WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова Филологическое исследование памятника Глава 1. Описание и текстологическое сравнение рукописей Псалтыри А. Фирсова Глава 2. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Большинство лексических полонизмов, рассматриваемых в этой части исследования, также носит окказиональный характер, то есть анализируемые слова встретились в нашем памятнике преимущественно по 1—2 раза и последовательно находят поддержку в польск. текстах Псалтыри. Такие слова мы считаем окказиональными лексическими полонизмами101, специально рассматривать не будем и дадим их списком (54 слова): 9 (ani), bawochwalcy), (wieloryb), (wielmona), (wzruszy si), (—), (wzburzy, burzy, oburzy si), (abych), (dobrowolnie), (dobrowolny), j (dziedziczny), (zakurzy si), «свидетельство» (znak), «обозначать» (znaczy), (mony), (mu), (nagotowa), (nadto), (niewinnie), (nieznaczne), (obdarzy), (obcieni), (—), zdobi), j (okopciay),, (omylny), odwila), j (odpowiada), jj (odpowiedzie), j (odpowied), (pagorczysty), (poddawa si), (poddany), (podda), (podda si), (poprawa), (porzdek), (posuga), j (pochlebca), jI (przedniejszy), (przygrodek), (— ), rozkosz), (rozruch), (sarancza), (sposb), Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) (spustoszy), (stowarzyszy si), (testament), (tuci), (cudzooy), (szalony), zaszkodzi), (cymba).

Помимо окказиональных лексических полонизмов в нашем памятнике встречаются также окказиональные с е м а н т и ч е с к и е полонизмы, поддерживаемые во всех примерах (13) польск. текстами: «свободный»

(wolny); () «относиться к кому-л., чему-л.» (ciga si); содержать» (zamyka); «заключаться, относиться» (nalee);

«сосчитать» (obliczy); «совершить» (odprawi);



«ручка» (piro); «поднять» (podnie); «поднимать»

(podnosi); «совершить что-л.» (postpowa); «происходить» (pochodzi); «будущий» (przyszy); «отправляться»

(uda si).

4.3. На некоторых лексических полонизмах, не включенных в списки, мы остановимся подробнее, так как высокая частотность их употребления, а порой и предпочтение синонимичным словам цсл. текста Псалтыри не позволяют трактовать эти слова как окказионализмы.

Частица «даже» засвидетельствована в ПсФ 16 раз и находит во всех случаях соответствие в польск. a102. В ДРС (I, 23) эта частица в значении «даже» впервые отмечается в переведенной с польск. языка в 1670 г. Козмографии.

Десять раз засвидетельствована в ПсФ отрицательная частица «ни»

(в написании 6), которой во всех примерах соответствует польск. частица ani. В материалах КДРС частица не встречается. Замечательно, что цсл.

отрицательная частица также встретилась в ПсФ 10 раз. Полонизм является, таким образом, равноправным вариантом цсл. частицы, а употребление ее А. Фирсовым можно объяснить невыраженностью в ее внешнем облике заимствованного характера. Высокую частотность частиц и можно также объяснить их синтаксической функцией служебных слов и вызванной этим некоторой небрежностью в их переводе.

В ПсФ 5 раз засвидетельствовано в соответствии с польск. granica существительное «рубеж». С. Кохман убедительно показал, что слово «рубеж, предел» возникло на западнославянской почве, откуда постепенно проникало в восточнославянские языки: в памятниках западнорус.

происхождения оно встречается с XIV в., в великорус. текстах впервые фиксируется в псковских грамотах XV в., а с конца XV в. — в памятниках дипломатических сношений с Польско-Литовским государством (см.: КОХМАН 1975, 62—68). Слово, таким образом, является полонизмом, проникшим в рус. язык через посредство западнорус. языка. Употребление А. Фирсовым существительного кажется нам неслучайным, так как

3. Лингвистическое исследование памятника 131 переводчик регулярно заменяет им слово «рубеж» в словосочетании цсл. текста Псалтыри (2:8, 58:14, 64:6, 64:9). Существительное встретилось 26 раз, из них 20 раз в значении «окончание, завершение чего-л.» и лишь 6 раз в значении «рубеж». Поэтому вполне возможно, что А. Фирсов стремился употреблять полонизм «рубеж» как термин — с целью избежать многозначности слова, осуществляя это, впрочем, непоследовательно.





Глагол j, отмеченный в ПсФ 14 раз, калькирует польск. глагол dowiadczy «испытать, почувствовать». В материалах КДРС это слово не встречается. Возможно, А. Фирсов затруднялся в подборе точного соответствия этому польск. глаголу и нашел выход в его калькировании.

Полагаем, что такая высокая частотность глагола j стала возможной благодаря генетической связи с однокоренным глаголом j. Поэтому глагол j, на наш взгляд, входит в один стилистический ряд с производящим его глаголом, известным древнейшим цсл. памятникам письменности, и является поэтому ф у н к ц и о н а л ь н ы м ц е р к о в н о с л а в я н и з м о м.

Существительное «польза», засвидетельствованное 10 раз (из них 9 раз — в аргументах), было заимствовано великорус. деловым языком (видимо, через посредство западнорус. делового языка)103 и в деловых документах XVII в., по материалам КДРС, это слово употреблялось очень часто.

Слово было известно и светским произведениям XVII—XVIII вв.;

к числу полонизмов его относит С. Кохман (см.: КОХМАН 1967, 79—80). В нашем памятнике это слово последовательно поддерживается польск. poytek и является более частотным, чем слово, отмеченное всего 4 раза (из них 3 раза — в Предисловии). Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что А. Фирсов не стремился последовательно употреблять полонизм, а лишь переводил польск. слово уже освоенным великорус. письменностью словом.

К числу полонизмов следует, вероятно, также отнести присоединительный союз, встретившийся в ПсФ 19 раз (только в аргументах) и всегда соответствующий польск. przytym. В материалах КДРС это слово впервые встречается у А. Курбского, не засвидетельствовано в текстах XVII в., но часто отмечается в произведениях различных жанров в XVIII в. Широкое употребление слова в ПсФ могло быть вызвано тем, что его внешний облик ничем не выдавал заимствованного характера.

Особо отметим также 7 слов с начальным -, передающим на письме польск. (или лат.) h-: (1), (2, ркп. А) — heretyk, I (1) — Hermonski, (2) — Heronym, I (1) — historia; в том числе два гиперкорректных образования: I (1, ркп. А) и Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) (1, ркп. А). Употребление этих форм преимущественно в ркп. А, а также в Предисловии может свидетельствовать о характере произношения автора — А. Фирсова, обусловленное, возможно, активным владением польск. (или лат.) языком.

4.4. Анализ лексических и семантических полонизмов в «простом» языке ПсФ позволяет сделать следующие выводы.

1. Несмотря на то, что в лексическом составе нашего памятника засвидетельствовано немногим более 100 полонизмов (то есть около 3 % лексического состава ПсФ), подавляющее большинство их отмечено единичными примерами, то есть относится к числу окказиональных явлений. Поскольку для большей части полонизмов характерны сходные с рус. морфемы (корневые и аффиксальные), многие из них порой даже незаметны в тексте и могли восприниматься А. Фирсовым и его современниками как «свои», а не «чужие»

слова. Иначе говоря, этих слов не было в лексическом составе цсл. и великорус. языков, но они вполне могли бы в них быть (некоторые из них, впрочем, к концу XVII в. были уже освоены деловым языком). Это такие слова, как:

,, j,, I,, j,,, и др. Сходством морфем контактирующих языков мы и объясняем факт использования этих слов А. Фирсовым. Характерно, что явно чуждые великорус. языку слова встречаются в ПсФ редко и представлены, как правило, единичными употреблениями:,,,,, -, и др.

2. Лишь незначительное количество полонизмов является принадлежностью я з ы к о в о й с и с т е м ы нашего памятника, то есть используется А. Фирсовым регулярно и, по-видимому, вполне сознательно (об этом свидетельствуют более или менее регулярные замены ими синонимичных слов цсл.

текста Псалтыри). Решающим фактором в употреблении А. Фирсовым некоторых из этих слов также, возможно, мог быть фактор невыраженности в их внешнем облике признака заимствованности (,, jI), или фактор генетического родства со стилистически «высокими» словами (j). Частое употребление А. Фирсовым некоторых других слов может быть объяснено давностью их заимствования из польск. языка (через посредство западнорус.) и освоенностью в великорус.

письменном (преимущественно — деловом) языке второй половины XVII в.

(, ).

3. Поскольку, как уже отмечалось, у нас нет оснований считать А. Фирсова выходцем из Юго-Западной Руси, те отмеченные в ПсФ полонизмы, которые получили в Московской Руси распространение через посредство западнорус. языка, мы относим не к западнорусизмам в языке нашего памятЛингвистическое исследование памятника 133 ника, а к полонизмам — тем более что в подавляющем большинстве случаев они находят соответствия в польск. текстах Псалтыри. Исключением является западнорус. по происхождению слово, засвидетельствованное в ПсФ два раза. То обстоятельство, однако, что это слово получило распространение на великорус. почве первоначально в языке дипломатической переписки, а также факт его самостоятельного употребления А. Фирсовым требует более тщательного рассмотрения вопроса о лексических элементах д е л о в о г о я з ы к а в ПсФ — тем более что значительная часть засвидетельствованных полонизмов часто встречается в текстах делового характера.

Вопрос этот непосредственно связан с вопросом о лексических полонизмах в ПсФ и вызывает затруднения вполне объективного характера: следует ли относить к лексическим элементам делового языка в ПсФ слова, засвидетельствованные в XVI—XVII вв. преимущественно (а порой и исключительно) в текстах делового характера (по материалам КДРС), если они находят соответствия в переводимых А. Фирсовым польск. текстах Псалтыри? На наш взгляд, безусловный положительный ответ на этот вопрос был бы возможен в том случае, если бы мы были абсолютно уверены в принадлежности А. Фирсова к числу переводчиков Посольского приказа. Поскольку документальными материалами это не подтверждается, мы можем лишь предположительно считать его служащим Посольского приказа и искать подтверждения этому в языковых особенностях переведенной им Псалтыри. Анализ морфологического и особенно синтаксического строя ПсФ мог бы в значительной степени пролить свет на этот вопрос, так как для приказного языка были характерны устойчивые способы выражения, своеобразный набор морфологических форм и синтаксических оборотов (эти элементы приказного языка, как известно, получили отражение в произведении Г. Котошихина «О России…»). Однако анализ морфологии и синтаксиса исследуемого памятника показал, что ни одна из норм приказного языка, если она не восходит к польск. языку, отражения в языке нашего памятника не получила. Так, не засвидетельствованы в ПсФ такие грамматические элементы приказного языка, как условные конструкции с, союзы, и др., флексия Р. ед. ч. существительных муж. рода -, флексия Им. мн. ч. прилагательных

-/- и др., но зато отмечены конструкции « + Р. пад.» со значением объекта-адресата, « + Т. пад.» причины и некоторые другие. Конечно, трудно предполагать, что А. Фирсов будет использовать при переводе текста Св. Писания характерные для приказного языка конструкции — устойчивые формулы, применяемые при составлении деловых документов. Однако такие «формальные» языковые элементы делового языка, как союзы, отдельные морфемы и формы слов, думается, все же получили бы отражение в языке исследуемого памятника, если бы его переводчик п р о ф е с с и о Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) н а л ь н о был знаком с деловым языком. Именно в силу приведенных доводов, вытекающих из анализа г р а м м а т и ч е с к о й системы «простого» языка А. Фирсова, мы рассматриваем слова польск. происхождения, известные великорус. деловому языку XVII в., как полонизмы, а не как элементы приказного языка.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ морфологии, синтаксиса и лексики ПсФ, целью которого было определение характерных особенностей «простого словенского» языка А. Фирсова, позволяет с уверенностью сказать, что это книжный, литературный язык. Это проявилось прежде всего в неукоснительном соблюдении переводчиком определенных грамматических норм цсл. языка, которые можно квалифицировать как релевантные для А. Фирсова «признаки книжности». То обстоятельство, что ни одна морфологическая черта не представлена в ПсФ исключительно в великорус. оформлении, позволяет полагать, что морфологический строй «простого» языка не определялся в языковом сознании А. Фирсова негативно по отношению к цсл. языку, а характеризовался определенным набором признаков, позволявших переводчику квалифицировать свой «простой» язык как «словенский». В то же время отношение А. Фирсова к архаичному цсл. синтаксису можно определить как негативное, так как он существенно трансформировал синтаксический строй Псалтыри с целью сделать ее язык доступнее «в разуме». Однако о п р е д е л я ю щ е й для языка ПсФ является, на наш взгляд, установка переводчика по отношению к польск.

языку. Эта установка заключалась в том, что польск. язык был для А. Фирсова своеобразным эталоном, «подсказывавшим» ему ту или иную форму, слово или синтаксическую конструкцию, позволявшую упростить язык Псалтыри. Именно благодаря «поддерживающей» роли польск. языка нормативными для «простого» языка А. Фирсова стали многие свойственные живой великорус. речи элементы. На уровне лексики А. Фирсов осуществлял замены не за счет просторечных слов или слов, маркированных как специфические русизмы, а преимущественно за счет слов нейтрального лексического фонда, многие из которых «подсказывались» переводчику польск. текстами.

Таким образом, «простой» язык А. Фирсова можно считать для конца XVII в. отчасти явлением т р а д и ц и о н н ы м, так как многие черты «простого» языка ПсФ были характерны для светско-литературных произведений на «упрощенном» цсл. языке. Оригинальность А. Фирсова заключается лишь в том, что на этот язык был переведен текст Св. Писания (более того — богослужебный текст). Руководствуясь целью сделать язык Псалтыри доступным для понимания, А. Фирсов отказывался от с п е ц и ф и ч е с к и х элеменПсалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) тов цсл., рус. и польск. языков и брал в качестве нормы те элементы, которые совпадали в двух из этих языков (чаще — в польск. и рус., реже — в польск.

и цсл. или цсл. и рус.). Такой характер ориентации переводчика на польск. язык и ее результаты позволяют говорить об у н и к а л ь н о с т и «простого» языка ПсФ, которая заключается в том, что н о р м а т и в н ы м и для него становятся некоторые формы и конструкции, свойственные живой великорус. речи.

П о д д е р ж и в а ю щ и й в е л и к о р у с. ч е р т ы (значительно реже — архаичные цсл.) способ корреляции «простого» языка А. Фирсова с польск.

языком является тем принципиальным признаком, который различает «простой» язык А. Фирсова и югозападнорус. «просту мову». Характеризуя особенности «книжной малорусской речи» (то есть «простой мовы»), П. Житецкий отмечает: «Замечая в народной речи формы, сходные с польскими, малорусские писатели сгущали иногда польские краски без всякой надобности»

(ЖИТЕЦКИЙ 1889, 50). Для «простой мовы», таким образом, полонизация была одним из способов о к н и ж н е н и я языка, в то время как А. Фирсов, замечая в польск. языке формы, сходные с живой великорус. речью, «сгущал» иногда великорус. «краски» в своем «простом» языке, то есть для него ориентация на польск. язык была одним из способов у п р о щ е н и я языка (см.: ЦЕЛУНОВА 1985). Отличает оба «простых» языка (западнорус. и великорус.) также то, что «проста мова» создается на основе канцелярского языка Юго-Западной Руси, в то время как великорус. книжник А. Фирсов создает свой «простой» язык на основе цсл. языка, оставляя в нем те специфические «признаки книжности», которые противопоставляли в языковом сознании того времени книжный и некнижный языки, и отдавая предпочтение нейтрально-книжным элементам. «Простой» язык А. Фирсова является поэтому оригинальным великорус. явлением, не отмеченным собственно языковым влиянием со стороны «простой мовы»104.

ПРИМЕЧАНИЯ

Первые известные нам попытки перевода книг Св. Писания на рус. язык относятся к концу XVII в. и связаны с деятельностью протестантов. Так, в 1686 г. некий Генрих Келлерман, изучавший за границей медицину, обратился к князю В. Голицину с предложением перевести Библию с еврейского языка на рус., так как по наблюдениям Келлермана, в существующем славянском тексте Библии много неправильностей и отступлений от греческого и еврейского текстов (см.: ЦВЕТАЕВ 1883, 50— 51). Спустя почти два года Келлерман прибыл в Россию (об этом свидетельствует следующая запись в документах о выезде иностранцев в Россию и за границу:. 6 1688.. 20. I I jI j I — см.: О выезде иностр. …, л. 54 об.). Перевел ли Келлерман Библию в России — неизвестно (см.: ЦВЕТАЕВ 1883, 52). Более достоверные сведения о попытке перевода Библии на рус. язык связаны с именем пастора Эрнста Глюка, который в 1698 г. окончил перевод Библии с подлинных текстов на рус. язык.

Этот перевод, однако, погиб во время войны со шведами. После переезда Глюка в Москву Петр I поручил ему основать здесь гимназию и вновь перевести Новый Завет на рус. язык. В 1705 г. Глюк умер, а судьба его переводов неизвестна (см.: ПЕКАРСКИЙ 1862, 126—132). Первые печатные переводы библейских книг с цсл. языка на рус. появляются только в конце XVIII в. («Послание к римлянам» в переводе Мефодия Смирнова, изданное в 1794 г., — см.: УСПЕНСКИЙ 1983, 100), в 1822 г. Российским Библейским обществом была издана Псалтырь, а в 1871 г. Св. Синодом был издан полный рус. перевод Библии (см.: ВИШНЯКОВ 1880, 66—67).

Начало делу исправления богослужебных книг (в том числе и Псалтыри) было положено во время второго южнославянского влияния (конец XIV в.). Продолжавшие это дело Максим Грек, Арсений Глухой и др. преследовали цель «дать наиболее вразумительный и наиболее верный и близкий к греческому тексту LXX перевод священных книг» (СМЕНЦОВСКИЙ 1899, 390). Работа над переводом Священных книг постоянно признавалась неудовлетворительной, их переводчики обвинялись в ереси и удалялись в изгнание (Максим Грек, Арсений Глухой), а Соборы вновь постановляли: книг (Собор 1654 г. — см.: СЛУЖЕБНИК 1655, л. 20), I — I j — I (Собор 1674 г. — см.: СМЕНЦОВСКИЙ 1899, 392). Работа над исправлением книг Св. Писания, таким образом, регулярно возобновлялась. Замечательно, что находились люди, которые «исправляли» в это время тексты Св.

Писания по собственной инициативе. Так, в 1649 г. красноярский воевода Михаил Дурново прислал в Сибирский приказ «отписку», в которой сообщал: j,, 157, j — : Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование),, jj,,. «Приписывал» Розинков I (то есть с западнорус. — Е. Ц.) (см.: ОГЛОБИН 1892, 682). Работа по исправлению книг Св. Писания велась и в последней трети XVII в. — в тот период, когда был сделан перевод Псалтыри А. Фирсовым. Делом исправления конфессиональных книг в это время занимался выходец из Юго-Западной Руси Епифаний Славинецкий с учениками, который к концу 1676 г. подготовил перевод всех книг Нового Завета.

Смерть Епифания помешала ему окончить исправление книг Ветхого Завета. В 1678 г. патриарх Иоаким образовал новую комиссию — для исправления текста деяний и посланий Апостольских. В состав комиссии вошли типографские справщики — монах Иосиф Белый, иеромонах Никифор и Сильвестр Медведев. В мае 1679 г.

комиссия окончила свою работу, и исправленный Апостол был напечатан (см.:

СМЕНЦОВСКИЙ 1899, 392—394; АСТАФЬЕВ 1889, 65—66). Существенным является то, что если в дониконовское время подход к языку богослужебных книг был преимущественно текстологическим (см.: ТОЛСТОЙ 1963, 259—262; особняком в ряду исправителей дониконовского периода стоит Максим Грек, о нем см. ниже), то есть направленным на соотнесение их текста с более ранними текстами, то во 2-й половине XVII в. книжным исправлением в Московской Руси «занимались представители грамматического подхода, который… заключается в применении к церковнославянскому языку уже выработанных грамматических норм и соответственно в оценке языковых форм богослужебных книг… на основе соответствия нормам грамматики, ссылки на которые весьма часты в сочинениях „никониан“» (СИРОМАХА 1979, 5—6).

Известен лишь один перевод текста Св. Писания, выполненный в Московской Руси в конце XVII в. с польск. языка, — это стихотворный перевод Псалтыри Симеона Полоцкого 1680 г. Симеон взял за образец стихотворный перевод Псалтыри Яна Кохановского, изданный в 1578 г., и «стремился в своем переводе следовать за польским поэтом» (ДЕРЖАВИНА 1982, 117—118). В то же время перевод Симеона значительно ближе к каноническому тексту Псалтыри (см.: ДЕРЖАВИНА 1982, 123).

Замечательно, что хотя язык перевода Симеона — цсл., переводчик обращался к польск. тексту с целью сделать содержание псалмов более п о н я т н ы м читателю.

То обстоятельство, что перевод был выполнен Симеоном в стихотворной форме, позволяет отнести его к произведениям светской литературы. Отметим, что в конце XVII в. в Москве был осуществлен еще один интересный перевод с польск. языка — это перевод «Зерцала великого» (сборника повестей религиозного содержания, составленного представителями католической церкви), выполненный в 1677 г. по повелению царя Алексея Михайловича пятью переводчиками Посольского приказа на цсл. язык. Однако польск. текст «Зерцала» был переведен не полностью, а выборочно — с целью избежать характерного для польск. оригинала католического характера (см.: ДЕРЖАВИНА 1965, 27—29).

В XVII в. среди рус. дворянства распространяется знание польск. языка, растет интерес к польск. культуре, появляются многочисленные переводы с польск. языка (см.: ШЛЯПКИН 1891; СОБОЛЕВСКИЙ 1903). По свидетельству Симеона Полоцкого, в Москве в конце XVII в. читали и пели польск. стихотворную Псалтырь: ПОЛОЦКИЙ 1953, 213—214). Интересно, что Примечания 139 наряду с Псалтырью, в Москве читали по-польски и жития святых — в стихотворном переводе Лазаря Барановича (это известно, например, о царевне Софии Алексеевне — см.: СТАРИНА и НОВИЗНА 1901, 406—407). Интерес к польск. языку не остался незамеченным великорус. книжниками XVII в., дававшими порой противоположную оценку польск. влиянию — в зависимости от их принадлежности к грекофилам или латинофилам (см.: ПРОЗОРОВСКИЙ 1896, 211—221). Так, например, автор трактата (по предположению М. Сменцовского, инок Евфимий)

j,, …, изданного М. Сменцовским (см.:

СМЕНЦОВСКИЙ 1899), предостерегает современников от латинско-польск. влияния (как на язык, так и на нравы):, I, j I;, I j,. j, I I, I, I I I - ; I, I - j. I, - : j, - (с. XIII—XIV). В это же время среди великорус. книжников бытует и противоположное мнение о значении польск. языка, подчеркивающее изначальное родство польск. и «славенского» языков. Так, автор написанного в 1670 г. в

Москве xI w, w w пишет:

j jI, (0 ) j, jI I...

, I, I I x. I I j j, jI I - I, j I, - w (см.: ПОГОРЕЛОВ 1899, 101, 102). Как видим, великорус. книжники конца XVII в. не только констатируют польск. влияние, но и дают ему оценку, причем если для одних книжников польск. язык был своеобразным проводником «латинской ереси», то для других он олицетворял «европеизированную разновидность славянской речи» (ВИНОГРАДОВ 1982, 40), использование которой как бы обогащало цсл. язык.

В цитируемых здесь и приводимых в дальнейшем фрагментах текста ПсФ мы придерживаемся пунктуации писца ркп. А, титла оставляем, надстрочные написания вводим в текст. В скобках рядом с приводимыми фрагментами текста Псалтыри указываются — номер псалма : номер стиха; сокращение гл. означает «глосса», арг. — «аргумент». При цитировании Предисловия (по текстам всех рукописей) в скобках указывается страница настоящего издания ПсФ (см.: ПАФ).

Упоминание о «капитонах» весьма показательно, так как позволяет отнести Аврамия Фирсова к числу тех великорус. деятелей, которые на самосожжение раскольников отреагировали в своих сочинениях. А. Фирсов пишет: wI I j,, wj, 0jI (подчеркнутое отсутствует в ркп. Б-Г): w j, w, 0 0I 0: (Б-Г: Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) ) I s I w w, wj,,, I I,. s I, j.

w w 0,, w w s Iw j - (), 0I ():

,,, w I, : j I, I (ПАФ: 181—182). О самосожжении раскольников писали: во-первых, все «расколоучители» (Аввакум, Лазарь, Епифаний и др.), во-вторых, сами раскольники и очевидцы событий (см.: ЛОПАРЕВ 1895, 06—

07) и, в-третьих, с о в р е м е н н и к и о п и с ы в а е м ы х с о б ы т и й, к числу которых относится и Аврамий Фирсов. Другой современник — Карион Истомин, например, сочинил по этому поводу «Слово о раскольниках», в котором, в частности, пишет: j I 0, #G j (1682 г. — Е. Ц.) I I 0,... I I I... #G j (1683 г. — Е. Ц.) j - j j I 0 0,,,, j,, j -, : I -,,. j j... (см.:

БРАИЛОВСКИЙ 1902, 414—415). Следует особо отметить тот факт, что упоминание имени Капитона в связи с этими событиями является в литературе большой редкостью, так как долгое время оставалось загадкой, кому из старообрядцев пришла в голову мысль самоистребляться таким способом (см.: ЛОПАРЕВ 1895, 018). Поэтому можно считать, что Аврамий Фирсов о д н и м и з п е р в ы х сообщает нам о «капитонах» — последователях старообрядца Капитона, положившего начало учению о беспоповщине и проповедовавшего субботний пост (см.: ЛОПАРЕВ 1895, 018—019).

Интересно также в связи с этим отметить, что имя Капитона нам встретилось еще раз — у Сильвестра Медведева в его «Созерцании кратком», описывающем события «смутного времени» — 1682—1684 гг. Медведев пишет:...

,, j I I, j...

I, j, I,...... j...,, (ПРОЗОРОВСКИЙ 1894, 76). Обращает на себя внимание близость эпитетов А. Фирсова и С. Медведева при описании действий раскольников: оба называют сторонников раскола людьми «простыми, неучеными, невеждами», а действия так называемых «капитонов» — «злыми». В то же время С. Медведев, как видно из приведенного контекста, называет «капитонами» всех раскольников, а А. Фирсов — лишь тех, кто проповедовал самосожжение.

В Отделе рукописей РГБ мы обнаружили некоего П. К. Кувшинова — владельца центрального книжного магазина в Казани (см. его письмо к П. П. Шибанову, в котором он предлагает последнему различные книги, в том числе «Грамматику»

М. В. Ломоносова, разные лексиконы и др.: КУВШИНОВ 1907). Письмо, однако, датировано 4 июля 1907 г., то есть вряд ли это интересующий нас П. Кувшинов. В ОР Примечания 141 РНБ мы нашли еще одного П. Кувшинова — Павла Кувшинова (см. его письмо Ф. Л. Переверзеву из Владимира от 19 июня 1824 г.: КУВШИНОВ 1824). Однако определить род его занятий из этого письма невозможно. Не исключено, что интересующий нас П. Кувшинов вовсе не был книготорговцем, а был случайным знакомым В. М. Ундольского.

Нумерация писцов следующая: «1» — лл. 4—15, «2» — лл. 16—23, «3» — лл. 24—31, «4» — лл. 32—39, «5» — лл. 40—47, «6» — лл. 48—55, «7» — лл. 56—65, «8» — 66—73, «9» — лл. 74—83, «10» — лл. 84—91, «11» — лл. 92—99, «12» — лл. 100—109, «13» — лл. 110—117, «14» — лл. 118—121. Поскольку между писцами ркп. В есть существенные отличия в орфографии (в употреблении букв ——, — w, —, —s и др.), мы не будем подробно останавливаться на орфографии этой рукописи.

Евфимий — сын мещанина города Новгородка Черниговской епархии, его мирское имя Елевферий Павлович Стерновский. Родился он в 1715 г., в 1741 г. был пострижен в монахи в Мокошинском монастыре. Известно далее, что он прибыл в Александро-Невский монастырь, где принял иеромонашество, а в 1751 г. он стал ризничим Александро-Невской Лавры (см.: РУНКЕВИЧ 1913, 641—645). В декабре 1757 г. иеромонах Евфимий был отпущен в Новгородскую епархию для производства на архимандритское место. В 1757—1758 гг. он служил в Клопском Троицком монастыре, в 1759—1766 гг. — в Вяжицком Николаевском монастыре, а в 1766 г. он был переведен в Тихвинский Успенский монастырь, где 13 марта 1788 г. был уволен на покой, а 26 февраля 1792 г. скончался (см.: СТРОЕВ 1877, стб. 64, 66, 71).

Амфилохий, утверждая, что ПсФ была использована архиепископом Амвросием Зертис-Каменским (о нем см.: ПРАВОСЛ. СОБЕСЕД. 1865) при работе над переводом Псалтыри с еврейского на цсл. язык, не приводит в пользу своего утверждения никаких аргументов и примеров. В Предисловии к изданной в 1878 г.

Псалтыри в переводе Амвросия (далее: ПАмвр.) также нет на этот счет никаких указаний (см.:

АМВРОСИЙ 1878). В результате проведенного нами выборочного сравнения текста ПсФ с переводом Амвросия, впервые изданным А. Г. Решетниковым (см.: РЕШЕТНИКОВ 1811), мы действительно обнаружили определенное сходство между этими переводами, например: ПсФ, ПАмвр. w I j (1:5) — цсл. I ; ПсФ j I (4:2) — ПАмвр. j — цсл. ; ПсФ, ПАмвр. j 0j (5:8) — цсл. 0 ; ПсФ, ПАмвр.

j (6:6) — цсл. j и др. Поскольку сходства эти, как видно из примеров, не затрагивают текст стихов в целом, а относятся лишь к отдельным словам, они не могут сами по себе безоговорочно свидетельствовать об использовании Амвросием перевода А. Фирсова. Вполне возможно, что сходные лексемы восходят у Амвросия к еврейскому тексту, а у А. Фирсова — к протестантским переводам с еврейского языка на польск. язык. Что же касается «сходных слов и выражений» между переводом А. Фирсова и рус. Синодальным переводом Псалтыри, то они кажутся нам случайными.

Поскольку в записке, откуда, как мы предполагаем, почерпнул митрополит Евгений сведения о А. Фирсове, нет непосредственного указания на место его службы, только указание на то, что Псалтырь доставлена из Стрелецкого приказа, можно предположить, что А. Фирсов вообще не служил ни в одном из приказов, а Псалтырь Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) могла каким-то образом попасть в Стрелецкий приказ. Можно предположить также, что А. Фирсов поручил кому-то из дьяков или подьячих Стрелецкого приказа переписать свой труд начисто. Как уже отмечалось, А. Фирсова нет ни в одном из списков переводчиков Посольского и других приказов. Нет о нем упоминаний в Словаре Н. И. Новикова (см.: НОВИКОВ 1772), в справочниках С. Б. Веселовского (см.: ВЕСЕЛОВСКИЙ 1975) и С. К. Богоявленского (см.: БОГОЯВЛЕНСКИЙ 1946). Указание Евгения Болховитинова о месте службы А. Фирсова, таким образом, не подтверждается имеющимися документами.

Поскольку до 1700 г. (до реформы Петра I) новый год в России начинался в сентябре, то под декабрем 1686 г. следует понимать декабрь 1685 г.

Патриаршая казна состояла из трех отделов: Ризной казны, Келейной и Домовой. В Ризной казне хранились книги, необходимые для церковного служения патриархов, редкие книги и книги на иностранных языках. Попав в Ризную казну, книги очень редко из нее выдавались. В Келейной казне находились личные книги патриархов, которые после их смерти переходили в Ризную или Домовую казну. Книги, собранные в Домовой казне, предназначались для рассылки по церквям (см.: ВОЛОДИХИН 1993, 103). Патриаршая казна пополнялась рукописными и печатными книгами разными путями. Печатные книги поступали, как правило, с Московского Печатного двора. Были в казне также книги киевской, виленской, острожской и львовской печати. В большинстве своем эти книги были куплены или же изъяты у населения как запрещенные (см.: ВОЛОДИХИН 1993, 108). Что же касается рукописных книг, то очень многие из них покупались и присылались в Москву из монастырских библиотек или же поступали в Ризную казну после смерти справщиков. В 1686 г. в Ризную казну поступила значительная часть библиотеки Типографской школы. Патриаршая Ризная казна несколько раз описывалась (см.: ВИКТОРОВ 1875).

Замечательно, что в одной из описей (1718 г.) среди книг Ризной казны значатся преимущественно книги Симеона Полоцкого и книги, писанные j (см.:

ПОЛУДЕНСКИЙ 1864).

Вопрос о «второй руке» в ркп. А остается для нас загадкой. Предположение Т. А. Исаченко о том, что глоссы, принадлежащие постороннему лицу, являются результатом «цензорского сравнения с традиционным церковнославянским текстом»

(ИСАЧЕНКО-ЛИСОВАЯ 1984, 248) и являются поэтому пометами справщика, было бы весьма логичным, если бы «справщик» давал лишь разночтения между переводом А. Фирсова и цсл. текстом Псалтыри (в большинстве случаев так оно и есть). Однако отмеченные нами обстоятельства, а также то, что ряд глосс восходит не к цсл., а к п о л ь с к. текстам Псалтыри (или глоссам в них), позволяет нам сомневаться в том, что постороннее лицо, оставившее в ркп. А свои пометы, могло быть «справщиком»

или «цензором».

Патриарх Иоаким был одним из особенно непримиримых борцов против латинско-польск. влияния. Он вел упорную борьбу с «латинствующими», особенно по вопросу о времени пресуществления святых даров в таинстве евхаристии. Патриарх обвинял в «латинской ереси» и в других латинских заблуждениях едва ли не все книги, написанные западнорус. книжниками.

Так, в одном из своих поучений он, перечисляя книги, изданные в последнее время и идущие вразрез с истинной православной верой (в вопросе о времени пресуществления), пишет:

j j, I I, I (см.: СТРОЕВ Примечания 143 1882, 127). Некоторые поучения патриарха Иоакима направлены непосредственно против Симеона Полоцкого и его сочинений, в том числе — против переведенной им в 1680 г. стихотворной Псалтыри. Иоаким пишет, что Симеон..., j (см.: ГОРСКИЙ и НЕВОСТРУЕВ 1855, 121 об., № 291).

Симеон Полоцкий, однако, готовя свои книги к печати, упоминал на титульном листе о благословении патриарха на издание своего произведения, что не осталось незамеченным патриархом и вызвало его гнев. Так, в «Слове учительном» на московском Соборе 1690 г. патриарх Иоаким отметил: см.: ЧЕРНАЯ 1982, 50).

Сама процедура поднесения предназначенной для печати рукописи для благословения патриарху была обязательной. В связи с этим заслуживает внимания следующий случай. Патриарший дьяк Порфирий Трофимович Семенников собственноручно переписал греко-славяно-латинский лексикон Епифания Славинецкого и 31 марта 1687 г. поднес рукопись патриарху Иоакиму I I I. Патриарх обещал напечатать Лексикон, однако после смерти Иоакима (31 марта 1690 г.) оказалось, что Иоаким I j, Ij j jI jI I, I j, j -. П. Семенников нашел переписанный им Лексикон в Ризной казне патриарха (см.: С. 1836, 261—263). Описанный случай является показательным в том отношении, что для поднесения рукописи патриарху с целью ее издания, видимо, не обязательно требовался предварительный заказ на нее; и хотя Порфирий Семенников был лицом, достаточно приближенным к патриарху, можно полагать, что любое другое частное лицо могло бы поступить так же. Интересно и то, что рукопись Лексикона, предназначенную для печати, патриарх поместил в своей Ризной казне — как и ПсФ.

Поскольку ркп. Б-Г восходят к одному — более раннему — варианту ПсФ, для них характерны общие черты, отличающие их от ркп. А. Помимо уже отмеченного более полного «Предисловия к читателю» и характерных для этих рукописей аргументов к псалмам, есть общие т е к с т у а л ь н ы е о т л и ч и я, некоторые из которых будут рассмотрены в третьей части исследования. Все эти отличия являются отличиями д в у х в а р и а н т о в ПсФ. Однако внутри первого варианта ПсФ существуют определенные различия, которые необходимо выявить с целью выяснения возможности переписки одной из рукописей (Б, В, Г) с другой. Текстологическое сравнение этих трех рукописей свидетельствует о том, что: 1) очень часто в ркп. Б и В есть о б щ и е п р о п у с к и слов или фраз, присутствующих в ркп. А и Г, например (в скобках даются отсутствующие в ркп. Б и В слова): 0, 0 () (29:9); 0 ( ) и мн. др. Иногда пропуск слова в ркп. Б и В порождает бессмыслицу или меняет смысл фразы, например: w w (), w j, I (89:10); (), j (68:7); 2) менее часты случаи, когда в ркп. Б и В мы находим д о п о л н и т е л ь н ы е Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) с л о в а, отсутствующие в ркп. А и Г, например (дополнительные слова подчеркнуты): 0, (гл. 57:8), w w (134:13); 3) нередки в ркп. Б и В о б щ и е о ш и б к и, например (ошибку мы выносим в скобки рядом с правильным написанием в ркп. А и Г):... w () () w (44:18), I j w, j (- ) (61:5), w j () (94:4) и др.; 4) в ркп. Б и В часты о д и н а к о в ы е л е к с и ч е с к и е и м о р ф о л о г и ч е с к и е з а м е н ы, которые нередко восходят к цсл. тексту Псалтыри (слова ркп.

Б и В даны в скобках):

w ( ) (49:22), () (56:11), ( = цсл., гл. ) 0 (67:2) и мн. др. Поскольку в ркп. Б и В помимо указанных выше совпадений встречаются разночтения, пропуски, ошибки, характерные лишь для одной из них, возможность переписки рукописи Б с рукописи В или наоборот следует полностью исключить.

Остается в таком случае предположить, что у обеих рукописей был о б щ и й п р о т о г р а ф, в котором и содержались общие для обеих рукописей лексические замены, ошибки, пропуски и вставки слов. Заметим, что ркп. Г — наиболее ранняя из рукописей варианта ПсФ с аргументами — не могла быть этим протографом, так как в ней, как мы видели выше, нет многого из того, что является общим для ркп. Б и В.

Дадим краткую характеристику использованных А. Фирсовым польск. текстов Псалтыри. 1. Б р е с т с к а я п р о т е с т а н т с к а я (к а л ь в и н и с т с к а я) Б и б л и я 1 5 6 3 г.

является переводом как с оригинальных (еврейского, греческого и латинского) языков, так и в значительной степени переводом французской Библии (см.: КОССОВСКА 1968, 251—252). Переводчики Б-63 руководствовались прежде всего желанием правильно передать смысл библейского текста, вследствие чего этот текст «по сравнению со словарной структурой оригинальных текстов отличается большой свободой» (КОССОВСКА 1968, 247), а язык этого перевода определяется как «разговорный» (см.: ДОМБРОВСКИЙ 1969, 324—325). В Псалтыри из Б-63 содержится Предисловие, аргументы к псалмам, а также много глосс. В настоящее время Б-63 является большой редкостью, так как сохранилось всего около 40 экземпляров этой Библии (см.: ДОМБРОВСКИЙ 1969, 325). 2. К р а к о в с к а я к а т о л и ч е с к а я Б и б л и я Я к у б а В у й к а 1 5 9 9 г. является литературным, порой дословным переводом латинской Вульгаты, хотя переводчик обращался также к еврейскому и греческому текстам Библии, подтверждением чему являются маргиналии Б-99, указывающие различия в текстах на этих языках (см.: КОССОВСКА 1969, 9).

Перевод Я. Вуйка является, по мнению исследователей, наиболее полным и точным.

Он содержит глоссы на полях и подробные комментарии к тексту (в том числе — к тексту Псалтыри). Отметим, что на рубеже XVII—XVIII вв. польск. Библия в переводе Я. Вуйка имела широкое распространение в рус. обществе, на что указывает автор «Обличения на гаждатели священнаго писания Библии…» (см.: СМЕНЦОВСКИЙ 1899, 398—399). 3. Г д а н ь с к а я Б и б л и я 1 6 3 2 г. была для польск. протестантов (в 1570 г. три польск. протестантских костела — лютеранский, кальвинистский и «чешских братьев» — объединились с целью совместной борьбы с католицизмом, см.: КОССОВСКА 1969, 85) таким же авторитетным изданием, как Библия Я. Вуйка для католиков. Перевод Б-32 был сделан Д. Миколаевским с оригинальных языков и отличается дословностью перевода, идущей в ущерб его литературности. Несмотря на то, что переводчику указано было следовать тексту Б-63, он значительно отошел Примечания 145 от этого текста, более того, исследователи отмечают большую зависимость перевода

Д. Миколаевского от перевода Я. Вуйка, в том числе — в тексте Псалтыри (см.:

КОССОВСКА 1969, 8, 93). В Б-32 есть аргументы к псалмам, некоторые глоссы, но отсутствуют комментарии. Текстологическое сравнение ПсФ с Библией Симона Будного 1572 г. (далее: Б-72) не дает оснований полагать, что А. Фирсов обращался к тексту Псалтыри из этой Библии. Перевод Будного значительно отличается от других польск. переводов Библии и характеризуется слишком дословной передачей древнееврейского текста (см.: КОССОВСКА 1969, 266). Текстологическое сравнение ПсФ с текстом Псалтыри из Б-72 свидетельствует о том, что сходство наблюдается лишь с теми фрагментами из Б-72, которые совпадают с другими польск. текстами Псалтыри; отличные же от других польск. текстов места Б-72 отражения в ПсФ не получили.

Следует отметить, что сам факт обращения А. Фирсова к трем различным текстам польск. Псалтыри мог бы многое сказать о личности автора, так как трудно предположить, что сразу три различные польск. Библии (или отдельно изданные тексты Псалтыри из них) могли в то время находиться в нескольких библиотечных собраниях.

Что касается Библии Я. Вуйка 1599 г., то она в это время была широко распространена в российском обществе (см.: СМЕНЦОВСКИЙ 1899, 399) и находилась даже в Ризной библиотеке патриарха Иоакима (см.: ПОЛУДЕНСКИЙ 1864, 4, № 43). Большой редкостью уже в это время была Брестская Библия 1563 г., основной тираж которой был сожжен в 1581 г. сыном Николая Радзивила — Юрием, ставшим иезуитом (см.: ВАСИЛЬЕВСКИЙ 1872, 38). В связи с этим большой интерес представляет перепись книг, находившихся в библиотеке Сильвестра Медведева (см.: ЗАБЕЛИН 1853, 53—67), среди которых две польские Библии «въ десть» (№ 105 — без названия и № 147 — «Вуйкова»), одна польская Библия «въ полдесть» (№ 214), а среди книг «въ четь и въ осмушку» отмечена Псалтырь на польск. языке (№ 487). Поскольку размер in folio был, кроме Вуйковской, у Брестской Библии, можно предположить, что экземпляр этой Библии мог быть в библиотеке С. Медведева. Наличие трех различных текстов Псалтыри в библиотеке С. Медведева, таким образом, могло бы пролить свет на личность Аврамия Фирсова, позволив предположить его причастность к «кружку» С. Медведева.

В. Погорелов в результате сравнения печатных текстов Псалтыри XVII в. приходит к выводу, что последние незначительные изменения были внесены в текст Псалтыри 1663 г., а «текст издания 1678 г. совершенно не отличается от текста теперешних изданий» (ПОГОРЕЛОВ 1901, XLI).

Л. С. Ковтун полагает, что Псалтырь Максима Грека 1552 г. была частично использована при издании Псалтыри в 1602 г. В ркп. РНБ (Погод. 1143) она обнаружила на л. 21 следующую надпись: I... j - j, j j -,, 0 00 00 0 0 0 - j0 #0 (см.: Ковтун 1975, 66). В результате текстологического сравнения рукописной Псалтыри Максима Грека 1552 г. с печатной Псалтырью Невежи 1602 г.

Л. С. Ковтун обнаружила как определенные совпадения, так и расхождения между обеими Псалтырями, причем оказалось, что в Псалтыри 1602 г. была проведена архаизация языка (см.: КОВТУН 1975, 84—90). Псалтырь Невежи 1602 г. нельзя, таким образом, считать печатным вариантом Псалтыри Максима Грека 1552 г. Поскольку к тому же в Псалтыри Невежи 1602 г. отсутствует Предисловие Нила КурПсалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) лятева, у нас нет оснований предполагать, что А. Фирсов обращался к этой Псалтыри; он воспользовался, по-видимому, одним из рукописных списков Псалтыри Максима Грека.

Хотя переводческую деятельность Максима Грека и Аврамия Фирсова разделяет более 100 лет, говорить о преемственности их позиций позволяет не только то, что в процессе перевода А. Фирсов обращался к переведенной Максимом в 1552 г.

Псалтыри, о чем свидетельствуют как определенные фрагменты Предисловия, так и некоторое сходство языковых (преимущественно — грамматических) особенностей обоих переводов. Все это является следствием сходства н а м е р е н и й и я з ы к о в ы х п о з и ц и й обоих переводчиков. Оба были озабочены непонятностью канонического цсл. текста Псалтыри русским и с целью сделать его более доступным для понимания, не страшась опасности быть обвиненными в ереси, решили перевести

Псалтырь на «русский» (М. Грек) или «простой словенский» (А. Фирсов) язык, понимая под этими языками прежде всего язык книжный, но лишенный архаических элементов (j ). Характерно, что проведенный Л. С. Ковтун сравнительный анализ нескольких списков Псалтыри Максима Грека 1552 г. свидетельствует о том, что переписчики этой Псалтыри продолжали вносить в текст изменения (преимущественно — лексические), направленные на его «обрусение» (см.:

КОВТУН 1975, 90—93). Традиция, заложенная М. Греком, таким образом, не прерывалась, а продолжалась переписчиками Псалтыри в его переводе.

Мы говорим о компиляции п е р е в о д о в с различных польск. текстов Псалтыри, хотя легче было бы предположить перевод с уже существующей польск. компиляции разных текстов Псалтыри, так как такой польск. компиляции не было (во всяком случае — печатной), да и вряд ли она могла существовать по причинам конфессионального порядка.

Три существительных — (1), (1) и (11) — встретились только с флексией -, а 3 существительных засвидетельствованы с обеими флексиями (при этом частотность флексии - больше): (1, Б-В) — (3), (1, Б-В) — (2), (1, А) — (11). В семантическом отношении это существительные отвлеченные (,,, ), вещественное () и конкретное (). В словах и флексия -, по-видимому, употреблена А. Фирсовым под влиянием польск. текста: w w (48:8) — ani moe da Bogu okupu za; j (77:26) — obrci wiatr ze wschodu (Б-32). Два примера — (гл. 28) и (118:103) — встретились лишь в ркп. Б и В (в ркп. А и Г соответственно: и ), на основании чего можно полагать, что флексия - была привнесена писцом общего протографа ркп. Б и В. Словоформа (146:5), наоборот, встретилась лишь в ркп. А (в ркп. Б и В — ), причем то, что в целом весь стих является цсл., позволяет предположить, что писец либо допустил ошибку, либо и здесь флексия - употреблена под влиянием польск. текста: I j w, () w j (146:5) — a zrozumieniu jego nie masz liczby. Как видим, лишь одно слово — последовательно употребляется А. Фирсовым с флексией -. Считать это отклонением от цсл. нормы нельзя. Причем эта флексия для этого существительного является генетически исконной. В четырех случаях словоформа встретилась в стихах, полностью совпадающих с цсл. текстом, в остальных семи случаях она поддерживается польск. формой domu, например: w (58:1) — gdy posa Saul aby strzeono domu.

Примечания 147 Словоформа (105:16) соответствует цсл. тексту. Словоформа также употреблена А. Фирсовым либо в соответствии с цсл.

текстом (например:

j 0 — 26:4), либо в соответствии с польск. текстом (например:

0 — 22:6 — a bd mieszka w domu Paskiem). Под влиянием польск. текстов проникли в ПсФ формы (2) и (1): арг. 100:1) — okazujc w jakim porzdku je chce chowa;, w (105:7) — na brzegu morza Czerwonego.

У Г. Котошихина, например, эта форма встретилась лишь один раз — (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 225), а в «Житии протопопа Аввакума» с флексиями

-/- засвидетельствованы лишь существительные,, и Этот факт, по мнению В. А. Чернова, свидетельствует о том, что эти формы в «XVII в. даже в церковнославянском стиле литературного языка выходили за пределы стандарта, являясь архаизмом» (ЧЕРНОВ 1977, 37).

Подтверждением этому может служить следующий отрывок из «Жезла правления» Симеона Полоцкого (1667 г.):

, (л. 122 об. — см.: МАТЕРИАЛЫ… 1878, 189—190).

Наиболее показательны ошибки, допущенные в 19 и 20 стихах 134 псалма, в которых А. Фирсов полностью сохранил цсл. текст, лишь заменив трижды вокатив неодушевленного существительного номинативом (эти ошибки присутствуют во всех рукописях): (цсл. ) I0 0 0. (цсл. ) w 0 (19), (цсл. ) I 0 (20).

Несколько ошибок в употреблении Зв. пад. можно назвать «техническими» ошибками переводчика, проистекающими из контаминированного характера перевода. Например: 0,, 0 j j (58:11) — польск. Bog miosierdzia mojego uprzedzi mi. В этом случае либо А. Фирсовым допущена ошибка в употреблении номинатива вместо вокатива (то есть должно быть: либо глагол является не формой 2 л. ед. ч. повелительного наклонения, а формой 3 л. ед. ч. буд. времени (как польск. uprzedzi), которая не характерна для исследуемого памятника.

Формы на - засвидетельствованы в XVII в., как правило, в памятниках делового характера, причем для ограниченного круга существительных. В произведении Г. Котошихина, например, встретилась лишь одна словоформа на - —, которую, впрочем, можно интерпретировать по-разному (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 230—231). В «Уложении» 1649 г. с флексией - также засвидетельствовано только одно существительное муж. рода — j (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 264), а в отказных и таможенных книгах XVII в. формы на - отмечены лишь для существительных j, (см.: АХВЛЕДИАНИ 1983, 14). В исследованных А. В. Даневич рус. повестях 2-й половины XVII в. флексия - распространяется только на имена, (см.: ДАНЕВИЧ 1961, 8). Во всех засвидетельствованных примерах флексия - представлена только под ударением. По свидетельству С. П. Обнорского, формы на - «выступают крайне редко до самого XIX века» (ОБНОРСКИЙ 1931, 3).

В «Уложении» 1649 г. в кругу существительных муж. рода во мн. ч. в форме В.-Р. засвидетельствованы лишь существительные с личным значением (за исключением существительных с собирательным значением и ), а все одушевленПсалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) ные существительные жен. р. и существительные муж. рода, обозначающие животных, птиц и т. д., имеют исключительно форму В.-Им. (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 257).

В сочинении Г. Котошихина, например, среди существительных муж. рода, встретившихся в форме Д. мн. ч., 410 форм на - и лишь 57 на -, а на 304 формы М. пад. на -/-j приходится 105 форм на -/- (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 235). Приблизительно такую же картину мы наблюдаем и в деловых и книжно-литературных памятниках письменности XVII в. (см.: АХВЛЕДИАНИ 1983, 15—16; ДАНЕВИЧ 1961, 8; ФОМЕНКО 1963, 5; АСТАХИНА 1974, 12—14; ЧЕРНОВ 1977, 47, 49—50). В XVII в., таким образом, старые флексии Д. и М. мн. ч. имен муж.

и сред. рода оставались нормой не только для книжно-литературного, но и для делового языка. Наблюдения над употреблением старых и новых форм Д., Т. и М. пад. в языке «Уложения» 1649 г. позволили П. Я. Черных сделать вывод, что «по-видимому, в середине XVII в. процесс вытеснения старых окончаний дательного, творительного и предложного падежей множественного числа новыми окончаниями на -ам,

-ами, -ах в языке московских приказов еще не завершился, хотя и вступил в решающую фазу» (ЧЕРНЫХ 1953, 295).

Слово является существительным муж. рода (перевод с польск.

wieloryb), оно засвидетельствовано один раз в форме Им. ед. ч. (103:26).

Следует отметить, что если в одних памятниках письменности XVII в. (преимущественно делового характера) формы на - единичны (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 295;

АХВЛЕДИАНИ 1983, 16), то в других произведениях старые формы соседствуют с новыми (см.: АСТАХИНА 1974, 14; ЧЕРНОВ 1977, 48). В произведении Г. Котошихина, например, частотность употребления обеих форм приблизительно одинакова:

138 примеров Т. мн. ч. имен муж. рода с флексией -/- и 142 примера — с флексией

-/- (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 235). Устойчивость старых форм Т. мн. ч. существительных муж. и сред. рода исследователи объясняют тем, что конструкции с Т. мн. ч. на -/- часто употреблялись и усваивались в устойчивых предложных сочетаниях — своеобразных формулах — как нормативные, не соответствующие формам живой речи, но обязательные в языке письменном (см.: ГОРШКОВА и ХАБУРГАЕВ 1981, 199). Эти формы долгое время существовали в литературном языке, их использовали писатели вплоть до середины XVIII в. (см.: ОБНОРСКИЙ 1931, 350).

Четыре существительных сред. рода (5 примеров) отмечены только с флексией

-/-: (1), I (1), (2), (1); 4 имени (6 примеров) — только с флексией -: j (3), (1), (1), (1); 2 существительных отмечены с обеими флексиями: (2) — (2), (11) — (1), (3).

В «Уложении» 1649 г. засвидетельствовано только 3 случая употребления падежных форм с результатами 2-й палатализации, причем все они отмечены в цсл.

контекстах (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 258). Лишь в «формулах церковного характера»

представлена мена заднеязычных согласных на свистящие в «Житии» Аввакума (см.:

ЧЕРНОВ 1977, 38). В изданной в 1693 г. в Москве Июльской минее встречаются формы существительных с результатами и без результатов 2-й палатализации, причем довольно часто и цсл. и рус. формы присущи одному и тому же слову (см.: ШУМИЛОВА 1979, 28).

Несмотря на соблюдение А. Фирсовым нормы образования форм двойств. ч.

существительных, он все же часто допускает ошибки в формах согласуемых слов. В ПсФ засвидетельствовано 9 случаев, когда согласуемое с существительным в форме Примечания 149 Т. двойств. ч. притяжательное местоимение отмечено в форме Т. мн. ч.: Интересно, что в 7 случаях из 9 нарушение согласования отмечено лишь в ркп. А и Г, в ркп. Б и В местоимения согласуются с существительными в форме Т. двойств. ч. Эти примеры лишний раз свидетельствуют о том, что у ркп. Б и В был общий протограф, писец которого исправил «ошибки», допущенные в оригинале. О том, что А. Фирсов употреблял формы двойств. ч. лишь в силу их традиционности для языка Псалтыри, свидетельствует следующий пример:, j

I, (131:4) — ср. цсл.:

j I,. Этот контекст интересен как тем, что А. Фирсов, изменив слово j на j, оставил форму двойств. ч., так и тем, что, заменив следующее существительное «висок» словом, он употребил его не в двойств., а во мн. ч.

Так, например, форма Им.-В. ед. ч. местоименных прилагательных муж. рода на -/- является основной в произведении Г. Котошихина, в то время как флексия

-/- встречается реже и ограничена в употреблении (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 251). Можно полагать, что для делового языка XVII в. немаркированной формой была разговорная, в то время как цсл. форма на -/- употреблялась преимущественно в установившихся формулах, то есть являлась маркированной.

Флексия -/- является основной флексией Р. ед. ч. прилагательных муж. и сред. рода как в «Уложении» 1649 г. (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 304), так и в произведениях Г. Котошихина, где флексия - встречается очень редко — в цсл. цитатах и титулах (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 252). В то же время в книжно-литературных произведениях XVII в. в этой форме преимущественно употребляется флексия -/-, хотя примеры с флексией -/- и -/- также нередки (см.: ФОМЕНКО 1963, 10;

ЧЕРНОВ 1977, 67—68).

Форма Р. ед. ч. на - отмечена один раз в «Уложении» 1649 г., однако, по свидетельству П. Я. Черных, в приказном языке XVII в. форма на - «не составляет редкого явления» (ЧЕРНЫХ 1953, 305), что подтверждается, в частности, одним их памятников делового языка конца XVII в. — Шадринской рукописью 1687—1688 гг.

(см.: ПОЛЯКОВА 1968, 11).

В произведении Г. Котошихина, например, на 105 форм Р. ед. ч. прилагательных жен. рода с флексиями -/- приходится 50 форм с флексиями -/- и всего 14 форм с флексиями -/- (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 252).

По существу, во всех четырех рукописях местоимение () встретилось лишь один раз:, j и дальше: w j, j (49:21). Форма () в этом случае, возможно, употреблена А. Фирсовым под влиянием польск. текста, который послужил источником перевода этого стиха: To czyni, a jam milcza i… mnima ebym ja by… jako ty. Второй раз местоимение засвидетельствовано лишь в ркп. Б, писец которой, как уже отмечалось, достаточно часто вносил изменения в протограф: (ркп. Б — ), (114:6).

Единственным исключением является форма в ркп. Б и Г (см. ниже).

Один раз отмечена форма (82:5 — А и В; Б и Г — ): j По свидетельству П. Я. Черных, формы j, (как и j, наряду с j, (и j, ) были обычны в языке Москвы еще в XVI в.

Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) В «Уложении» 1649 г. форма также засвидетельствована один раз (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 324—325). Редко встречается эта форма и в других памятниках XVII в.

(см.: ДАНЕВИЧ 1961, 9).

В этих формах иногда вместо конечной буквы - мы встречаем написания с -j:

j (7), j (3), что отражает довольно часто встречающуюся в московских нелитературных памятниках с XIV—XV вв. мену букв /j, свидетельствующую о неразличении фонем е и и (см.: ГОРШКОВА и ХАБУРГАЕВ 1981, 87—91).

Исследователи полагают, что своим возникновением флексия -j обязана формам косвенных падежей типа j, j и т. д., из которых вычленяется показатель мн. ч. -j- и распространяется затем на формы Им. и В. падежей. Так же формируется и внеродовая словоформа Им.-В. j (см.: ГОРШКОВА и ХАБУРГАЕВ 1981, 257—258).

Как уже отмечалось, при анализе форм Им. и В. мн. ч. притяжательных местоимений,, мы учитывали лишь материал ркп. А. Наиболее последовательно описанная выше система представлена в ркп. Г. В ркп. Б и В наблюдаются значительные отклонения в употреблении флексии -j, вместо которой часто встречается флексия - (21:26, 24:18, 55:9 и др.), либо флексия -, которую особенно часто используют писцы ркп. В в тех случаях, когда она предписана нормой «Грамматики»

1648 г. (42:1, 50:3, 50:5 и др.).

Случаи употребления конструкции « + инфинитив» редки в XVII в. как в произведениях книжно-литературного характера, так и в памятниках деловой письменности. В Сибирских летописях, например, эта конструкция засвидетельствована лишь один раз (см.: ФОМЕНКО 1963, 7), а у Г. Котошихина она встречается очень редко, причем немногочисленные примеры с этой конструкцией «вложены в уста иностранных послов» (ПЕННИНГТОН 1980, 281). В «Уложении» 1649 г. этой конструкции нет вообще (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 348), а в деловых документах 1-й половины XVII в., собранных в книге «Слово и дело государевы» (т. I), вспомогательный глагол засвидетельствован всего 6 раз — при инфинитиве () (см.: ЛОПУШАНСКАЯ 1967, 97). Замечательно, что во 2-й половине XVII и особенно в 1-й половине XVIII в. подобные конструкции становятся все более «популярными» в памятниках делового письма. Так, в «Челобитной Григория Всполохова» 1672 г. из 9 форм буд. сложного 8 форм — с глаголом, а во втором томе «Слова…»

(1703—1764 гг.) на 29 примеров конструкции « + инфинитив» приходится 45 примеров конструкции « + инфинитив» (см.: ЛОПУШАНСКАЯ 1967, 98, 101— 102). По-видимому, XVIII в. был временем закрепления в рус. литературном языке конструкции « + инфинитив» в качестве формы «нейтрального» буд. времени для глаголов несовершенного вида.

Единственный пример с вспомогательным глаголом, встретившийся в Предисловии, по-видимому, нельзя рассматривать как форму «нейтрального» буд.

времени, так как вспомогательный глагол придает конструкции дополнительный модальный оттенок: w... w w... j ()...

(ПАФ: 25).

По свидетельству С. Д. Никифорова, в исследованных им книжно-литературных и деловых текстах XVI в. формы сложного буд. времени с вспомогательным глаголом представлены единичными примерами. Исключением являются сочинения Пересветова, написанные в середине XVI в., но сохранившиеся в рукописях XVII в., в которых «в качестве вспомогательного глагола используется глагол »

(НИКИФОРОВ 1952, 179). Из этого замечания автора, впрочем, не совсем ясно, являПримечания 151 ется ли глагол единственным вспомогательным глаголом в форме буд. сложного времени. Поскольку Иван Пересветов был югозападнорус. книжником, использование им конструкции « + инфинитив» свидетельствует о распространенности (или даже нормативности) этой формы в книжно-литературном языке Юго-Западной

Руси. Именно конструкция с вспомогательным глаголом кодифицирована в качестве единственной формы сложного буд. времени в «Грамматике» И. Ужевича (см.:

ГУ 1643, 25 об.), а в памятниках полемической литературы Юго-Западной Руси XVI—XVII вв. формы сложного буд. времени образуются исключительно при помощи вспомогательного глагола (см.: КЕДАЙТЕНЕ 1971, 15). Замечательно, что великорус. книжники, переводившие во 2-й половине XVII в. в Московской Руси книжно-литературные произведения с польск. языка, ориентировались при переводе польск. аналитической формы буд. времени «bd + инфинитив» на книжную традицию, то есть использовали, как правило, вспомогательный глагол j. Интересны в этом отношении наблюдения А. Пеннингтон, которая исследовала язык 6 переводов одного и того же польск. текста («Двор турецкого султана») на «русский» язык, выполненных во 2-й половине XVII в. разными переводчиками независимо друг от друга. В польск. оригинале этого текста засвидетельствован 21 пример конструкции буд.

времени «bd + инфинитив» или «bd + причастие на --». Лишь в д в у х из 6 переводов эти конструкции были переведены исключительно с вспомогательным глаголом, в остальных переводах наряду с этим глаголом использовались и другие вспомогательные глаголы (,,, ). Замечательно при этом, что для обоих переводов характерно большое количество полонизмов и западнорусизмов, что свидетельствует о югозападнорус. происхождении их авторов (см.: ПЕННИНГТОН 1968, 31—40). Еще одно произведение, переведенное в Московской Руси с польск. языка во 2-й половине XVII в., — «Фацеции» — также свидетельствует о том, что великорус. переводчики, ориентировавшиеся на книжную языковую систему, использовали в конструкции сложного буд. времени в качестве вспомогательного глагола преимущественно глагол, остальные глаголы (в том числе — ) используются реже (см.: РЮМИНА 1971, 7).

Если формы аориста и имперфекта либо не встречаются в деловых документах XVII в. вообще (см.: ЧЕРНЫХ 1953, 344; ЛОПУШАНСКАЯ 1967, 104), либо редкое употребление этих форм объясняется содержанием текста (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 277; БОНДАРЕВА 1973, 4), то формы перфекта в его древнем облике (то есть со связкой) отмечаются чаще, преимущественно — в юридических штампах, при этом исследователи отмечают частое смешение форм глагола-связки (см.: ЛОПУШАНСКАЯ 1967, 106; БОНДАРЕВА 1973, 4).

Так, статистическое обследование светских произведений XVII в. разных жанров и направлений обнаружило единообразие в употреблении форм прошед. времени:

80,3 % этих форм — аорист; 7,3 % — имперфект; 12,4 % — перфект (см.: ХАБУРГАЕВ и РЮМИНА 1971, 68—70; РЮМИНА 1971, 6). При этом весьма показательно, что цсл. система форм прошед. времени представлена в том числе в «Фацециях», являющихся переводом с польск. языка, выполненным в 1679—1680 гг., где формы аориста составляют 84,9 % всех форм прошед. времени, имперфект — 4 %, перфект — 11,1 % (см.: ХАБУРГАЕВ и РЮМИНА 1971, 68—70), а также в переведенной в 1677 г. с польск. «Мелюсине» (см.: БЕРГМАН 1964, 164). Этот факт свидетельствует о сознательной ориентации авторов как оригинальных, так и переводных произведений XVII в. на цсл. систему глагольных форм прошед. времени.

Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) Замечательно, что ориентация на эту норму представлена не только в светских произведениях XVII в. (см.: ТАРКОВСКИЙ 1975, 69; БЕРГМАН 1964, 185; РЮМИНА 1971, 6), но и в произведениях конфессиональной литературы, в частности — в Псалтыри Максима Грека 1552 г., а также частично — в изданной в Москве в 1693 г.

Июльской Минее, где аорист встречается только в форме 1 л. обоих чисел, а во 2 и 3 л. используется перфект (см.: ШУМИЛОВА 1979, 32).

При подсчете мы исключили из общего числа глагольных форм прошед. времени те, которые в ркп. А принадлежат не основному писцу (15 форм аориста и 8 форм перфекта).

А. Фирсов допустил ошибки в грамматических показателях лица и числа 4 раза: 1 л. ед. ч. вм. цсл. (68:21), вм. цсл.

(118:158); 3 л. ед. ч. вм. цсл. (39:4, А), вм. 3 л. мн. ч.

(52:4). Частое смешение грамматических показателей в формах прошед. времени было характерно в XVII в. не только для светских и деловых произведений (см.: ТАРКОВСКИЙ 1975, 69—75), но даже для церковных книг, о чем говорил известный справщик 2-й половины XVII в. чудовский инок Евфимий в своем трактате 1692 г., посвященном исправлению Миней: в Минеях I I j, j I j, j j I (см.: НИКОЛЬСКИЙ 1896, 114).

Так, А. Фирсов употребил глагол I вм. цсл. формы аориста (119:1), внешне напоминающей форму имперфекта. Неправильно употреблена А. Фирсовым форма имперфекта в следующем контексте: s j, w, (51:3) — ср.

цсл.:

,. Мы усматриваем в форме описку; должно быть деепричастие (исконно — краткое действительное причастие наст. времени) — как в польск.: Jzyk twj broi zoci a jest jako ostra brzytwa obchodzc si na zdradzie, так как А. Фирсов достаточно часто переводит польск. деепричастия на -c формой на - (об этих формах см.: 5.3.2). Смешение формы имперфекта на - с краткими действ. причастиями наст. времени на - отмечено и в других произведениях XVII в., в частности — в Сибирских летописях (см.: ФОМЕНКО 1963, 7).

В текстах на «простой мове» формы типа, и подобные встречаются очень часто и были кодифицированы «Грамматикой» Ужевича (см.:

ГУ 1643, 25). Такие формы отмечены и в двух западнорус. Псалтырях XVI и XVII вв., написанных на «простой мове» (см.: КАРСКИЙ 1896, 158; об этих формах в других произведениях на «простой мове» см.: ЖИТЕЦКИЙ 1889, 140; ПЛЮЩ 1961, 229;

ЦЕЛУНОВА 1988).

Отметим, что для языка ПсФ не характерны глагольные формы с суффиксами

-/-, типичные для канцелярского языка 2-й половины XVII в. (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 278—279; ЧЕРНЫХ 1953, 341—342). В исследуемом памятнике эти образования засвидетельствованы по два раза в форме наст. времени: j (76:7), j (25:4) и являются поэтому окказионализмами.

Первая форма засвидетельствована лишь в ркп. В (в ркп. А, Б и Г — ), а форма, отмеченная в ркп. А и Г (писцы ркп. Б и В, видимо, затруднялись в прочтении этого слова и допустили явные ошибки: в ркп. Б — j, в ркп. В — j), как и вся лексема, является полонизмом (в польск.

тексте:

prowad).

Примечания 153 Это следующие формы: (106:42), (144:6), (ПАФ: 24), (144:7), (118:20, 118:81, 118:123), (30:14), (68:4, 118:82), (гл. 105:20), (гл. 83:7), j (103:12), (104:2).

Атрибутивное употребление формы на - засвидетельствовано, например, в следующем контексте: jI, ww w (48:7). Функцию субстантивированного причастия выполняет форма на - в следующем контексте: j, (ркп.

Б-Г:

I) : j j, I (67:26). В этом стихе есть две формы на -: форма, являющаяся в предложении подлежащим (польск.: gracze), и форма I, хотя и согласованная в роде и числе с подлежащим j, однако функционирующая в предложении в качестве «второстепенного сказуемого» (в польск.: bijc).

Об употреблении в памятниках делового языка в роли деепричастий образований на -/- свидетельствуют и другие авторы (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 290;

ЧЕРНЫХ 1953, 356—357; ЛОПУШАНСКАЯ 1967, 120—122). Образования на -/

- в роли деепричастий были характерны для книжно-литературных произведений XVI в. (см.: НИКИФОРОВ 1952, 263—264); эти же формы преобладают над формами на -/- и в книжно-литературных произведениях XVII в. (см.: ФОМЕНКО 1963, 9).

В ПсФ, например, не представлены формы «деепричастий» наст. времени ед. ч. жен. рода (по М. Смотрицкому, на -), хотя такие грамматические позиции в тексте имеются (их два раза «обслуживают» формы на - и 3 раза — на -), а также формы «деепричастий» прошед. времени на -(), полагавшиеся, по М. Смотрицкому, во мн. ч. несред. рода — эта форма была использована А. Фирсовым лишь 1 раз (), в остальных случаях эта грамматическая позиция «заполнена» либо формами на -() — 2 раза, либо формами на -() — 5 раз.

О существовании этой глагольной формы в великорус. языке свидетельствует, в частности, то, что А. Фирсов часто употребляет деепричастия вполне самостоятельно, в том числе в Предисловии, например: wI I j,, j... w j... w w, wj,...,... I, (ПАФ: 181—182); w I......, jw, -, (ПАФ: 185).

Замечательно, что некоторые из этих форм были релевантными «признаками книжности» и для других великорус. книжников конца XVII — начала XVIII вв. Так, А. А. Шумилова, выделяя в процессе исследования языка Июльской Минеи 1693 г.

существенные и несущественные черты высокого слога, относит к числу первых — на уровне морфологии: Зв. пад., двойств. ч., Р. пад. прилагательных на -, формы аориста (которые, впрочем, встречаются только в форме 1 л. обоих чисел), а формы склонения существительных, по мнению исследователя, следует отнести к несущественным чертам высокого слога (см.: ШУМИЛОВА 1979, 33—34). Некоторые из перечисленных релевантных для А. Фирсова цсл. форм отмечаются исследователями в качестве «признаков книжности», последовательно сохранявшихся в произведениях 1-й половины XVIII в. на «простом» языке. Так, например, флексия Р. ед. ч. прилагательных муж. и сред. рода — -/- и жен. рода -/- является нормативной для Софрония Лихуда, правившего первый — цсл. — перевод «Географии генеральной»

Б. Варения (см.: ЖИВОВ 1986, 257), а Р. и В.-Р. ед. ч. личных и возвратных местоПсалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) имений,, остается основной формой в проповедях Феофана Прокоповича разных периодов его творчества (см.: КУТИНА 1981, 34). Характерно, что многие из приведенных форм были маркированы в языковом сознании книжников начала XVIII в. как признаки, противопоставляющие цсл. и рус. языки. Так, в рукописной «Технологии» 1725 г. противопоставляются некоторые специфически «великороссийские» формы «славенским». Это, в том числе, — Зв. пад., который в рус. языке равен Им.; флексия - в Р. ед. ч. существительных муж. рода противопоставляется цсл. флексии -; отмечается отсутствие в рус. языке форм двойств. ч., а также свойственная рус. языку омонимия флексий Р. и Д. ед. ч. прилагательных жен. рода, в то время как в цсл. в Р. ед. ч. употребляется флексия -/- (см.: УСПЕНСКИЙ 1983, 107).

Формы причастий на -, - засвидетельствованы в функции подлежащего всего два раза и заимствованы из цсл. текста Псалтыри: w I (ркп. А; Б-Г: ) (142:2);, ркп. А, Г; ркп. Б, В: ) I0 (120:4).

Хотя конструкции сложного буд. времени и «j + В. (М.) пад. существительного» формально не соотносимы, определенное сходство между ними все же имеется. Это сходство заключается в функциональной и стилистической значимости глагола j, который в обеих конструкциях выполняет «второстепенную» функцию: в обеих конструкциях действие названо другим компонентом — инфинитивом или существительным, а глагол j либо относил действие, названное глаголом в форме инфинитива, к буд. времени, либо придавал предикативность действию, названному отглагольным существительным (ср.: j — j).

Г. Н. Аверьянова, специально исследовавшая способы выражения сказуемого в повестях и сатирических произведениях XVII в., относит краткие страдательные причастия наст. времени в составе именной части сказуемого к а р х а и ч н ы м формам и отмечает, что в исследованных ею произведениях эти формы отмечены 35 раз — при 57 формах страдательных причастий прошед. времени (см.: АВЕРЬЯНОВА 1955, 9—10). Учитывая характерную для большинства авторов этих произведений сознательную ориентацию на цсл. языковую систему (которая, в частности, проявляется в использовании цсл. системы глагольных времен), можно полагать, что употребление кратких страдательных причастий наст. времени в сознании великорус.

книжников XVII в. было релевантным признаком книжного языка.

О том, что нормой для языка ПсФ все же был Им. пад. существительного в функции сказуемого, свидетельствуют многочисленные примеры перевода польск.

Тв. предикативного конструкцией с Им. пад., например: 0 0 w (46:10) — To jest Pan Bog sam jest obron wszystkiej ziemi (гл. Б-63); w (арг. 120:5) — on jest stroem i wodcem swoich и др.

Искусственность подобных конструкций проявляется в том, что А. Фирсов достаточно часто нарушает согласование связки в наст. времени с подлежащим в формах числа и лица. В ПсФ отмечено 24 таких случая: при именной части, выраженной именем существительным (10), именем прилагательным и причастием (10), местоимением (3) и наречием (1). Вот некоторые примеры: () j (гл. 85:16); j w, j (52:4);

0 (44:14) и др. Отмеченные случаи нарушения согласования свидетельствуют о том, что А. Фирсов употреблял связку лишь в силу книжной традиции, поддержанной польск. текстами, и допускал при этом ошибки, так как в Примечания 155 живой речи в этих случаях связка отсутствовала. Подобные нарушения согласования отмечены и в других произведениях XVII в. (см.: СОЛОВЬЕВА 1954, 6).

Отступлением от существовавшей в XVII в. письменной традиции является засвидетельствованная несколько раз форма Р. пад. при глаголе, отражающая управление польск. глагола wysucha (czego?): 0 (16:1) — wysuchaj Panie sprawiedliwoci mojej; w (17:7) — wysucha gosu mego и др. Форма Р. пад. при глаголе является, таким образом, окказиональным полонизмом. В подавляющем же большинстве случаев глагол засвидетельствован с формой В. пад. прямого объекта, например: 0 (19:2).

Как известно, в старослав. языке конструкция « + Р. пад.» отмечена как редкая и связанная с глагольной приставкой - (см.: ХОДОВА 1971, 102, 105—106), хотя и в старославянских текстах порой при глаголах с префиксом - встречается конструкция « + Р. пад.» (см.: ГЕРОДЕС 1963, 336). Закрепленность приставки и предлога наблюдается в древнерус. памятниках письменности до XIV в. и лишь в XV в. употребление предлога становится регулярным (см.: ИГ 1978, 368).

О том, что конструкция « + Р. пад. причины» была свойственна живой речи переводчика исследуемого памятника, красноречиво свидетельствуют те фрагменты Предисловия, в которых он употребляет рядом две конструкции для выражения причинных отношений — « + Р. пад.» и «() + Р. пад.»: I 0I, I 0... ; w 0 I, w I 0I (ПАФ: 183) и др.

В книжно-литературных произведениях XVII в. «дательный самостоятельный»

встречается редко, а в его употреблении часты ошибки (см.: ДАНЕВИЧ 1961, 12;

ПЕННИНГТОН 1968, 136), свидетельствующие о том, что употребление этой конструкции было данью книжной традиции. В произведении Г. Котошихина, например, оборот «дательный самостоятельный» засвидетельствован 3 раза — в первой части, при этом в двух примерах автор допустил ошибки (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 328).

Эта конструкция встречается в конце XVII в. и в произведениях, переведенных с польск. языка (см.: БЕРГМАН 1964, 173—174; ГАЛЬСТЕР 1976, 34).

В ПсФ отмечено всего несколько примеров конструкций с плеонастическим местоимением в главном предложении, например:, 0I (49:23). Подобные конструкции встречаются редко — как в деловых, так и книжно-литературных произведениях XVII в. (см.: ИГ 1979, 79). Нами также засвидетельствовано 11 примеров конструкций, в которых в главном предложении отсутствует определяемое слово (имя существительное или субстантивированное местоимение), например:,, sw j (70:24).

Менее частотными являются эти конструкции и в других произведениях XVII в.: у Г. Котошихина, например, на 198 примеров постпозитивного употребления определительных предложений с союзным словом приходится 88 примеров препозиции придаточного предложения (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 344).

По наблюдениям исследователей, примеры определительных предложений с союзным словом в памятниках XI—XVII вв. немногочисленны, в то время как в памятниках XVIII в. по широте распространения они занимают второе место после конструкций с местоимением (см.: ИГ 1979, 84). Примеры с встречаются в XVII в. в произведениях делового и бытового характера: грамотах, частной переписке (у Г. Котошихина, впрочем, это союзное слово не засвидетельствовано), что позволяет одним исследователям считать эти конструкции принадлежностью канцеПсалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) лярского стиля (см.: СТЕЦЕНКО 1960, 225), а другим — стилистически нейтральными (см.: КУЗЬМИНА 1976, 12—13) — на том основании, что конструкции с отмечены и в частной переписке (см.: ИГ 1979, 85). Замечательно в этой связи то, что в Рукописном лексиконе 1-й половины XVIII в., автором которого, по предположению А. П. Аверьяновой, является В. Н. Татищев (далее: Рук.

л.), местоимение (, ) дается с пометой р(усское) к местоимению (, ) (см.:

АВЕРЬЯНОВА 1964, 151). Столь противоречивые свидетельства о стилистическом статусе союзного слова (отметим, что вопросительное местоимение, по наблюдениям Н. А. Кузьминой, в памятниках XVII—XVIII вв. характерно для произведений, написанных «высоким» стилем; это, например, сочинения Полоцкого, Феофана Прокоповича и др. — см.: КУЗЬМИНА 1976, 12—13) не позволяют однозначно объяснить причину «разногласия» между двумя вариантами перевода ПсФ в употреблении местоимений и. Отметим, однако, что в ПсФ встречаются примеры употребления обоих союзных слов рядом, что в какой-то мере может свидетельствовать о том, что они были стилистически равноценными, например: j, w...

, j, (68:7).

Отмечено несколько выделительно-определительных предложений и конструкции с плеонастическим местоимением в главном предложении, например: j, j (ПАФ: 181). Один раз засвидетельствована конструкция, в которой в главном предложении отсутствует определяемое слово: j I, I,,, (101:9).

Препозитивные определительные придаточные предложения с союзным словом засвидетельствованы всего 2 раза, например: Конструкции с местоимениями,, отмечены в следующих формах:

Им. ед. муж. рода (36), Р. ед. (4), Д. ед. () (9), В. ед. (20), (3), Тв. ед. (1), М. ед. (1); Им. ед. сред. рода (3), (1), В. ед.

(4); Им. ед. жен. рода (7), (1), Р. ед. (1), В. ед. (14), (1), Тв. ед.

(3), М. ед. (2); Им. мн. (16), Р. мн. (13), Д. мн. (7), В. мн. (20), М. мн. (4).

В этой ориентации на польск. язык (в данном случае — на синтаксический строй польск. текстов Псалтыри) и следует, на наш взгляд, искать причину того, что А. Фирсов ни разу не использовал в своем переводе местоимение в качестве изъяснительного союза. В польск. языке основным изъяснительным союзом был союз i/e, что и повлияло на выбор А. Фирсовым цсл. по происхождению союза в качестве основного изъяснительного союза в переводимом им тексте Псалтыри. В то же время местоимение co в польск. языке не употреблялось в качестве союза, а использовалось лишь в качестве союзного слова, что также получило отражение в нашем памятнике (использование союзного слова находило поддержку также в письменной традиции этого времени). Отмеченная выше ориентация А. Фирсова на польск. тексты при выборе средств связи в сложноподчиненных предложениях весьма показательна в плане отражения того влияния, которое польск. язык оказал на синтаксический строй ПсФ.

Как в тех случаях, когда в главной и придаточной частях целевых предложений субъекты разные, так и в тех случаях, когда в обеих частях субъекты одинаковые, А. Фирсов употребляет в придаточном предложении не инфинитив, а форму Примечания 157 прошед. времени глагола на --. Такое употребление глагольной формы в целевом придаточном предложении с союзом было характерно для большинства древних памятников письменности (см.: ИГ 1979, 228—229).

В приводимых в конце «Грамматики» Г. Лудольфа записях разговорной речи союз отмечен 5 раз, причем один контекст позволяет предполагать, что это слово могло употребляться в качестве частицы косвенного вопроса, а в остальных 4 примерах слово употреблено в качестве условного союза (см.: ЛАРИН 1937, 55, 57, 61, 71, 76).

В ПсФ встречается не только условный союз, но и частица косвенного вопроса, употребляемая А. Фирсовым в соответствии с аналогичной польск.

частицей jeli (эта частица известна польск. памятникам письменности с конца XIV в. — см.: ПЛОТНИКОВА 1954, 242). В XVII в. конструкции с этой частицей засвидетельствованы в переведенных с польск. языка великорус. памятниках письменности, в переводах, выполненных в Посольском приказе (см.: ПЛОТНИКОВА 1954, 236), а также в письмах и бумагах Петра I (см.: КОРОТАЕВА 1964, 163). То обстоятельство, что частица встретилась в записях разговорной речи (см.: Примечание 80), позволяет предполагать, что употребление в качестве частицы косвенного вопроса не было в XVII в. столь уж редким явлением. В ПсФ частица косвенного вопроса засвидетельствована несколько раз, при этом трижды А. Фирсов допустил весьма характерную ошибку — нарушил согласование подлежащего и сказуемого, например:

... 0 (9:25) — польск. zonik… nie pyta si jeli jest Bog; j () I (138:24) — польск. obacze jeli jest we mnie droga przewrotnoci. Думаем, что А. Фирсов сознательно заменял конструкцию jeli jest польск. текста конструкцией с целью избежать тавтологии, то есть в его сознании союз ассоциировался с глагольной формой.

Условный союз в конце XVII в., видимо, четко ассоциировался в сознании книжников с цсл. языком. По мнению В. А. Плотниковой, союз в это время был «не только специфической принадлежностью „высоких“ стилей, но и традиционным, шаблонным славянизмом, употребление которого связывалось с определением „литературности“ вообще» (ПЛОТНИКОВА 1954, 229). В этой связи заслуживает внимания проведенное С. Е. Морозовой сравнение Писем и Жития Аввакума с точки зрения употребления в них условных союзов: «Письма Аввакума — образец литературы высокого слога, живой разговорный язык сочетается в них с пафосом церковных проповедей. Примеры с в Письмах Аввакума составляют 80 % всех условных конструкций с союзами, в то же время в Житии Аввакума союз употреблен лишь в половине подобных конструкций» (ИГ 1979, 234). Замечательно также, что в произведении Г. Котошихина союз встретился в условном предложении лишь 1 раз — в первой части, насыщенной славянизмами (см.: ПЕННИНГТОН 1980, 356).

Материалом для Словаря П. Гильтебрандта послужило Синодальное издание

Псалтыри, которое существенно не отличается от цсл. текста Псалтыри 1678 г. (см.:

ПОГОРЕЛОВ 1901, XLI).

Поскольку в Словнике нами учитывалась лексика Предисловия, аргументов к псалмам и многочисленных глосс, отсутствующих в цсл. Псалтыри, а также разночтения между отдельными рукописями, следует полагать, что лексика т е к с т а Псалтыри была обновлена чуть меньше, чем наполовину.

Если до второго южнославянского влияния различия между цсл. и рус. языками проявлялись главным образом на фонетическом и грамматическом уровнях, то Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) после второго южнославянского влияния в результате сознательного отталкивания от живой разговорной речи различия между двумя языками в значительной степени осознаются и как лексические. Об установлении корреляции между «славянскими» и «русскими» словами свидетельствуют рассуждения книжников о характере соотношения между семантически тождественными словами (см.: УСПЕНСКИЙ 1983, 55—60).

Лексические различия между цсл. и рус. языками отмечаются Г. Лудольфом (см.:

ЛАРИН 1937, 116), что свидетельствует об актуальности такого противопоставления в конце XVII в., а в XVIII в. лексические различия начинают фиксироваться в лексиконах. Так, в «Лексиконе треязычном» Ф. Поликарпова 1704 г. встречаются (правда, спорадически) сопоставления цсл. и рус. форм, а в Рук. л. некоторые слова снабжены пометами «русское» или «славянское». При этом слова с пометой «русское» означали общеупотребительные, разговорные, стилистически нейтральные слова, а помета «славянское» обозначала слова книжные, употребляемые в «высоком словенском»

слоге (см.: АВЕРЬЯНОВА 1964, 16).

Замечательно, что замена цсл. на и отмечается и у Максима Грека (см.: КОВТУН и др. 1973, 119—120).

То обстоятельство, что А. Фирсов пишет в Предисловии не о «русизмах», а о jI...... I, принципиально не отличает его представление об этих «речениях» от представления Максима Грека и Нила Курлятева о «русских пословицах», так как по существу речь идет об одном и том же — о словах нейтрального лексического фонда.

Рассмотренные регулярные лексические замены можно пополнить следующими примерами замены специфически книжных слов словами нейтрального лексического фонда, некоторые из которых были «подсказаны» переводчику польск.

текстами:

— (113:4, 113:6), — (5:4, 29:6, 48:15 и др.), — I (77:25, 77:30, 146:9), — I (103:27, 110:5), j — j (131:4), - j — (88:45), — (przyschn 101:6), pocaowa si 84:11), — (uprzedzi 87:14), — (77:66, 113:35), — (118:33), — (108:18, 108:24), — (76:2), — (73:2), — (nakarmi 79:6, 80:17), — (76:3), — j (ciao 15:9), j — (118:43), j — j (113:13), j — j (87:18), — j (105:3, 113:16), — (6:5), — (9:19), — (pastwisko 94:7, 99:3), — (przepa 70:20).

Отдельные словарные примечания к тексту встречаются уже в древнейших рукописях; эти толкования послужили одним из источников древних словарейономастиконов, в которых, однако, толковались прежде всего еврейские слова и греческие имена собственные и нарицательные (см.: КОВТУН 1963, 10—154). Позднее появляются «произвольники» — в а р и а н т ы п е р е в о д а отдельных слов, собранные иногда в особые сводки; «произвольники» были одним из основных источников славяно-русских лексиконов XVII в. (см.: КОВТУН 1963, 216—317).

Р. Б. Тарковский, отмечая книжный характер языка перевода басен Эзопа, засвидетельствовал в памятнике 187 слов (592 употребления) с неполногласием и 11 слов (38 употреблений) с полногласием, которое «выступает там, где полногласных вариантов практически не существовало» (ТАРКОВСКИЙ 1975, 101).

Так, например, «демократичность языка сочинения Григория Котошихина… хорошо подкрепляется обширным набором свойственных живому языку лексем с Примечания 159 приставкой вы-» (БЕЛОЗЕРЦЕВ 1966а, 108), а о книжном характере выделительных глаголов с приставкой из- свидетельствует наблюдаемая у автора Жития Епифания зависимость между приставочной основой и выбором формы прошед. времени: от глаголов с приставкой вы- — только формы перфекта, от глаголов с приставкой извыделительного значения) — формы аориста и имперфекта (см.: БЕЛОЗЕРЦЕВ 1966а, 120).

Глагол «завянуть» (1) не засвидетельствован в КДРС, а в ПсФ поддерживается польск. глаголом: 0,, w (101:5) — serce moje wywido… Глагол «признаваться» (1) отмечен в ркп. В в глоссе к следующему тексту: w (арг. 37:11:14) — wyznawa i ju prawie si nie czuje (в ДРС этот глагол отмечен в Суб. Мат. IV, 1665 г. в значении «познать, изучить» — здесь и далее в скобках указываем первую фиксацию каждого слова по материалам ДРС и КДРС; расшифровку материалов см.: УКАЗАТЕЛЬ 1984). Слово «придумать» (1): j j (82:4) — wymylili… rad przeciw ludowi (в ДРС этот глагол впервые фиксируется в деловых документах конца XVII в.: ДАИ Х, 1682 г.). Глагол j «отмерить, измерить» (1): 0 j j (38:6) (в ДРС этот глагол впервые фиксируется в Назир. XVI в.). Глаголы (3), написать»:, 0, I (гл. 18:5) — To jest i na niebie prawie jest wypisane jako…;

I (арг. 52:2) — Wypisuje przewrotne

przyrodzenie. В ДРС оба глагола в значении «написать» впервые отмечаются в деловых документах XVI в. Глагол «сделать выпуклым» (1):

w (гл. 72:7) — wypuky im oczy od tustoci (этот глагол в КДРС не засвидетельствован).

О росте употребительности образований на -, -, - в юридических текстах Петровской эпохи по сравнению со старорус. юридическими текстами XV— XVI вв. свидетельствуют следующие количественные данные, приведенные В. О. Петруниным: имена на -/- в старорус. юридических текстах составляли 0,4 % (в западнорус. юридических текстах того же периода — 1,2 %), в «Уложении»

1649 г. — 0,5 %, а в Артикуле воинском 1715 г. — 2,8 %; имена на - в «Уложении» составляли 0,05 % (в западнорус. юридических текстах — 0,4 %), а в Артикуле воинском — 0,9 %; имена на - в старорус. юридических текстах составляли 0,2 %, в «Уложении» — 0,3 %, в Артикуле воинском — 0,8 % (см.: ПЕТРУНИН 1984, 11—13).

О продуктивности словообразовательной модели на - в конце XVII в. свидетельствует также то, что некоторые из отмеченных в ПсФ существительных не зафиксированы в КДРС и не находят поддержки в польск. текстах, то есть являются новообразованиями: (1, ркп. В), (1), (2). Последнему слову в польск. текстах соответствует существительное sprzeciwiestwo, однако польск. языку с XV в. было известно и существительное sprzeciwno (ССП VIII, 375), что позволяет усматривать в слове полонизм.

Существительное засвидетельствовано в ПсФ дважды и оба раза не находит поддержки в польск. текстах Псалтыри. В польск. памятниках письменности слово gupstwo фиксируется с XVI в. (СП 16 VII, 440—441), вытеснив известное с XIV в. слово gupo (ССП II, 433). В конце XVI в. слово начинает часто встречаться в произведениях западнорус. книжников — Ивана Вышенского, Л. Зизания Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) (см.: КОХМАН 1975, 61), а у великорус. писателей впервые отмечается у А. Курбского (см.: ТАМАНЬ 1961), встречается у К. Истомина, в Лексиконе Ф. Поликарпова 1704 г., а также в Рук. л. (см.: АВЕРЬЯНОВА 1964, 74). Фиксация слова в лексиконах может свидетельствовать о его «ассимиляции» на великорус. почве и объясняет в какой-то мере факт самостоятельного употребления этого слова А. Фирсовым. Слово, как и другие однокоренные слова, является заимствованием из польск. языка (см.: КОХМАН 1969, 134; ПЕННИНГТОН 1980, 391—392). Через язык дипломатической переписки эти слова проникли в рус. язык — по материалам КДРС слово впервые фиксируется именно в деловых документах (АИ IV, 1654; ДАИ VI, 1672; Козм., 1670). Часто встречается это слово в памятниках XVIII в., в том числе у В. Тредиаковского (см.: КОХМАН 1972, 49). В ПсФ это слово засвидетельствовано один раз и не находит поддержки в польск. текстах: j j...... j (гл. 67:31). Полонизмом также является слово «измена», отмеченное в ПсФ один раз в соответствии с польск. cudzostwo (арг. 50:3). В материалах КДРС оно также встречается в XVII в. лишь в переводах с польск.

Один раз j встретилось в глоссе ркп. Б, писец которой часто ошибался в написании этого слова (j) и решил объяснить его значение:

j j jI (гл. 135:21).

Выражение j, видимо, было традиционным элементом великокняжеского титула и в XVII в., о чем свидетельствует отчет об инциденте, который произошел в 1667 г. между рус. послами и французскими властями в связи с тем, что в тексте грамоты, составленной французской стороной, не были написаны самые высокие титулы царя:, j,,, ПУТ. ПОСЛ. 1954, 288).

То обстоятельство, что аргументы к псалмам отсутствуют в ркп. А, не позволяет с уверенностью относить такое написание к А. Фирсову (ср. дважды встретившееся во всех рукописях написание ). Ранняя фиксация слова страна» в ДРС (1431 г.) основывается, по мнению А. Золтана, на произвольной интерпретации подтитлового написания (0); по его мнению, распространение эта форма получает лишь в начале XVII в. (см.: ЗОЛТАН 1987, 43—45). Отметим, что древнерус. встретилось в ПсФ также 2 раза — по одному разу в значениях «владычество, сила» и «власть, правление»:, I 0... YI... j... 0 (ПАФ: 180). В значении «государство» это слово в ПсФ не засвидетельствовано.

О книжном характере образований на - свидетельствует, в частности, тот факт, что Ф. Поликарпов в первом — цсл. — переводе «Географии генеральной» Б. Варения (1716 г.) широко использовал существительные на -, которые позже (с целью сближения языка перевода с языком «посольского приказу») были заменены другими словами, например:,, и др. (см.: ЛУКИЧЕВА 1971, 6).

То обстоятельство, что достоверных сведений об Аврамии Фирсове у нас нет, отнести его к числу выходцев из Юго-Западной Руси мы могли бы лишь на основании косвенных данных, извлеченных из анализа языкового строя переведенной им Псалтыри. Западнорус. происхождение переводчика должно было бы проявиться прежде всего в орфографии и морфологии памятника, обычно в наибольшей степени отражающих диалектные черты автора или переводчика текста. Однако характерные Примечания 161 черты собственно западнорус. языка, отличающие его от великорус. и польск. языков (см.: КАРСКИЙ 1896, 175—241), отражения в языковом строе ПсФ не получили.

Отметим также еще одно обстоятельство — в «Объяснении переводчика» говорится:

II (ркп. А и Г, в ркп. Б и В: I; в ркп. А и Г глосса: I; в ркп. Б, В глосса: II), (ПАФ: 181).

При отнесении того или иного слова к числу полонизмов мы пользовались как специальными исследованиями по полонизмам в рус. языке, так и собственными критериями — в тех случаях, когда интересующие нас слова исследователями специально не рассматривались. Итак, к числу полонизмов мы относим слово в том случае, если в ПсФ оно засвидетельствовано в соответствии с аналогичным словом польск.

текста и в материалах КДРС не встречается вообще либо впервые отмечается в переведенных с польск. произведениях или у авторов, язык которых насыщен полонизмами (например, у А. Курбского). В тех случаях, когда интересующее нас слово при аналогичных исходных данных в материалах КДРС впервые отмечается в текстах делового характера (в том числе — в дипломатических документах), основным критерием отнесения этого слова к числу полонизмов служит более ранняя фиксация его в польск.

языке (по материалам ССП и СП 16). Отмечаемое исследователями вероятное западнорус. посредство в проникновении некоторых полонизмов в великорус. язык (например,,,,,,, и др.) мы не учитываем, поскольку одной из задач настоящего исследования является выявление в «простом» языке ПсФ польск. элементов на всех языковых уровнях.

Интересно отметить, что во всех рукописях частица засвидетельствована только 7 раз, а 9 раз она отмечена лишь в ркп. А (в ркп. Б-Г в этих примерах ее заменяет частица, встретившаяся в ПсФ в общей сложности 45 раз).

И. И. Срезневский отмечает слово в значении «польза» в полонизированной западнорус. грамоте 1396 г. полоцкого князя Ярослава (см.: СРЕЗНЕВСКИЙ II, 1082), а в материалах КДРС это слово впервые засвидетельствовано в дипломатических документах XVI в. (Римск. имп. д. I, 1576 г.).

Различие в способе корреляции «простого» языка А. Фирсова и югозападнорус. «простой мовы» с польск. языком можно наглядно проиллюстрировать путем сравнения фрагментов ПсФ, переведенных из Б-63, с югозападнорус. переводом Псалтыри, выполненным в XVII в. также с Б-63. Эта Псалтырь хранится в ОР РГБ (ф.178, № 1017; далее: ПсЗ-Р), была подробно исследована Е. Ф. Карским (см.: КАРСКИЙ 1896). Ниже приводим 3 текста Псалтыри: из Б-63, ПсФ и ПсЗ-Р.

–  –  –

АВЕРЬЯНОВА 1955 — Аверьянова Г. Н. Особенности синтаксиса сатирических произведений и повестей XVII в. Способы выражения сказуемого: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1955.

АВЕРЬЯНОВА 1964 — Аверьянова А. П. Рукописный лексикон первой половины XVIII века. Подготовка к печати и вступительная статья. Л., 1964.

АМВРОСИЙ 1878 — Амвросий, архиеп. Московский. Псалтирь въ новомъ славянскомъ перевод. М., 1878.

АМФИЛОХИЙ I—IV — Амфилохий, архим. Древле-славянская Псалтирь Симоновская до 1280 г. 2-е изд. Ч. I—IV. М., 1880—1881.

АСТАФЬЕВ 1889 — Астафьев Николай. Опыт истории Библии в России в связи с просвещением и нравами. СПб., 1889.

АСТАХИНА 1974 — Астахина Л. Ю. Русские сельскохозяйственные книги XVI—XVII вв. как лингвистический источник: Автореф. дис. … канд. филол. наук.

М., 1974.

АХВЛЕДИАНИ 1983 — Ахвледиани Н. Д. Нормы словоизменения имен существительных в русском приказном языке XVII века: Автореф. дис. … канд. филол. наук.

М., 1983.

БАСАЙ 1979 — Basaj M. Stan i perspektyvy bada nad wpywami polskimi na jzyk rosyjski // Slavia Orientalis. T. XXVIII. Warszawa, 1979.

БАСЕНКО 1960 — Басенко К. В. К истории употребления местоимений в функции подлежащего в русском языке по памятникам XI—XVII вв: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Днепропетровск, 1960.

БЕЛОЗЕРЦЕВ 1966 — Белозерцев Г. И. Соотношение книжно-славянских и народно-разговорных элементов в древнерусском литературном языке XI—XVII вв. (на материале образований с приставками вы- и из- пространственного значения): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1966.

БЕЛОЗЕРЦЕВ 1966а — Белозерцев Г. И. О соотношении элементов книжного и народного языка в памятниках XV—XVII вв. (на материале глаголов с приставками вы- и из- выделительного значения) // Лексикология и словообразование древнерусского языка. М., 1966.

БЕРГМАН 1964 — Bergman G. The Melusina Saga. The text in UUB slav. 34 and a study in 17th century literary language in Russia // Acta Universitatis Upsalientis. Studia Slavica Upsaliensia 2. Uppsala, 1964.

БЕРЕДНИКОВ 1888 — Бередников Я. И. Историко-статистическое описание первокласснаго Тихвинскаго Богородицкаго Большаго мужскаго монастыря. 2-е изд.

СПб., 1888.

БЕРНШТЕЙН 1972 — Бернштейн С. Б. К истории славянского суффикса -tel’ь // Русское и славянское языкознание. М., 1972.

Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) БИРЖАКОВА и др. 1972 — Биржакова Е. Э., Войнова Л. А., Кутина Л. Л. Очерки по исторической лексикологии русского языка XVIII века: Языковые контакты и заимствования. Л., 1972.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ 1946 — Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII в. (Список). М., 1946.

БОНДАРЕВА 1973 — Бондарева В. А. Система временных форм глагола в языке деловой и бытовой письменности XVII в: Автореф. дис. … канд. филол. наук.

М., 1973.

БРАИЛОВСКИЙ 1902 — Браиловский С. Н. Один из пестрых XVII-го столетия.

СПб., 1902.

БРОКГАУЗ и ЭФРОН IIIа — Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Т. III. СПб., 1892.

БРОМЛЕЙ 1957 — Бромлей С. В. К истории образования форм сравнительной степени в русском языке (история взаимодействия двух типов образования форм сравнительной степени: с суффиксом *-jьs и с суффиксом *-jьs) // Труды Ин-та языкознания АН СССР. Т. VIII. М., 1957.

БУДОВНИЦ 1962 — Будовниц И. У. Словарь русской, украинской и белорусской письменности и литературы до XVIII в. М., 1962.

БУЛИЧ 1893 — Булич С. К. Церковно-славянские элементы в современном литературном и народном русском языке // Зап. ист.-филол. фак-та Имп. С.-Петербургского ун-та. Ч. 32. СПб., 1893.

БУРЦЕВА 1973 — Бурцева Л. К. Вариантность субстантивных форм в языке XVII столетия (На материале частной переписки): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1973.

БЫЧКОВ 1868 — Бычков А. Ф. О словарях русских писателей митрополита Евгения // Сб. статей, читанных в Отд. рус. яз. и словесности Имп. АН. Т. 5. Вып. 1.

СПб., 1868.

Б-32 — Biblia wita: to iest, ksigi starego i nowego przymierza z ydowskiego y greckiego izyka na polski pilnie y wiernie przetumaczone. W Gdasku, 1632.

Б-63 — Biblia sacra, to jest wszystkie ksigi starego i nowego przymierza… Drukowano w Brzeciu Litewskim z rozkazania… Mikoaja Radziwia, wojewody wileskiego… nawyszego marszaka i kanclerza, 1563.

Б-99 — Biblia to jest ksigi starego i nowego testamentu, wedug aciskiego przekadu na polski jzyk z pilnoci przeoone… przez Jakuba Wujka… Krakw, 1599.

ВАСИЛЬЕВСКИЙ 1872 — Васильевский В. Г. Очерк истории г. Вильны // Памятники русской старины в западных губерниях империи. Вып. 5. Пг., 1872.

ВЕСЕЛОВСКИЙ 1975 — Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV—XVII вв.

(Справочник). М., 1975.

ВИКТОРОВ 1875 — Викторов А. Обозрение старинных описей патриаршей ризницы. М., 1875.

ВИНОГРАДОВ 1982 — Виноградов В. В. Очерки по истории русского литературного языка XVII—XIX веков. М., 1982.

ВИНОГРАДОВА 1977 — Виноградова В. Л. Исследование в области исторической лексикологии русского языка: Автореф. дис. … докт. филол. наук. М., 1977.

ВИШНЯКОВ 1880 — Вишняков Н. Толкование на Псалтирь. Ч. 1—2. СПб., 1880.

ВОЛОДИХИН 1993 — Володихин Д. М. Книжность и просвещение в Московском государстве XVII в.. М., 1993.

Список цитируемой литературы 165 ВОНДРАК 1915 — Вондрак В. Древнецерковнославянский синтаксис. Казань, 1915.

ВРАДИЙ 1984 — Врадий А. А. К истории именного склонения в церковнославянском языке русского извода (На материале Острожской Библии 1581 г. и «Грамматики» М. Г. Смотрицкого): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Ташкент, 1984.

ГАЛЬСТЕР 1976 — Galster Irena. Wybrane zagadnienia skadni staroruskiej // Studia Rossica. I. Warszawa, 1976.

ГЕРОДЕС 1963 — Геродес С. Старославянские предлоги // Исследования по синтаксису старославянского языка: Сб. статей. Praha, 1963.

ГИЛЬТЕБРАНДТ 1898 — Гильтебрандт П. А. Справочный и объяснительный словарь к Псалтири. СПб., 1898.

ГОЛУБЕВА 1952 — Голубева Е. Л. Синтаксические функции именных причастий действительного залога в памятниках письменности XVII в: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1952.

ГОРСКИЙ и НЕВОСТРУЕВ 1855 — Горский А. В., Невоструев К. И. Описание славянских рукописей Московской синодальной библиотеки. Отд. 1. Священное писание. М., 1855.

ГОРШКОВА и ХАБУРГАЕВ 1981 — Горшкова К. В., Хабургаев Г. А. Историческая грамматика русского языка. М., 1981.

ГРОТ 1899 — Грот Я. К. Труды. II. Филологические разыскания (1852—1892).

СПб., 1899.

ГРЯЗНОВ 1910 — Грязнов А. Ф. Ярославская большая мануфактура за время с 1722 по 1856 гг. М., 1910.

ГУ 1643 — Граматика слав’янська I. Ужевича / Пiдготували до друку I. К. Бiлодiд, Е. М. Кудрицький. Кив, 1970.

ДАНЕВИЧ 1961 — Даневич А. В. Грамматические особенности русских повестей 2-й половины XVII в: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Киев, 1961.

ДЕРЖАВИНА 1965 — Державина О. А. «Великое зерцало» и его судьба на русской почве. М., 1965.

ДЕРЖАВИНА 1982 — Державина О. А. Симеон Полоцкий в работе над «Псалтырью рифмованной» // Русская старопечатная литература (XVI — первая четверть XVIII в.). Симеон Полоцкий и его книгоиздательская деятельность. М., 1982.

ДОМБРОВСКИЙ 1969 — Podrczna Encyklopedia Biblijna. T. I (A—Ј). / Dbrowski E., red. Pozna; Warszawa; Lublin, 1969.

ДОРОЖКИНА 1980 — Дорожкина Т. Н. Функционирование субстантивных словосочетаний в русских повестях и памятниках деловой письменности второй половины XVII в. (Стилистико-грамматический аспект): Автореф. дис. … канд. филол. наук.

М., 1980.

ДРС I — X — Словарь русского языка XI—XVII вв. Вып. I—X. М.

ЕВГЕНИЙ 1822 — Евгений (Болховитинов). Биографии Российских писателей // Сын Отечества. Ч. 75. № 4. СПб., 1822.

ЕВГЕНИЙ 1845 — Евгений (Болховитинов). Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России. Т. 1—2. М., 1845.

ЕЛИСЕЕВА 1969 — Елисеева Л. В. О некоторых особенностях глагольного управления в «Книгах судных дел» Литовской Метрики XVI в. // Очерки по русскому языку и истории его развития. Уч. зап. ЛГПИ им. А. И. Герцена. Т. 370. Л., 1969.

ЖИВОВ 1986 — Живов В. М. Новые материалы для истории перевода «Географии генеральной» Бернарда Варения // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. Т. 45. № 3. М., 1986.

Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) ЖИВОВ и УСПЕНСКИЙ 1983 — Живов В. М., Успенский Б. А. Выдающийся вклад в изучение русского языка XVII века. [O кн.:] Grigorij Kotoixin. O Rossii v carstvovanie Alekseja Mixajlovia. Text and Commentary / Ed. by A. E. Pennington. Oxford, 1980 // International Journal of Slavic Linguistics and Poetics 1983. Vol. XXVIII, 1983.

ЖИТЕЦКИЙ 1889 — Житецкий П. Очерк литературной истории малорусского наречия в XVII и XVIII вв. Ч. I. Киев, 1889.

ЗАБЕЛИН 1853 — Забелин И. Е., j I j 198 j,, j j // Временникъ Императорскаго московскаго общества исторiи и древностей Россiискихъ. Кн. 16. М., 1853.

ЗЕРНОВА 1958 — Зернова А. С. Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI—XVII вв.: Сводный каталог / Под ред. Н. П. Киселева. М., 1958.

ЗОЛТАН 1983 — Zoltn А. Некоторые аспекты польско-восточнославянских языковых контактов в области лексики (К вопросу о полонизмах в посланиях Ивана Грозного к Стефану Баторию) // Hungaro-Slavica 1983. Budapest, 1983.

ЗОЛТАН 1987 — Zoltn А. Из истории русской лексики. Fejezetek az orosz szkincs trtnetbl. Budapest, 1987.

ИЛЬЕНКО 1958 — Ильенко В. В. Западные, юго-западные и южные слова в великорусских летописях XV—XVI вв. Днепропетровск, 1958.

ИСАЧЕНКО-ЛИСОВАЯ 1984 — Исаченко-Лисовая Т. А. «Псалтырь Аврамия Фирсова» 1683 г. Особенности языка и перевода // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз.

Т. 43. № 3. М., 1984.

ИГ 1978 — Историческая грамматика русского языка: Синтаксис / Под ред.

акад. В. И. Борковского. Кн. 1: Простое предложение. М., 1978.

ИГ 1979 — Историческая грамматика русского языка: Синтаксис / Под ред.

акад. В. И. Борковского. Кн. 2: Сложное предложение. М., 1979.

ИГ 1982 — Историческая грамматика русского языка: Морфология. Глагол / Под ред. Р. И. Аванесова, В. В. Иванова. М., 1983.

КАЙПЕРТ 1970 — Kaipert H. Zur Geschichte des kirchen-slavishen Wortguts im Russischen // Zeitschrift fr slavische Philologie. Bd. 35. H. 1. 1970.

КАРСКИЙ 1896 — Карский Е. Ф. Западнорусские переводы Псалтыри в XV— XVII вв. Варшава, 1896.

КЕДАЙТЕНЕ 1971 — Кейдатене Е. И. Язык памятников полемической литературы Южной и Западной Руси (XVI—XVII вв.): Автореф. дис. … докт. филол. наук. М., 1971.

КЛЕПИКОВ 1952 — Клепиков С. А. Филиграни и штемпели бумаг русского производства XVIII—XX вв. // Зап. отд. рукописей Гос. библиотеки им. В. И. Ленина.

Вып. 13. М., 1952.

КЛЕПИКОВ 1959 — Клепиков С. А. Филиграни и штемпели на бумаге русского и иностранного производства XVII—XX вв. М., 1959.

КЛЕПИКОВ 1978 — Клепиков С. А. Филиграни на бумаге русского производства XVIII — начала XX века. М., 1978.

КОВТУН 1963 — Ковтун Л. С. Русская лексикография эпохи средневековья. М.;

Л., 1963.

КОВТУН и др. 1973 — Ковтун Л. С., Синицына Н. В., Фонкич Б. Л. Максим Грек и славянская псалтырь (сложение норм литературного языка в переводческой практике XVI в.) // Восточнославянские языки: Источники для их изучения. М., 1973.

Список цитируемой литературы 167 КОВТУН 1975 — Ковтун Л. С. Лексикография в Московской Руси XVI — начала XVII в. Л., 1975.

КОВТУН 1977 — Ковтун Л. С. Древние словари как источник русской исторической лексикографии. Л., 1977.

КОРОТАЕВА 1959 — Коротаева Э. И. Особые случаи употребления деепричастия в литературном языке XVII—XIX столетий // Исследования по грамматике русского языка. Т. II. Вып. 55. Л., 1959.

КОРОТАЕВА 1964 — Коротаева Э. И. Союзное подчинение в русском литературном языке XVII века. М.; Л., 1964.

КОССОВСКА 1968, 1969 — Kossowska M. Biblia w jzyku polskim. T. 1—2. Pozna, 1968, 1969.

КОТКОВ 1974 — Котков С. И. Московская речь в начальный период становления русского национального языка. М., 1974.

КОХМАН 1967 — Kochman S. Polsko-rosyjskie kontakty jzykowe w zakresie sownictwa w XVII wieku. Wrocaw; Warszawa; Krakw, 1967.

КОХМАН 1969 — Kochman S. Некоторые вопросы изучения истории польскорусских языковых связей в области лексики // Zeszyty Naukowe Wyszej Szkoy Pedagogicznej w Opolu. Filologia rosyjska. VI. Opole, 1969.

КОХМАН I—IV — Kochman S. Polonizmy w jzyku rosyjskiej korespondencji dyplomatycznej (1487—1571), cz. I—IV // Sprawozdania Opolskiego Towarzystwa Przyjaci Nauk. Seria B. № 7—10. Opole, 1971—1974.

КОХМАН 1972 — Kochman S. W. Trediakowski w krgu polskich wpyww jzykowych // Acta Universitatis Wratislaviensis. № 170: Slavica Wratislaviensia. III. Wrocaw, 1972.

КОХМАН 1973 — Kochman S. О языке первых пьес русского театра. Полонизмы // Zeszyty Naukowe Wyszej Szkoy Pedagogicznej w Opolu. Seria A. Filologia Rosyjska.

Opole, 1973.

КОХМАН 1975 — Kochman S. Polsko-rosyjskie stosunki jzykowe od XVI do XVIII w. Sownictwo. Opole, 1975.

КОХМАН 1975a — Kochman S. Polonica w leksykografii rosyjskiej XVII w. Warszawa; Wrocaw, 1975.

КУЗНЕЦОВА 1979 — Кузнецова Р. Д. История подчинительных союзов в русском языке: Автореф. дис. … докт. филол. наук. Саратов, 1979.

КУЗЬМИНА 1976 — Кузьмина Н. А. К истории местоимений кой, какой, который. (На материале памятников XI—XVIII вв.): Автореф. дис. … канд. филол. наук.

Саратов, 1976.

КУНЦЕВИЧ 1908 — Кунцевич Г. З. Опись рукописей Тихвинского Успенского монастыря // Изв. Отд. рус. яз. и словесности Имп. Академии наук 1907 г. Т. XII.

Кн. 4. СПб., 1908.

КУРАШКЕВИЧ 1972 — Kuraszkiewicz W. Gramatyka historyczna jzyka polskiego.

Warszawa, 1972.

КУТИНА 1953 — Кутина Л. Л. Лексика исторических повестей о Смутном времени Московского государства (Из истории русского литературного языка XVII в.):

Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1953.

КУТИНА 1981 — Кутина Л. Л. Феофан Прокопович. Слова и речи: Проблема языкового типа // Язык русских писателей XVIII в. Л., 1981.

Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) КУТИНА 1982 — Кутина Л. Л. Феофан Прокопович. Слова и речи: Лексикостилистическая характеристика // Литературный язык XVIII в.: Проблемы стилистики. Л., 1982.

ЛАВРОВ 1941 — Лавров Б. В. Условные и уступительные предложения в древнерусском языке. М.; Л., 1941.

ЛАРИН 1937 — Ларин Б. А. Русская грамматика Лудольфа 1696 г.: Переиздание, перевод, вступительная статья и примечания. Л., 1937.

ЛИМИНГ 1976 — Leeming H. Rola jzyka polskiego w rozwoju leksyki rosyjskiej do roku 1696. Wyrazy pochodzenia aciskiego i romaskiego. Wrocaw; Warszawa;

Krakw; Gdask, 1976.

ЛОМТЕВ 1956 — Ломтев Т. П. Очерки по историческому синтаксису русского языка. М., 1956.

ЛОПАРЕВ 1895 — Лопарев Х. Отразительное писание о новоизобретенном пути самоубийственных смертей: Вновь найденный старообрядческий трактат против самосожжения 1691 года. СПб., 1895.

ЛОПУШАНСКАЯ 1967 — Лопушанская С. П. Очерки по истории глагольного формообразования в русском языке. I. Казань, 1967.

ЛУКИЧЕВА 1971 — Лукичева Э. В. Сравнительный анализ лексики двух русских переводов XVIII в. «Географии генеральной» Бернарда Варения: Автореф.

дис. … канд. филол. наук. Л., 1971.

МАЛЬЦЕВА и др. 1975 — Мальцева И. М., Молотков А. И., Петрова З. М. Лексические новообразования в русском языке XVIII в. Л., 1975.

МАНСВЕТОВ 1883 — Мансветов И. Д. Как у нас правились церковные книги (Материал для истории книжной справы в XVII столетии). М., 1883.

МАРКОВ 1974 — Марков В. М. Историческая грамматика русского языка.

М., 1974.

МАРТЫНОВ 1976 — Мартынов И. Ф. Тредиаковский и его читатели-современники (По материалам отдела рукописей и редкой книги БАН СССР) // Венок Тредиаковскому. Волгоград, 1976.

МАТЕРИАЛЫ… 1878 — Материалы для истории раскола за первое время его существования, издаваемые Братством св. Петра митрополита. Т. 4: Историко- и догматико-полемические сочинения первых расколоучителей. М., 1878.

МЕДВЕДЕВА 1955 — Медведева В. И. Семантико-грамматические функции именных и местоименных форм прилагательных в языке русских памятников XVI— XVII вв: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1955.

МЕЛЬНИКОВ 1967 — Мельников Е. И. О чешских лексических элементах в русском языке, заимствованных посредством польского и других языков (в XIV— XIX вв.) // Slavia. Ro. XXXVI. Se. 1. Praha, 1967.

НИКИФОРОВ 1952 — Никифоров С. Д. Глагол, его категории и формы в русской письменности второй половины XVI в. М., 1952.

НИКОЛАЕВА 1972 — Николаева Т. М. История звательной формы в русском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Казань, 1972.

НИКОЛЬСКИЙ 1910 — Никольский А. Описание рукописей, хранящихся в архиве Святейшаго Правительствующаго Синода. Т. 2. Вып. 2. СПб., 1910.

НИКОЛЬСКИЙ 1913 — Никольский Н. К. Рукописная книжность древнерусских библиотек (XI—XVII вв.): Материалы для словаря владельцев рукописей, писцов, переводчиков, справщиков и книгохранителей. Вып. I (А-Б). СПб., 1913.

Список цитируемой литературы 169 НОВИКОВ 1772 — Новиков Н. Опыт исторического словаря о российских писателях. Из разных печатных и рукописных книг, сообщенных известий и словесных преданий. СПб., 1772.

ОБНОРСКИЙ 1931 — Обнорский С. П. Именное склонение в современном русском языке. Вып. 2: Множественное число. Л., 1931.

ОГЛОБИН 1892 — Оглобин Н. Н. Бытовые черты XVII века (XV: Вольный справщик церковных книг, 1649) // Русская старина. Т. 73. № 3. СПб., 1892.

ОСИПОВ 1976, 1978 — Осипов В. О. Книготорговые каталоги. Указатель. Вып. 1,

2. М., 1976, 1978.

ОСТРОМЕНЦКА-ФРОНЧАК 1976 — Ostromcka-Frczak. Czasowniki dwuformatowe z prefiksem wy- w jzyku polskim oraz wy- i iz- w jzyku rosyjskim // Rozprawy Komisji Jzykowej ЈTN. T. XXII. d, 1976.

ПАФ — Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова / Подгот. текста, сост.

словоуказ. и предисл. Е. А. Целуновой // Slavistische Beitrge. Bd 243. Mnchen, 1989.

ПЕКАРСКИЙ 1862 — Пекарский П. Наука и литература в России при Петре Великом. Т. 1: Введение в историю просвещения в России XVIII столетия.

СПб., 1862.

ПЕННИНГТОН 1968 — Pennington A. E. Future Periphrases in 17th century Russian: Some Evidence from Translated Material // The Slavonic and East European Review.

Vol. XLVI. № 106. London, 1968.

ПЕННИНГТОН 1968а — Pennington A. E. Some high-style elements in seventeenth-century Russian // Studies in Slavic linguistics and poetics in honor of Boris O. Unbegaun. N. J.; London, 1968.

ПЕННИНГТОН 1980 — Pennington A. E. Grigorij Kotoixin. O Rossii v carstvovanie Alekseja Mixajlovia. Text and Commentary. Oxford, 1980.

ПЕТРОВСКИЙ 1894 — Петровский М. Каталог Патриаршей библиотеки, составленный в 1718 г. // Памятники древней письменности. Т. CIII. СПб., 1894.

ПЕТРУНИН 1984 — ПЕТРУНИН В. О. Из истории письменно-деловой речи (Существительные со значением отвлеченного действия на -ние/-ение и качества на

-ость, -ство в юридических текстах Древней Руси и Петровской эпохи) // Функциональные и социальные разновидности русского литературного языка XVIII в.

Л., 1984.

ПЛОТНИКОВА 1954 — Плотникова В. А. К вопросу об образовании союза если в русском языке // Труды Ин-та языкознания АН СССР. Т. V. М., 1954.

ПЛЮЩ 1961 — Плющ П. П. Русская «простая мова» на Украине в XVI—XVIII веках // Начальный этап формирования русского национального языка. Л., 1961.

ПОГОРЕЛОВ 1899 — Погорелов В. Библиотека Московской синодальной типографии. Вып. 2: Сборники и лексиконы. М., 1899.

ПОГОРЕЛОВ 1901 — Погорелов В. О редакциях славянского перевода Псалтыри // Библиотека Московской синодальной типографии. Ч. 1: Рукописи. Вып. III:

Псалтыри. М., 1901.

ПОЛОЦКИЙ 1953 — Полоцкий Симеон. Избранные сочинения / Подгот. текста, ст. и коммент. И. П. Еремина. М.; Л., 1953.

ПОЛУДЕНСКИЙ 1864 — Полуденский М. Описание патриаршей библиотеки 1718 года // Русский архив (Приложение). 1864.

ПОЛЯКОВА 1968 — Полякова Е. Н. Шадринская рукопись 1687—1688 гг. как памятник делового языка XVII в: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1968.

Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) ПОПОВА 1969 — Попова З. Д. Система падежных и предложно-падежных форм в русском литературном языке XVII в. (Структурно-семантическое описание). Воронеж, 1969.

ПОРОХОВА 1969 — Порохова О. Г. Лексика Сибирских летописей XVII в.

Л., 1969.

ПОТЕБНЯ 1958 — Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. М., 1958.

ПРАВОСЛ. СОБЕСЕД. 1865 — Амвросий, архиепископ Московский и Калужский // Православный собеседник. Т. 3. Казань, 1865.

ПРИПАДЧЕВ 1978 — Припадчев А. А. Деепричастия в южновеликорусской письменности XVII в: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Воронеж, 1978.

ПРОЗОРОВСКИЙ 1894 — Прозоровский А. Сильвестра Медведева j 7190, 91 и 92, j j. М., 1894.

ПРОЗОРОВСКИЙ 1896 — Прозоровский А. Сильвестр Мадведев, его жизнь и деятельность // Чтения в ОИДР при Московском ун-те. Кн. 2—4. М., 1896.

ПРОКОПОВИЧ и др. 1974 — Прокопович Е. Н., Хохлачва В. Н., Шелихова Н. Т.

Суффиксальное словообразование существительных в восточнославянских языках XV—XVII вв. М., 1974.

ПУТ. ПОСЛ. 1954 — Путешествия русских послов XVI—XVII вв. Статейные списки. М.; Л., 1954.

РЕШЕТНИКОВ 1811 — Решетников А. Г. Полное собрание псалмов Давида поэта и царя, преложенныхъ какъ древними, такъ и новыми Российскими стихотворцами изъ прозы стихами. Т. 1—2. М., 1811.

РИЖСКИЙ 1978 — Рижский М. И. История переводов Библии в России. Новосибирск, 1978.

РУНКЕВИЧ 1913 — Рункевич С. Г. Александро-Невская лавра. 1713—1913.

СПб., 1913.

РЮМИНА 1971 — Рюмина О. Л. Глагольные формы в книжно-литературном языке XVII в. (На материале Фацеций): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1971.

С., 1836 — С. Достопамятности московские // Московский наблюдатель. Ч. VIII.

М.; С., 1836.

САВВА 1858 — Савва (Тихомиров, архим.). Указатель для обозрения Московской патриаршей (ныне синодальной) библиотеки. М., 1858.

СИРОМАХА 1979 — Сиромаха В. Г. Языковые представления книжников Московской Руси второй половины XVII в. и «Грамматика» М. Смотрицкого // Вестник Московского ун-та. Сер. 9. Филология. № 1. М., 1979.

СИРОМАХА 1981 — Сиромаха В. Г. «Книжная справа» и вопросы нормализации книжно-литературного языка Московской Руси во 2-й половине XVII в. (На материале склонения существительных): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1981.

СП16 — Sownik polszczyzny XVI wieku. T. I—. 1966—, Wrocaw.

ССП — Sownik staropolski, red. Naczelny S. Urbaczyk. T. I—. 1953—, Wrocaw.

СЛУЖЕБНИК 1655 — Служебник. М., 1655.

СМЕНЦОВСКИЙ 1899 — Сменцовский М. Н. Братья Лихуды. Опыт исследования из истории церковного просвещения и церковной жизни конца XVII — начала XVIII веков. СПб., 1899.

СМИРНОВ 1895, 1896 — Смирнов В. История новгородской духовной семинарии // Новгородские епархиальные ведомости. № 7; № 16. Новгород, 1895; 1896.

СМОТРИЦКИЙ 1648 — Смотрицкий Мелетий. Грамматика. М., 1648.

Список цитируемой литературы 171 СОБИК 1969 — Sobik M.-E. Polnisch-russische Beziehungen im Spiegel des russischen Wortschatzes des 17. und der ersten Hlfte des 18. Jahrhunderts. Meisenheim am Glan, 1969.

CОБОЛЕВСКИЙ 1899 — Cоболевский А. И. Западное влияние на литературу Московской Руси XV—XVII вв. СПб., 1899.

СОБОЛЕВСКИЙ 1903 — Cоболевский А. И. Переводная литература Московской Руси XIV—XVII вв.: Библиографические материалы. СПб., 1903.

СОБОЛЕВСКИЙ 1980 — Cоболевский А. И. История русского литературного языка. Л., 1980.

СОЛОВЬЕВ 1960 — Соловьев С. М. История России с древнейших времен:

В 15 кн. Кн. 4 (т. 7—8). М., 1960.

СОЛОВЬЕВА 1954 — Соловьева Л. В. Именное сказуемое в языке памятников эпохи формирования русского национального языка (вторая половина XVII — начало XVIII вв.): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1954.

СРЕЗНЕВСКИЙ I—III — Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. I—III. М., 1893—1903.

СТАРИНА и НОВИЗНА 1901 — Старина и новизна: Исторический сборник, издаваемый при Обществе ревнителей русского исторического просвещения в память имп. Александра III. Кн. IV. СПб., 1901.

СТЕЦЕНКО 1960 — Стеценко А. Н. Сложноподчиненное предложение в русском языке XIV—XVI вв. Томск, 1960.

СТЕЦЕНКО 1977 — Стеценко А. Н. Исторический синтаксис русского языка.

М., 1977.

СТРОЕВ 1877 — Строев Павел. Списки иерархов и настоятелей монастырей российския церкви. СПб., 1877.

СТРОЕВ 1882 — Строев П. М. Библиографический словарь и черновые к нему материалы. СПб., 1882.

ТАМАНЬ 1953 — Тамань В. М. О польской лексике в языке русских памятников XVI и первой половины XVII вв: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1953.

ТАМАНЬ 1961 — Тамань В. М. К вопросу о польском влиянии на литературный язык Московской Руси // Начальный этап формирования русского национального языка. Л., 1961.

ТАРКОВСКИЙ 1975 — Тарковский Р. Б. Старший русский перевод басен Эзопа и переписчики его текста. Л., 1975.

ТОЛСТОЙ 1963 — Толстой Н. И. Взаимоотношение локальных типов древнеславянского литературного языка позднего периода (вторая половина XVI — XVII в.) // Славянское языкознание: Доклады советской делегации. V Междунар. съезд славистов. М., 1963.

УКАЗАТЕЛЬ 1984 — Указатель источников картотеки Словаря русского языка XI—XVII вв. в порядке алфавита сокращенных обозначений. М., 1984.

УНДОЛЬСКИЙ 1870 — Ундольский В. М. Славяно-русские рукописи В. М. Ундольского, описанные самим составителем и бывшим владельцем собрания с № 1-го по 579-й. М., 1870.

УСПЕНСКИЙ 1983 — Успенский Б. А. Языковая ситуация Киевской Руси и ее значение для истории русского литературного языка // IX Междунар. съезд славистов: Доклады. М., 1983.

ФИЛАРЕТ 1859 — Филарет, архиеп. Харьковский. Обзор русской духовной литературы. Кн. 1. Харьков, 1859.

Псалтырь 1683 года в переводе Аврамия Фирсова (исследование) ФОМЕНКО 1963 — Фоменко Ю. В. Язык сибирских летописей XVII в. (Наблюдения над морфологическим строем): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1963.

ХАБУРГАЕВ и РЮМИНА 1971 — Хабургаев Г. А., Рюмина О. Л. Глагольные формы в языке художественной литературы Московской Руси XVII века (К вопросу о понятии «литературности» в предпетровскую эпоху) // Научные доклады высшей школы. Сер. Филологические науки. № 4. 1971.

ХАБУРГАЕВ 1980 — Хабургаев Г. А. Становление русского языка: Пособие по исторической грамматике. М., 1980.

ХОДОВА 1971 — Ходова К. И. Падежи с предлогами в старославянском языке.

М., 1971.

ХЮТЛЬ-ВОРТ 1972 — Хюль-Ворт Г. Изменения и преемственность в образовании имен на -тель // Русское и славянское языкознание: К 70-летию члена-корреспондента АН СССР Р. И. Аванесова. М., 1972.

ХЮТЛЬ-ВОРТ 1978 — Httl-Worth Gerta. Zum Primat der Syntax bei historischen Untersuchungen des Russischen, Studia linguistica Alexandro Vasilii filio Issatschenko a collegis amicisgue oblata. Lisse, 1978.

ЦВЕТАЕВ 1883 — Цветаев Д. В. Протестантство в России в правление Софьи // Русский Вестник. Т. 168. № ХI. М., 1883.

ЦЕЛУНОВА 1985 — Целунова Е. А. К вопросу о межславянских языковых контактах во второй половине XVII века (На материале Псалтыри Аврамия Фирсова) // Советское славяноведение. № 2. М., 1985.

ЦЕЛУНОВА 1985а — Целунова Е. А. Псалтырь 1683 г. в переводе Аврамия Фирсова (Филологическое исследование памятника): Дис. … канд. филол. наук. М., 1985.

ЦЕЛУНОВА 1988 — Целунова Е. А. К вопросу о нормированности югозападнорусского литературного языка XVI—XVII вв. // Kalbotyra. XXXIX(2). Vilnius, 1988.

ЧАПАЕВА 1983 — Чапаева Л. Г. История форм неличных местоимений в говорах великорусского центра (XIV—XVI вв.): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1983.

ЧЕРНАЯ 1982 — Черная Л. А. Верхняя типография Симеона Полоцкого: Русская старопечатная литература (XVI — первая четверть XVIII в.). Симеон Полоцкий и его книгоиздательская деятельность. М., 1982.

ЧЕРНОВ 1977 — Чернов В. А. Русский язык XVII века. Свердловск, 1977.

ЧЕРНЫХ 1953 — Черных П. Я. Язык Уложения 1649 года: Вопросы орфографии, фонетики и морфологии в связи с историей Уложенной книги. М., 1953.

ЧИСТОВИЧ 1899 — Чистович И. А. История перевода Библии на русский язык.

СПб., 1899.

ШАНСКИЙ 1959 — Шанский Н. М. О происхождении и продуктивности суффикса -ость в русском языке // Вопросы истории русского языка. М., 1959.

ШАХМАТОВ 1957 — Шахматов А. А. Историческая морфология русского языка. М., 1957.

ШЛЯПКИН 1891 — Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время (1651—1709). СПб., 1891.

ШУМИЛОВА 1979 — Шумилова А. А. Проникновение фактов живого разговорного языка в канонические тексты XVI—XVII вв. // Вопросы формирования русского национального языка. Вологда, 1979.

ЯГИЧ 1889 — Ягич И. В. Критические заметки по истории русского языка.

СПб., 1889.

СПИСОК РУКОПИСЕЙ

И АРХИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ

Дело по иску… 1685 — Дело по иску патриаршего стряпчего Матвея Кувшинова 48 руб. 16 ант. 4 денги с села Никольского за пустошь Сленцово, 7193 г., марта 20 // ГИМ. Синод. собрание грамот и свитков. № 1339—3.

Дело по челоб. … 1682 — Дело по челобитью Посольскаго приказа разных языков толмачей о выдаче имъ жалованья (1682 г. январь) // ЦГАДА. Ф. 138. Оп. 1. 1682. № 2.

Кувшинов, Павел, 1824. Письмо Федору Лукичу Переверзеву. 19 июня 1824 г., Владимир // ОР РНБ. Ф. 569. Переверзев Ф. Л. № 441.

Кувшинов, П. К., 1907. Письмо к П. П. Шибанову. 4 июля 1907 г. // ОР РГБ.

Пог./III.29.7.

О выезде иностр. … j j (1600—1699) // ОР РГБ. Ф. 256. № 39. Прибавление.

Опись патриаршей ризницы и библиотеки, 1738—1747 гг. // ГИМ. Син. № 1204.

Опись рукописям и книгам, составляющим библиотеку Первокласснаго Тихвинскаго Большаго монастыря, 1858 г. // Архив СПбФИРИ. Ф. 132. Оп. 4. № 28.

Опись… 1792 — Опись учиненная оставшимся после смерти архимандрита Евфимия собственным его книгам 1792 г. февраля 26-го дня // Архив СПбФИРИ.

Ф. 132. Оп. 4. № 15.

ПсЗ-Р — Псалтырь на белорусском языке (без начала и конца) // ОР РГБ. Ф. 178.

№ 1017.

ПсФ (ркп. А) — Псалтырь в переводе Аврамия Фирсова // ГИМ. Син. № 710.

ПсФ (ркп. Б) — Псалтырь в переводе Аврамия Фирсова // ОР РГБ. Ф. 310. № 9.

ПсФ (ркп. В) — Псалтырь в переводе Аврамия Фирсова // РГИА. Ф. 834. Оп. 3.

№ 3974.

ПсФ (ркп. Г) — Псалтырь в переводе Аврамия Фирсова // СПбФИРИ. Ф. 238.

Оп. 1. № 385.

Расходные столбцы Посольского приказа // ЦГАДА. Ф. 159. Оп. 1. № 825 (1681—1682 гг.); № 885 (1677—1678 гг.); № 906 (1676—1677); № 976 (1677 г.);

№ 651 (1683—1684 гг.); № 682 (1688 г.).

Списки московских чинов, которым с 1 марта 191 г. (1683) велено жить в Москве // ЦГАДА. Ф. 210. Оп. 6а. № 128.

Список перев. — Список Посольскаго приказа переводчиковъ и толмачей съ указанием поместнаго и денежнаго окладов и поденнаго корма (1680 г., апрель) // ЦГАДА. Ф. 138. Оп. 1. 1680 г. № 1.

Списки… 1688 — Списки подьячих всех приказов с указанием их денежных окладов (1688 г.) // ЦГАДА. Ф. 210. Оп. 6а. № 146.

Список… 1686—1687 — Список всех приказов подьячих, кроме подьячих Золотой, Серебряной палат и приказов Оружейного, Аптекарского и Патриаршего (1686—87 гг.) // ЦГАДА. Ф. 210. Оп. 2. № 25.



Pages:     | 1 | 2 ||
Похожие работы:

«Тумээ Одончимэг ВОСПРИЯТИЕ И ОККАЗИОНАЛЬНАЯ ВЕРБАЛИЗАЦИЯ ЭМОТИВНЫХ СОСТАВЛЯЮЩИХ НЕВЕРБАЛЬНЫХ ЗНАКОВ НОСИТЕЛЯМИ РАЗНОСИСТЕМНЫХ ЯЗЫКОВ (на материале русского и монгольского языков) Специальность 10.02.19 – теория языка АВТ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Уральский государственный университет им. А.М. Горького" ИОНЦ "Русский язык" Филологический факультет Кафедра...»

«УДК 821.161.1 – 31 А. Т. Малиновский, кандидат филологических наук, доцент кафедры мировой литературы Одесского национального университета имени И. И. Мечникова, Французский бульвар, 24 / 26, г. Одесса, 65058, Украина, тел.: (048)746-56-97, malinovsky.artur@yandex.ua К ОДНОЙ ПОЛЬСКО-РУССКОЙ ЛИТ...»

«Галкина Татьяна Александровна Словообразовательная структура отсубстантивных полиаффиксальных существительных в современном русском языке Специальность 10.02.01русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нижний Новгород 2001 Работа выполнена на кафедре современного русского языка...»

«О.В.Востриков (Свердловск) Несколько субстратных включений в русских говорах Костромской области (с о р ь е э, т о х т а, ш о х р а) Лексика русских говоров Костромской области почти не изу­ чена. До сих пор...»

«MASARYKOVA UNIVERZITA FILOZOFICK FAKULTA STAV SLAVISTIKY Rusk jazyk a literatura Lucia Vlkov Категория интенсивности в русском и словацком языках Bakalsk diplomov prce Vedouc prce: PhDr. Tana Jukov, Ph.D. Prohlauji, e jsem bakalskou diplomovou...»

«ВЕСТНИК МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕР. 9. ФИЛОЛОГИЯ. 2013. No 1 СТАТЬИ М.Л. Ремнёва, Е.А. Кузьминова СИСТЕМА НОРМ ГРАММАТИКИ МЕЛЕТИЯ СМОТРИЦКОГО: ПРОБЛЕМЫ РЕЦЕПЦИИ И ИМПЕРАТИВНОСТИ Статья подводит итоги филологических разысканий, посвященных механизмам восприятия в...»

«В.И. Стативка, Е.И. Самонова Русский язык Учебник для 1 класса общеобразовательных учебных заведений с украинским языком обучения (устный курс) Рекомендовано Министерством образования и науки, молодежи и спорта Украины КИЕВ "ГЕНЕЗА" Здравств...»

«114 ПИСАТЕЛЬ И ФОЛЬКЛОР Мифопоэтический символизм "Сказки о серебряном блюдечке и наливном яблочке" К. Бальмонта © Т. С. ПЕТРОВА, кандидат филологических наук В статье рассматривается взаимодействие фольклорных и мифопоэтических образов, обусловивших специфику стихотворной "Сказки о серебряном блюдечке и наливном ябл...»

«№ 8/10547 23.02.2004 ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 30 января 2004 г. № 8 8/10547 О размерах государственных пособий семьям, воспиты вающим детей* (10.02.2004) На основании Закон...»

«Семипалатинск и другие города Семипалатинской области Семь палат — Семипалатинск. Усть-Каменогорск и его ок­ рестности. Прорыв Иртыша через горы. Развалины буддийско­ го капища Аблайкит. Золотые россыпи в группе Калбинских гор. Калмыктологой и киргизская легенда об нем. Город Кокбеты. Какая...»

«Семииа Ольrа Юрьевна ВТОРИЧНЫЕЗНАЧЕНИЯЗООНИМОВ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ (НА МАТЕРИАЛЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПУСОВ) Специальности русский изык, 10.02.01 теория изыка 10.02.19 АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наух Орел 2008 Работа вьmwшска на хафедре пинrвястихи и перевода ГОУ ВПО "Туль...»

«Блинников Георгий Борисович ЛЕКСИЧЕСКАЯ СОЧЕТАЕМОСТЬ КАЧЕСТВЕННЫХ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ СОВРЕМЕННОГО ИТАЛЬЯНСКОГО ЯЗЫКА, РЕПРЕЗЕНТИРУЮЩИХ СЕНСОРНЫЙ ОПЫТ Специальность 10.02.05 – Романские языки. Автореф...»

«DOI: 10.7816/idil-02-06-15 ИНТЕРМЕДИАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ КОНЦЕПТОВ (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКИХ И РУССКИХ ИСКУССТВОВЕДЧЕСКИХ ТЕКСТОВ) Глушкова Ирина СЕРГЕЕВНА1 Do. Irina GLUSHKOVA РЕЗЮМЕ Эта статья посвящена ис...»

«64 © К. М. Спасская УрФУ ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ЛЕКСИКА В ПОЭТИчЕСКОМ ТЕКСТЕ: ЛЕКСИКА СО ЗНАчЕНИЕМ РОдИНы В ПОЭЗИИ И. СЕВЕРЯНИНА что есть поэтический текст? На первый взгляд, вопрос не вызывает ни малейших за...»

«2016 Вып. 2(28). Языкознание Восточнославянская филология И.В. Розова (г. Горловка) УДК 801.6; 802.085 МОРФЕМНЫЕ СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ САТИРИЧЕСКОЙ МОДАЛЬНОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ХХ СТОЛЕТИЯ) Современная лингвистика "интегрирует тенденции исследования языковых единиц в русле структурносемантичес...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" УТВЕРЖДАЮ Проректор по УР _ /М.В. Румянцев/ "_" _ 20 г. ПРОГРАММА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИТОГОВОЙ АТТЕСТАЦИИ Направление подготовки 45.06.01 Языкознание и литературоведение Направленность (проф...»

«ПАВЛУШКИНА Наталья Анатольевна Редакция массовой газеты и аудитория как продуценты информационного дискурса Специальность 10.01.10 – Журналистика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург Работа выполнена на кафедре периодической печати факультета журналистики Санкт-Петерб...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учебно-методическое объединение по гуманитарному образованию УТВЕРЖДА Первый заме^ ісірэ образования Ресі^лйкй Регистрационный № ТД^^/тип. Введение в славянскую филологию Типовая учебная программа по учебной дисциплине для специальности: 1-21 05...»

«Филология и лингвистика ФИЛОЛОГИЯ И ЛИНГВИСТИКА канд. филол. наук, методистпреподаватель Панфилова Елена Николаевна ФГАОУДП (ПК) "Архангельский авиационный учебный центр" г. Архангельск, Архангельская область НЕРЕЛЕВАНТНЫЕ ОШИБКИ В РЕЧИ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ВЗРОСЛЫХ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Аннотация: целью данной статьи является хара...»

«Inhaltverzeichnis Предисловие Bildhafte Sprache Lexikon der Mehrdeutigkeit Lexikon der Phraseologismen Praktikum Literaturverzeichnis Предисловие Представленная вашему вниманию книга „Das Wagnis der Wrter. Lexikon der bildhaften Sprache“. "Дерзновенность слов. Лексикон образного языка" не является словарём в привычном значении слова. Скорее, это книга для чтения, неспешного и заинтересованного. Это не и...»

«171 УДК 8’81 ОСОБЕННОСТИ РЕЧИ ГЛАВНОГО ГЕРОЯ РОМАНА ДЖ. ЛОНДОНА "МАРТИН ИДЕН": ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ АСПЕКТ Ю.В. Ведерникова Научный руководитель: С.А. Иванова, кандидат филологических наук, доцент (УрФУ) В статье анализируются особенност...»

«Шерстюкова Ольга Викторовна, Карпухина Нина Михайловна КАТЕГОРИАЛЬНО-ПОНЯТИЙНОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С СОМАТИЗМОМ СЕРДЦЕ В статье рассматриваются лексико-грамматические и семантико-стилистические особенности соматич...»

«Планируемые результаты освоения программы по учебному предмету "Технология"Личностные результаты: Российская гражданская идентичность (патриотизм, уважение к Отечеству, к прошлому и настоящему многонационального народа России, чувство ответственности и долга перед Родиной, идент...»

«ЗАЙЦЕВА И.П. Элементы дискурс-анализа в монографии Л.Я. Лившица Драматическая сатира М.Е И.П. Зайцева ЭЛЕМЕНТЫ ДИСКУРС-АНАЛИЗА В МОНОГРАФИИ Л.Я. ЛИВШИЦА  "ДРАМАТИЧЕСКАЯ САТИРА М.Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА ТЕНИ" Исследования, проводимые в течение минувшего, XX, и в начале нынешнег...»

«159 обращения: 29.01.2017). THE PHENOMENON OF INTRALINGUISTIC TRANSLATION (WITH REFERENCE TO J.K. ROWLING’S NOVELS) The article deals with the issue of intralinguistic translation with reference to J.K. Rowling’s “Harry Potter” novels’ translation from the British to the American variant...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филологический факультет Кафедра английской филологии и перевода КЛЕМЯТО Анастасия Дмитриевна ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СЕМАНТИКА ОЦЕНОЧНЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ МИКРОБЛОГА TWITTE...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.