WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«А.И. Анцибор Белгородский государственный университет ОСНОВАНИЯ ЛАРИНГАЛЬНОЙ ТЕОРИИ В нашей предыдущей статье, которая была посвящена гипоте­ зе моновокализма (О Ш лейхере, Соссюре и ...»

А.И. Анцибор

Белгородский государственный университет

ОСНОВАНИЯ ЛАРИНГАЛЬНОЙ ТЕОРИИ

В нашей предыдущей статье, которая была посвящена гипоте­

зе моновокализма (О Ш лейхере, Соссюре и моновокализме / / Фи­

лология и проблемы преподавания иностранных языков: Сбор­

ник научных трудов. Вып. 2. - М.: «Прометей» МПГУ, 2006. С. 1 7 -2 9 ), мы сделали попытку восстановить обстоятельства по­

явления данной гипотезы. Встав на позиции критикуемых нами ученых, мы попытались, следуя их логике, разыскать ее основа­ ния. Однако, рассуждая о моновокализме, а точнее отвергая его, хотим мы этого или нет, мы затронули нечто, лежащее за рамка­ ми предмета вышеназванной статьи, а именно проблему ларингалов и ларингальной теории. Что касается лично нас, мы не при­ нимаем эту теорию ни в делом, ни в ее каких-то отдельных час­ тях; наше отношение к ларингальной теории было и будет отри­ цательным. Мы хорош о понимаем, что, отвергая гипотезу моно­ вокализма (для индоевропейского праязыка и для всех других языков), мы уже только этим выбиваем почву из-под ног ларингалистов. Но даже если бы мы и не написали упомянутую выше статью о моновокализме, и если бы ларингальную гипотезу при­ няли бы все лингвисты в мире, даже те многие, которые прояви­ ли к ней очень сдержанное отношение (Семереньи, 1980:

143-144), то и тогда можно было бы привести некоторые вполне весомые доводы против ларингальной гипотезы. Само постулиро­ вание ларингалов для праязыка, не говоря уже о чрезвычайно слабой обоснованности гипотезы о моновокализме, не имеет под собой достаточных оснований.



Во-первых, в древнем праязыке с резкими противопоставле­ ниями фонологически значимых звуков очень трудно вообразить себе существование очень близких друг другу фонетически ларингальных согласных Н1; Н2, Н3 или Е, А, О, как их обозначали раньше (чаще указывают именно три ларингала).

Еще труднее, даже невозможно, вообразить себе десять различающихся ларингальных (в первом случае три ларингала артикулируются в горта­ ни или же рядом, во втором - уже десять!; Семереньи, 1980:

141-142).

Во-вторых, «мифический» характер праязыковых ларингалов виден хотя бы из того факта, что их количество подгоняют к количеству якобы из них однажды возникших гласных (путем сочетаний с единственной первоначальной гласной фонемой е), а затруднения, возникающие при объяснении языковых фактов с помощью ларингальной теории, ларингалисты часто разрешают принятием новых ларингалов, обладающих именно такими свой­ ствами, которые бы подходили для объяснения исключений в ла­ рингальной теории прежнего вида (Семереньи, 1980: 155). В раз­ личных исследованиях ларингалисты «успеш но» устанавливают для индоевропейского языка различное их количество: от двух у Ф. де Соссюра, трех у Г. Мёллера и Е. Куриловича (Семереньи, 1980: 139-140), четырех у американцев Э. Сепира, Э. Стёртеванта и У.Ф. Лемана (Семереньи, 1980:141), п я ти уВ.М. Иллич-Свитыча, шести у Р.Ф. Адрадоса, до восьми у Я. Пухвела (Виногра­ дов, 1998: 2 52-253) и десяти у А.

Мартине (Семереньи, 1980:

141-142). Впрочем, некоторые лингвисты принимают всего один ларингал, например, О. Семереньи. Причем интересно, что Семе­ реньи склоняется к мнению, что единственный индоевропейский «ларингальный... был не чем иным, как h, то есть обычным зад­ неязычным спирантом» (Семереньи, 1980: 156). Мы в свою оче­ редь считаем, что там, где можно успешно постулировать, при­ чем с одинаковым успехом, от одного до десяти фонетически близких друг другу звуков, даже один постулировать проблема­ тично.





Ситуация с ларингалами может в ряде исследований дохо­ дить до абсурда. Например, Ж. Одри вообще не ограничивает чис­ ло индоевропейских ларингалов: «Его невозможно определить ввиду того, что трудно согласовать результаты внутренней и срав­ нительной реконструкции» (Одри, 1988: 31), таким образом, он косвенно считает одинаково верными все известные точки зрения на их количество (мы же считаем их все одинаково ошибочными).

Материалы хеттского языка - единственное доказательство верности ларингальной теории - на самом деле не столь однознач­ ны, как казалось в двадцатых-тридцатых годах X X века после из­ вестного открытия Е. Куриловича, что наглядно показывает О. Семереньи, приводя многие примеры противоречий хеттского и других индоевропейских языков. Таким образом, Семереньи приходит к выводу, что, несмотря на то, что «обычно хеттский язык привлекается в качестве главного подтверждения правиль­ ности ларингальной теории... материал хеттского языка решаю­ щим образом свидетельствует против многих аспектов ларингальной теории в ее общепринятом виде» (Семереньи, 1980: 154).

Невозможно принять то, что количество ларингалов свободно подгоняется к количеству индоевропейских кратких гласных и к количеству особенных случаев их соответствия в индоевропейс­ ких языках, а также никак нельзя допустить для древнейших пе­ риодов жизни человека и, соответственно, праязыка виртуозное владение людьми голосовыми связками при производстве соглас­ ных (их смычка несколькими способами). Однако, мы усматрива­ ем в основании ларингальной теории и другие слабые места. Нап­ ример, до сих пор идут оживленные дискуссии относительно сущ ности ларингалов, среди ларингалистов до сих пор нет согла­ сия по поводу того, были ли эти загадочные звуки согласными или они все же были гласными. Однако, в любом случае, ученые, принимающие ларингальную теорию, неразумным образом сво­ дят все множество кратких индоевропейских гласных к такому же множеству других, постулируемых для случая, звуков прая­ зыка. На самом деле это тупиковые рассуждения, которые ниче­ го нам не дают (см. о хеттских параллелях выше), так как приня­ тие этих ларингальных, всех с различными фонетическими ха­ рактеристиками, вовсе не снимает задачи объяснения индоевро­ пейского вокализма, а только вставляет в цепь языковых измене­ ний совершенно лишнее звено. Это звено неуместно здесь, это только схоластика, «фонетическая алгебра»: у каждого гласного якобы был прототип, к которому он восходит, причем этот прото­ тип был (каждый из них) с совершенно уникальными характе­ ристиками, раз из него произошел такой гласный, который отли­ чается от других, не смешивается с другими гласными. То есть, можно сказать, эти прототипы - это те же самые несколько видо­ измененные гласные, к которым присоединяется первоначаль­ ный е, сохраняющий всегда свой характер, всегда единообразный е, и все эти прототипы под его воздействием (напомним, он всегда одинаков) претерпевают одинаково направленные процессы их изменения (мутации, модификации), в результате которых име­ ем на выходе е, а, о и так далее (возможны более сложные отноше­ ния для системы более чем из трех ларингалов).

Есть еще несколько интересных моментов, показывающих слабость ларингальной гипотезы. До принятия Мёллером третье­ го ларингала (Е), общепринятой среди ларингалистов была точка зрения Соссюра, согласно которому в индоевропейском праязыке однажды существовали лишь два ларингала, А и Q, ответствен­ ные за появление как кратких а и о, так и долгих а и о. Сочетание А е давало после стяжения а, сочетание О е —о; а и о (долгие) по­ лучались следующим образом: сочетание еА дает после стяжения долгий а, а стяжение сочетания е Q приводит к появлению долго­ го о. Если мы соглашаемся с таким объяснением возникновения долгих гласных, то не разграниченными во времени получаются у нас процессы, порождающие краткие гласные а, о, и процессы, ответственные за появление долгих а и о, (и там, и здесь у нас име­ ется сочетание того или иного ларингала с первоначальным е, различие первых и вторых процессов состоит только в порядке следования ларингала А или О и первоначального е в данных со ­ четаниях, см. выше). Но качественные различия индоевропейс­ ких гласных и количественные различия этих же самых гласных не могли появиться одновременно, это не просто маловероятно, это вовсе невозможно. Дифференциальный признак количества несомненно вторичен по отношению к дифференциальным приз­ накам качества звука.

В ларингальной теории был и есть еще такой недостаток: дол­ гий ё не удавалось получить точно таким же способом, как и дол­ гие а и о (см. выше), ведь существовали всего два ларингала, к о­ торые были ответственны за появление а и о, но не было другого, особого ларингала, который, благодаря аналогичному процессу, способствовал бы появлению е. И тогда Г. Мёллер и выдвинул предположение о существовании третьего ларингала Е вдобавок к двум ларингалам Соссюра, его знаменитым А и Q ; он мог, в соче­ тании с первоначальным е, и после стяжения этого сочетания (еЕ), порождать долгий е. До Мёллера лингвисты, нарушая каза­ лось бы стройную логику ларингальной теории, были вынужде­ ны выводить долгий ё из сочетания еА. Неловкость ситуации зак­ лючалась в том, что сочетание еА у них, таким образом, в некото­ рых случаях превращалось в долгий а, а в других случаях - в дол­ гий ё. Но принятие Мёллером третьего ларингала и возникшая, благодаря этому, симметрия трех долгих гласных и трех соответ­ ствующих им ларингалов не внесли на самом деле больше поряд­ ка в ларингальную теорию. Возникновение Е не упростило и не облегчило обоснование ларингальной теории (симметрия, поря­ док здесь - всего лишь иллюзия). Мы признаем ларингальную те­ орию большим заблуждением, не считая для себя возможным принять даже один ларингал для праязыка. Что на самом деле да­ ет принятие третьего ларингала Е? Давайте рассуждать логичес­ ки. Итак, однажды существовали три ларингала, Е, А и Q. Соче­ таясь с первоначальным гласным е, каждый из них порождал долгий гласный: еЕ —ё, еА = a, eQ = д.

И в то же самое время этим же самым ларингалам мы обязаны появлением кратких гласных:

А е = a, Q е —о, и в этот момент мы хотели написать Ее = е, что да­ вало бы полнейшую симметрию со всеми данными выше уравне­ ниями, описывающими появление и долгих, и кратких индоевро­ пейских гласных. А ведь это последнее уравнение Ее = е - не что иное, как полнейший нонсенс (вместо полнейшей симметрии).

Ларингал Е сочетается с первоначальным гласным е, чтобы его же и произвести на свет! То есть наш первоначальный е сам себя производит, в какой-то определенный момент его еще нет, но в то же самое время он уже есть, чтобы участвовать в вышеописанном сочетании звуков! Но ведь вся теория ларингалов покоится на этом особенном первоначальном е, который якобы был самой пер­ вой гласной фонемой индоевропейского праязыка, который сам от ларингалов не зависел и не требовал для себя предварительно­ го существования «своего» ларингала. Постулирование сущ ест­ вования Е подрывает гипотезу моновокализма, а через это и саму ларингальную теорию. Предположение о существовании перво­ начального единственного гласного е лежит в основании ларин­ гальной теории как краеугольный камень, выдерни его — и все рухнет. Хотим мы этого или нет, без гипотезы моновокализма ларингальная теория в ее общепринятом виде существовать не мо­ жет (о других, еще более причудливых версиях ларингальной те­ ории и рассуждать не стоит).

Из этой затруднительной ситуации несколько путей выхода:

возможно, ларингала Е никогда не было, но тогда и долгого з не могло бы быть, хотя краткий е мог существовать прежде (появив­ шись неизвестно как раньше других гласных), если же ларингал Е существовал и выполнял те же функции, что и другие два ла­ рингала, то долгий е мог возникнуть параллельно долгим а и о, но зато не могло существовать краткого е, который предшествовал всем другим гласным, что приводит к подрыву всей теории, пото­ му что отрицает возможность появления и долгих а и о, и крат­ ких а и о, ведь тогда нет того звука, который должен сочетаться с вышеуказанными ларингалами. Может быть, ларингалы сочета­ лись не с е, а с каким-нибудь другим звуком? Но, ставя на его мес­ то любой другой гласный звук, мы придем к тем же самым ре­ зультатам, к которым уже пришли. Если кому-то придет в голову идея постулировать первоначальный гласный, отличный как от е, так и от а и о, то ему рано или поздно придется постулировать еще один дополнительный ларингал, соответствующий этому первоначальному гласному, и так без конца, потому что это замк­ нутый круг. Если же ларингалы производили гласные звуки без участия какого-либо первого особенного гласного, тогда картина возникновения гласных в данной теории меняется радикально.

Тогда в основе ларингальной теории будет уже не гипотеза моно­ вокализма, а нечто другое. Мы должны будем принять парал­ лельный одновременный переход нескольких согласных звуков в несколько гласных звуков (в возможность такого перехода лично мы не верим), причем их связь попарно объяснить трудно. М ож­ но, конечно, предположить наличие у наших согласных звуков качеств, сближающих их с возникающими позже гласными. Эти согласные, очевидно, сильно напоминали наши появляющиеся позже гласные. Но что же мы имеем в этом случае? Не что иное, как абсолютно лишнее звено в цепочке звуковых изменений (см.

выше). Некоторое количество ларингалов превращается ровно в такое же количество гласных, которые близки им фонетически.

Смысла в таких превращениях нет, по крайней мере, для нас (что толку толочь воду в ступе?).

Итак, что же объясняет ларингальная теория, что она дает ис­ следователю языка? Ее польза для объяснения происхождения индоевропейского вокализма практически равна нулю, и многие ученые впустую тратят время и силы, сопоставляя хеттские сло­ ва и слова других индоевропейских языков в своем стремлении найти закономерности в использовании хеттской графемы h и та­ ким образом найти в хеттском объяснение всего индоевропейско­ го вокализма. Между тем, Семереньи писал, определяя ценность хеттских материалов с учетом всех досадных несовпадений в обосновании ларингальной теории с их помощью: «Очевидно, все попытки увязать хетт, h с ларингальной теорией заводят в тупик.

Следует признать, что предполагать ларингальный надо не в за­ висимости от качества гласного, а только в том случае, если он представлен в хеттском языке» (Семереньи, 1980: 155). Значит, не индоевропейский вокализм, существующий во многих совре­ менных языках, приводит к постулированию ларингалов, а толь­ ко хеттский материал. Таким образом, косвенно ценность хеттского h признается только для доказательства особенностей хет­ тского языка, и поэтому этот звук может быть использован, на наш взгляд, только для постулирования в хеттском же языке ка­ ких-либо особых ларингалов или, возможно, особого придыха­ ния, аналогичного греческому густому придыханию, а за преде­ лами хеттского языка этот h ничего не значит. Правда, сам Семе­ реньи все-таки делает из этого вывод о существовании именно ин­ доевропейского ларингала, причем он был единственным, но вов­ се не гортанным, а «обычным заднеязычным спирантом» (Семе­ реньи, 1980: 156). Что же заставляет Семереньи в такой ситуации поддерживать идею индоевропейских ларингалов? Дело в том, что индоевропейские долгие гласные (однако не все) Семереньи считает продуктами сочетаний кратких гласных с этим h (Семе­ реньи, 1980: 155-157). Такая интересная трактовка Семереньи ларингальной теории замечательна еще и тем, что он принципи­ ально отвергает гипотезу о моновокализме, лежащую в самой ос­ нове ларингальной теории точно так же, как и так называемые ларингалы. Он пишет, что до сих пор не найдено ни одного язы­ ка, обладающего одним гласным, и, следовательно, такой язык в принципе невозможен, значит и наш индоевропейский язык не мог иметь лишь один гласный (Семереньи, 1980: 153-154).

Своеобразный эклектизм взглядов Семереньи наблюдается также в его отношении к проблеме индоевропейского вокализма в смысле происхождения кратких гласных. О. Семереньи счита­ ет, что для индоевропейского праязыка нужно постулировать пять кратких гласных, а не три, но гласные i и и возникли дваж­ ды: сначала как собственно гласные, и затем, позже, в результате ослабления из ei и ей (Семереньи, 1980: 153). Таким образом, он косвенно считает глайд в дифтонге и соответствующий ему глас­ ный исторически независимыми звуками, которые совпали поз­ же благодаря особенным процессам ослабления в результате пе­ реноса ударения, а их артикуляционная близость друг другу яко­ бы случайна и ни о чем не говорит. Этот эклектизм - не что иное, как попытка примирения трех не совсем совместимых направле­ ний в языкознании, а именно концепции натурализма, концеп­ ции младограмматизма и концепции индоевропейского вокализ­ ма, предлагаемой ларингальной теорией. В первой постулируют­ ся три кратких гласных a, i, и, во второй - три кратких гласных а, е, о, в то время как i и и - изначально и до ослабления - были сог­ ласными, и, наконец, ларингальная теория в разных изложениях исходит из наличия одного гласного е, который во взаимодей­ ствии с разным числом ларингалов порождает краткие и долгие гласные (Семереньи отрицает гипотезу моновокализма, но при­ емлет происхождение долгих гласных благодаря взаимодей­ ствию с ларингальным h, см. выше).

Сможете ли Вы, дорогой читатель, по прочтении данной статьи отрицать, что ларингальная теория дает фантастические, неправдоподобные и заранее подстроенные под что-либо объясне­ ния? Нет, мы не верим в такой Ваш ответ. Лингвист обязан всег­ да помнить о следующем: все, что появляется в его рассуждени­ ях, то есть реконструируется им, должно жить по внутренним за­ конам языка, подчиняться его правилам, а не нашим желаниям (это важно с точки зрения, например, затрат времени и сил). А ведь ларингальная теория заранее подстраивается в смысле коли­ чества ларингалов под результат на своем выходе, то есть под яко­ бы возникшие из первоначального гласного е под воздействием ларингалов (или под возникшие из ларингалов под воздействием первоначального гласного е) различные гласные. Таким образом, число ларингалов зависит только от числа гласных на выходе изобретаемого ларингалистами процесса и количества особых не­ объяснимых соответствий рефлексов индоевропейских гласных.

Любое затруднение, любая проблема решается ларингалистами принятием еще одного ларингала, ему приписывают как раз те качества, которые нужны им, ларингалистам, чтобы выйти из затруднения. На самом деле, ларингальная гипотеза (она же тео­ рия) существует вне языка, только в умах ряда лингвистов, кото­ рые навязывают индоевропейскому языку то, чего в нем никогда не было.

ЛИТЕРАТУРА

1. Виноградов ВЛ. Ларингальная теория / / Языкознание.

Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. 2-е изд. - М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. - 685 с.

2. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. - М.:

Прогресс, 1980. - 408 с.

3. Одри Ж. Индоевропейский язык / / Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 21. Новое в современной индоевропеистике:

Переводы /Р е д к о д.: В.А. Звегинцев (пред.) и др.; Сост., вступ. ст.

и общ. ред. Вяч. Вс. Иванова. - М.: Прогресс, 1988. - 560 с.



Похожие работы:

«А.Е. Маньков ИТОГОВЫЙ ОТЧЁТ ПО ПРОЕКТУ "ДИАЛЕКТ СЕЛА СТАРОШВЕДСКОЕ: ИЗУЧЕНИЕ ЛЕКСИКИ И СОСТАВЛЕНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО СЛОВАРЯ" Диалект села Старошведское, открытый А.Е. Маньковым в 2004 г., — это единственный живой скандинавский язык на территории бывшего СССР....»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИД РОССИИ Кафедра языков стран Ближнего и Среднего Востока Программа подготовки слушателей Курсов редких и восточных языков МГИМО (У) МИД РОССИИ по турец...»

«ЛО-10.22340 ЛО-10П.22340 МАШИНА СТИРАЛЬНООТЖИМНАЯ ЛО-10 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ЛО-10.00.00.000 РЭ При работе машины, находиться против загрузочного люка НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ. ВНИМАНИЕ ! Для открывания замка крыш...»

«1. Аннотация В предлагаемом курсе рассматриваются вопросы грамматического строя английского языка, проблемы морфологии и синтаксиса и их соотношение, а также все важные вопросы теоретической грамматики английского языка в свете современной лингв...»

«ЧЕРНИКОВА Светлана Николаевна НАЦИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ МИРА (на материале наименований компонентов природного ландшафта в русском и английском языках) Специальность 10.02.19 – теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени к...»

«УДК 882 (470.67) 3 М-1З Х-17 Мазанаев Шабан Абдулкадырович доктор филологических наук, профессор, декан филологического факультета Дагестанского государственного университета philol@mail.ru Халимбекова Марьям Сайпутдиновна кандидат филологических наук, преподаватель кафедры редакционно-издательского дела и информации Дагестанского гос...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования "Тверской государственный университет" Факультет иностранных языков и международной коммуникаци...»

«P41 c31 руководство пользователя 25-03-2016 1 Лотерейный диметил присосался. Запрос беременеет ниже потворщика. Оное злодеяние ожидает. Ультимативно выкормившая неодушевленность обмирает пред тигрицей. Филармония аргоновой — сдергивающий карьер. Жавшиеся пиа...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.