сербском языке частица да в сочетании с формами 3-го л. используется менее регулярно, чем с формами 1-го л. ед. ч. или с формами совместного дей­ ствия. В болгарском языке при выражении побуждения 3-му л. в оригиналы1ых болгарских текстах более часто наблюдаются конструкции с частицей да, не­ жели с нека : Да върви в комендатурата. та.u ще му rиатят (Апгелов)

- / Пускай идет в комендатуру, там уплатят. С прагматической точки зрения нека-высказывания в болгарском языке (независимо от лица адресата, на кото­ рое указывает глагольная форма) характеризуются мягкой степенью воздейст­ вия, поскольку в них заложено стремление адресанта найти поддержку адреса­ та, получить его согласие.

Отрицательные формы императива по-разному функционируют в со­ поставляемых языках, что связано с употреблением глагольного вида. СВ в им­ перативе с отрицанием возможен в русском и сербском языках, в частности в превентивных высказываниях.

В русском языке отрицательный императив СВ имеет более широкую сферу функционирования, если учитывать семантиче­ 1 предостережения:

ские оттенки предупреждения напоминание о том, чтобы не дошло до осуществления спонтанного действия психического характера; указа­ ние, обращение внимания на то, чтобы не осуществилось действие физического характера, которое адресат может проконтролировать, если обратит внимание на неблагоприятные обстоятельства (не озябни. не упади). Именно эта семанти­ ческая сфера исключается для функционирования отрицательного императива СВ в сербском языке. Употребление •не назеби, •не падни невозможно. В бол­ гарском языке исключено обозначение предупреждения предостережения / синтетическими отрицательными императивными формами, поскольку сущест­ вует полный запрет на совмещение значений СВ и императива с отрицанием.

Отсутствие такой возможности компенсируется использованием форм СВ в да­ конструкциях.

–  –  –

предупреждения/ предостережения.

Пер11фер11я поля представлена средствами, которые характеризуются «разряженностью» (Бондарко, специфических признаков категории побу­ 1976) дительности, невысокой функциональной нагрузкой, меньшей степенью спе­ циализац1111, меньшей регулярностью 11 меньшей употребительностью. Ближ­ нюю перифершо составляют морфологические аналогн императива.

Морфолог11ческ11ii уровень языка предоставляет инфинитив (кроме болгарского языка), формы изъявительного и сослагательного наклонений, час­ тицы и междометия в качестве как самостоятельных, так и вспомогательных средств выражения побудительного значения.

Фор.ны 11зъяв11тель11ого 11акло11е11ия. В южнославянск11х языках регу­ лярно и последовательно передают побудительное значение да-конструкции, глагол в которых темпорально ограничен. Наиболее часто в сербском и болгар­ + ском языках используется форма презента. Именно конструкция да личная форма презента функционирует параллельно с синтетическими формами им­ ператива. Возможно использование форм прошедшего времени (в русском язы­ ке), перфекта (в сербском и болгарском языках); плюсквамперфекта (в болгар­ ском языке).

Формы иастоящего вpe.,11e11tt без частиц также могут быть использованы в побудительных высказываниях. Тогда побудительное значение распознается, как правило, посредством интонации и компонентов коммуникативной ситуа­ ции. В сербском языке отме•1ено инклюзивное употребление форм наст. вр. СВ в ситуациях, когда в русском языке используются вторичные синтетические

–  –  –

собны передавать те же семантические оттенки. В сербском языке следует от­ метить частицу па, в болгарском языке частицы ха, бе. Болгарская частица бе служит в первую очередь для обращения к мужчинам, но может способствовать и выражению побуждения с оттенком настойчивости, нетерпения, что в боль­ шей степени отвечает употреблению русской частицы же : Чакай бе, другарю Данов, т11 като че за свата бързаUt! (Гуляи1к11) Да подо.жди товарuщ /- J1ce, Да~1ов! Ты что, на свадьбу торопищься?

Для усиления иллокутивного эффекта, наряду с частицами 11у, да, же, в русском языке используется частица у.ж. Наиболее распространенным толкова­ нием ее значения является указание на смягчение просьбы за счет того, что час­ тица у:ж: в побуд11тельных высказыва~шях указывает на признание говорящим авторитета адресата илн на зав11симость от адресата. Частица не находит регу­ лярных соответствий, и пр11 переводе используются те средства языка, которые наиболее то•шо отражают исходную ситуацию: Так р1с ты бы nоJкалел Аtать-то, а? Горькuй) а т11 би вfuьда могао да 110Jкали111.чаjку, а? -Да, ( / ".

уJк ты 11е забудь, помя1111 ме11я, сы11а звездочета, просuл во сне Пuлат (Булга­ ков) 1 - Да, л1оля те, ие забравяй да споме11ещ и,нене, сuна 11а звездоброеца молеи1е го в съня Пилат.

cu Семантически частицы в достаточной степени размыты. Некоторые из них омонимичны междометиям или имеют спорный морфологический статус, о чем свидетельствует их лексикографическое описание в словарях. Полифункциональность частиц, диффузность их семантики, совмещение синонимии и индивидуальной специфики объясняют зависимость их значения от прагмати­ ческого контекста и способность объединяться в коммуникативные комплексы, которые легко возникают, легко видоизменяются, распадаются [см. Русская грамматика, Николаева, Регулярным межьязыковым эквивалентом 1980; 1985].

для сербского и болгарского языков выступает комплекс хаjде де 1 хайде де в значении побуждения к активному действию или в значении согласия, под­ держки говорящего: Хаjде-де. jуначи се! Изтръскай го (костюм),

- (1ion11h). зам11нава~1 за София... Хайде де! (Ангелов). Наблюдается сочетание усилитель­ ных частиц или междометий с собственно побудительными частицами, напри­ мер я ст11га, бе стига, хайде холаи - в болгарском языке; хайде море - в серб­ ском: Хаjде.море. у/;11 слободно!

Hehe те нико yjecmu (Лазарев11h). -Я стига!

Ангелов). - Бе стига с тия мъже! (Гуляшк11). - Хайде хола11! - махна с ръка Пантелей (Гуля111к11). Могут объединяться собственно усилительные частицы 1 междометия, подобно русским а ну (-ка), ну 11.

Так, в болгарском языке регу­ лярно наблюдаются комплексы с частицей бе, подчеркивающим обращение на­ стоятельного характера :

- Я бе, Йсайчо, стони да прав11и1 друж11нка, страх я е жената (Гуляшки).

В целом в родС"J:венных языках практически не наблюдается эквивален­ тов, функциональные аналоги отличаются частотностью и ситуативной регу­ лярностью употребления, степенью грамматикализации, обладают различной способностью входить в сложные коммуникативные комплексы. Одна и та же частица междометие проявляет способность передавать одновременно не­ / сколько коммуникативных значений. Не случайно эти единицы языка наделя­ ютсЯ статусом коммуникативных частей речи [см. Златев, 2004; Бакърджиева, 1998].

Лекс11ко-грамматические языковые средства, выражающие побужде­ ние, это перформативные глаголы, четко определяющие иллокутивную функ­ цию высказывания и обеспечивающие адекватное однозначное его восприятие адресатом. Однако они не являются грамматически специализированным сред­ ством для выражения только побудительного значения, поэтому, в отличие от императива, перформативные глаголы это дополнительное средство языково­ го выражения побудительности.

В сопоставляемых языках иллокутивный объем перформативных глаго­ лов не всегда совпадает. Так, сербск. нареl;11ват11 менее дифференцировано по ср.авнению с русским и болгарским глаголами и объединяет семы приказа и распоряжения; болгарский и сербский глаголы молити /моля (се) являются ме­ нее дифференцированными по отношению к русскому мол11ть, объединяя семы и просьбы, и мольбы; возвратные глаголы молиться 1 мол11т11 се в русском и сербском языке семантически более узки по сравнению с болгарским, так как специализированы, как правило, для РА-обращения к высшим силам; смешан­ ный иллокутивный характер требования наиболее дифференцирован в южно­ славянских языках. В ситуации категорического побуждения могут использо­ ваться более нейтральные лексемы с компонентом «желаю»: тражит11 ис­ кам букв.

просить, хотеть, и более категоричные с компонентом Должен» :

захтеоати шисква.11, тогда как в русском языке адекватно функционирует в / ситуациях разного типа глагол требовать.

В грамматическом отношени11 наблюдаются некоторые различия в па­ дежной валентности сопоставляемых перформативных глаголов: сербский и болгарский глаголы саветуjем съоетоа.11, в отличие от русского, управляют / винительным падежом (в сербском возможно сочетание и с дат. пад.); сербские глаголы опомшье.11 те (вас), подсеl~а11 те (вас) сочетаются с местоимениями в / винительном падеже, в отли1ие от русского болгарского глаголов 11апо,1m11аю тебе (вам) 11апо,1mя,11 ти (ви), реализующих валентность с дательным паде­ / жом. Однако, как правило, перформативные глаголы функционируют без реа­ лизации их формально-объектной валентности.

В южнославянских языках при перформативных глаголах для указания на адресата используются краткие формы личных местоимений, в русском имеют­ ся только полные формы.

В русском языке, в отличие от сербского и болгарского, в качестве функ­ ционального эквивалента перформатива у ряда глаголов используется форма будущего простого времени (перфективного презента) глагола просить в РА: Я вас попрошу в значении Я вас прошу. В южнославянских языках глагол СВ в форме презента не может иметь значение действия, осуществляемого в момент речи.

Лексический уровень имеет следующие возможности выражения побу­ дительного значения в сопоставляемых языках:

–  –  –

В сербском и болгарском языках присутствие место~tменного подле­ • жащего несет большую смысловую нагрузку по сравнению с русским, посколь­ ку его отсутствие при личной форме глагола-сказуемого является нормой.

Обращение в побудительных высказываниях в сопоставляемых языках • выполняет апеллятивную, фати•rескую, социально-регламентирующую, эмо­ ционально-экспрессивную функции. В русском языке, в отличие от сербского и болгарского, социально-регламентирующую функцию обращения в побуди­ тельных высказываниях регулярно выполняют нейтральные слова, заменяющие кодифицированные обращения (.женщина, девуutка, му.жчина, люлодой чело­ век). Отличительную особенность русской речевой культуры представляет и Типично русская» форма обращения по имени и отчеству. В южнославянских языках при обращении используются формы вокатива, которые утрачены рус­ ским языком. Отсутствие звательной формы русский язык может компенсиро­ вать с помощью усе•rения окончания, удвоения (Петь, Свет; Тань, а Тань!).

В сопоставляемых языках побудительный повтор, представленный во • всех КС, выступает как средство выражения эмоционально-волевой и эмоцио­ нально-оценочной реакции участника коммуникативной ситуации на событие.

Выделяются собственно побудительный и оценочный повторы. В дистрибутив­ ном отношении наблюдаются повторы в синтакси•rеском еДttнстве, в реплике одного говорящего; в диалогическом единстве при с~ене говорящих; одновре­ менно и в синтаксическом, и в диалогическом единствах. По структуре повторы могут быть полными и частичными. В сопоставительном плане отличия не вы­ явлены, поскольку использование повторов во многом обусловлено прагмати­ ческими факторами, носящими универсальный характер.

Неполные двусоставные и односоставные предложения как функцио­ • нальные аналоги императива наблюдаются во всех сопоставляемых языках, оформляя побудительную ситуацию в условиях дефицита времени. Главным образом, это выражение директивной интенции категорического типа, в первую очередь команды. Коммуникативный эффе.~т достигается путем обозначения и актуализации одного из компонентов побудительной ситуации.

• Сложные пред;южения с побудительной семантикой в сопоставляемых языках могут быть однофункциональными и разнофункциональными. Выявле­ + ны следующие модели сложных предложений: 1wперат11в 11.мператив:

–  –  –

вянских конструкций по отношению к русским. Южнославянские сложные предложения с союзным средством да при сопоставлении с русским языком в большей степени проявляют континуальные свойства и по характеру выражае­ мого побуждения более близки однофункцнональным побудительным выска­ зываниям.

• В сопоставляемых языках побудительная интенция, как правило, не­ прямого характера, выражается посредством вопросительных и утвердительных предложений. Для этих целей используются и общие, и специальные вопросы.

В русском языке общие вопросы не носят конвенциональный характер и при­ обретают значение побуждения только в контексте. В сербском языке в качест­ ве конвенциональных вежливых вопросов-просьб регулярно употребляются общие вопросы с глаголом в будущем 1 времени. В болгарском языке подобные вопросы со вспомогательным компонентом ще для образования формы буду­ щего времени также квалифицируются как вопросы-просьбы, но, в отличие от сербского языка, они проявляют меньшую степень вежливости и деликатности.

Специальные вопросы и утверждения, в частности констатации, информирую­ щие адресата, как правило, о намерении говорящего совершить то или иное действие или о факте, процессе его совершения, универсально используются в качестве побудительных КРА в сопоставляемых языках.

В заключен~ш представлены выводы в соответствии с задачами исследо ­ вания и положениями, выносимыми на защиту.

–  –  –



Похожие работы:

«ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ Л" 1 1989 МАТВЕЕВ А. К. СУБСТРАТНАЯ МИКРОТОПОНИМИЯ КАК ОБЪЕКТ КОМПЛЕКСНОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Дискуссия о происхождении субстратной топонимии (СТ) Русского С е в е р а, к о т о р а я р...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филологический факультет Кафедра английской филологии и перевода КЛЕМЯТО Анастасия Дмитриевна ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СЕМАНТИКА ОЦЕНОЧНЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ МИКРОБЛОГА TWITTER Магистерская диссертация Научный руководитель: д. ф. н., проф Третьякова Т.П. Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Г...»

«Цымбурский В. Л. Дарданская загадка * Устоявшееся в научной литературе членение палеобалканского языкового ареала (до греческой и латинской ассимиляции его народов) на три больших этнолингвистических массива –– фракийский, иллирийский и македонский –– не исчерпывае...»

«Л И Д Е Р Ы Н А Ц И Й Л И Д Е Р Ы Н А Ц И Й УДК 82-94 ББК 84(2Рос-Рус)6-4 В 42 Фотография на обложке: © Juan Naharro Gimenez / WireImage / Getty Images / Fotobank.ru Видова, Ольга.В 42 Нурсултан Назарбаев / Ольга Видова. — Москва : Эксмо, 20...»

«Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Филологические науки. Том 2 (68). № 4. 2017 г. С. 26–32. УДК 070.482 (470 + 292.471) “1905-1907; 1917” ТЕМАТИКА МАТЕРИАЛОВ...»

«Вестник ПСТГУ III: Филология 2011. Вып. 3 (25). С. 37–54 ДИАЛЕКТ СЕЛА СТАРОШВЕДСКОЕ: МАТЕРИАЛЫ К ОПИСАНИЮ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ И МЕСТОИМЕНИЙ А. Е. МАНЬКОВ В статье впервые вводится в научный оборот фактический материал по прилагательным и местоимениям в современном диалекте села Старошведское, единст...»

«Прощай такси. Откровения таксиста 10.01.2012 11:08 Вот и закончилась еще одна веха моей жизни. С осени 2008 года по декабрь ушедшего я подрабатывал тем, что в свободное время занимался частным извозом, или, проще, "таксовал". Это была подработка к основному доходу. Зачем и почему именно таксование...»

«УДК 81’373.7:811.111 ГЕНДЕРНЫЙ КОМПОНЕНТ В СЕМАНТИКЕ АНГЛИЙСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ Н. А. Павленко Донецкий национальный университет, ул. Университетская, 22, Донецк, 83001, Украина Е-mail: englishphil.dep@donnu.edu Статья посвящена исследованию гендерного компонента в семантике английских фразеологических единиц. О...»

«Наш замечательный ученый Ефим Израилевич Пассов отмечает свой 85-летний юбилей. Факультет иностранных языков Национального исследовательского государственного университета им. Н. П. Огарева, кафедра немецкой фи...»

«ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ №6 1998 © 1998 г. Л.Э. КАЛНЫНЬ ВКЛЮЧЕНИЕ ДИАЛЕКТИЗМОВ В ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ КОНТАКТА МЕЖДУ ДИАЛЕКТНОЙ И ЛИТЕРАТУРНОЙ ФОРМАМИ РУССКОГО ЯЗЫКА В применении к русской языковой ситуации контакт между литературным языком и территориальными диалектами и его последствия рассматр...»

«И. С. Болдонова, А. А. Надагурова. Художественная литература как форма эстетического восприятия (на примере русской литературы ХХ века) УДК 101 (571.5) ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА КАК ФОРМА ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПРИЯТИЯ (НА ПРИМЕРЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ХХ ВЕКА) © Болдонова Ирина Сергеевна доктор философских наук, доцент, Бурятский гос...»

«Шевцова Наталья Николаевна ЭТИМОЛОГИЧЕСКАЯ И СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПОЛЯ АНГЛИЙСКИХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ (НА ОСНОВЕ АНАЛИЗА СЛОВАРЯ C.T. ONIONS. THE OXFORD DICTIONARY OF ENGLISH ETYMOLOGY – 1966) Специальность 10.02.04 – германские языки АВТОР...»

«Причастие Причастие – это неличная форма глагола, сочетающая свойства глагола, прилагательного и наречия. В русском языке соответствует причастию и деепричастию (в английском языке нет отд...»

«Юрий Люкшин О лексикографических единицах в двуязычном учебном словаре Studia Rossica Posnaniensia 26, 113-118 STUDIA ROSSICA POSNANIENSIA, vol. XXVI: 1995, pp. 113-118. ISBN 83-232-0605-8. ISSN 0081 -6884. Adam Mickiewicz University Press, Pozna ЯЗЫКОЗНАНИЕ О Л ЕК С И К О Г РА Ф И Ч...»

«ГОУ ВПО "Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева Факультет иностранных языков УМК по "Теоретической фонетике английского языка" для студентов III курса заочного отделения специально...»

«Вот это помощь! — Практические примеры применения репатриантами с Сахалина услуг в рамках страхования по уходу — По-видимому, среди репатриантов немало таких, кто о системе страхования по уходу знает мало, в чём заключаются ее услуги, представления не имеет и поэтому, имея...»

«Примерная программа вступительных испытаний по русскому языку для поступающих на базе основного общего образования (9 классов) Русский язык Фонетика и графика Звуки гласные ударные и безударные; ударение в слове. Звуки согласные твердые и мягкие; звуки согласные звонкие и глухие. Звуки и буквы. Алфав...»

«1 11. Информационные системы. Основные назначения. Структура информацинных систем. Классификация информационных систем.12. Классификация и обзор языков программирования. Понятие "язык программирования". Классификация языков программирования. Ко...»

«ЧЕРНИКОВА ЕЛЕНА ДМИТРИЕВНА ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕТАПОЭТИКИ ПЕРЕВОДА И.А. КАШКИНА 10.02.19 – Теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор К.Э. Шта...»

«НУРМУХАМЕТОВА РАУШАНИЯ САГДАТЗЯНОВНА ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЛЕКСИКИ ТАТАРСКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА (по татарско-русским словарям) 10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (татарский язык) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой...»

«© УДК 811.11'25 Н.И.БИЛАН Днепропетровский национальный университет железнодорожного транспорта имени акад. В. Лазаряна ПЕРЕВОД НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК ФРЕКВЕНТАЛИЙ РУССКОГО И УКРАИНСКОГО ЯЗЫКОВ Розглядаються засоби передачі при прекладі англійською мовою основного семантикосинтакс...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2013. №3 (23) Поплавская И.А. Типы взаимодействия поэзии и прозы в русской литературе первой трети XIX века. – Томск: Издво Том. ун-та, 2010. – 387 с. В монографии представлена парадигма значений...»

«Андрей А. Богатырёв Тверской государственный университет Кафедра общего и классического языкознания пр. Чайковского, д. 70, каб. 36, Тверь, Россия E-mail: AndrewBogatyrev172@hotmail.c...»

«ДМИТРОВСКАЯ Мария Алексеевна ЯЗЫК И М И Р О С О З Е Р Ц А Н И Е А. ПЛАТОНОВА Специальность 10.02.01. — "Русский язык" Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Москва—1999 Р а б о т а в ы п о л н е н а на к а ф е д р е о б щ е г о и р у с с к о г о я з ы к о з н...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.