WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль ...»

-- [ Страница 1 ] --

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки

040100 «Социология»

Профиль «Социальная антропология»

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Конструирование традиций в контексте практик посткроссинга

Выполнила: Смагина Дарья Сергеевна

Научный руководитель:

Кандидат социологических наук, Доцент кафедры культурной антропологии и этнической социологии Васильева Дарья Алексеевна Санкт-Петербург Оглавление Введение

Глава 1. Социальная природа конструирования традиций

1.1. Открытка как традиция: социально-исторический обзор

1.2. Postcrossing-community как объект исследования

Глава 2. Сообщество postcrossing как форма организации традиционных практик

2.1. Традиционализация образа бумажной открытки в рамках сообщества postcrossing

2.2. Эмпирическая база исследования

2.2. 1. Анализ результатов онлайн-анкетирования

2.2. 2. Опыт вхождения в российское и немецкое postcrossing-сообщество49 Заключение

Список литературы

Приложения

Приложение 1. Протокол пилотажного анкетирования русскоговорящей аудитории посткроссеров

Приложение 2. Гайд для проведения неформализованных интервью в контексте изучения посткроссинг-сообщества

Приложение 3. Транскрипт глубинного неформализованного интервью, г.



Санкт-Петербург

Приложение 4. Протокол неформализованных интервью, г. Билефельд.....94 Приложение 5. Визуальный материал

Введение Актуальность темы и работы На протяжении десятилетий европейское общество прошло сквозь м н оже ство и стори ч е ск их т ранс ф ормаций, которые привели к травмирующему опыту радикальных перемен. Чаще всего массовая ностальгия по «старым добрым временам» выступает способом разрядки от исторического ущерба или же служит в качестве адаптации к неожиданным (в том числе социокультурным) изменениям. Такая разновидность ностальгической волны стала характерной общей чертой для ХХ столетия, когда происходили значительные геополитические потрясения, мировые войны, революции и беспрецедентный социальный и технический прогресс.

Популярность социальных сетей часто ассоциируется со спадом интереса к традиционным формам бумажной корреспонденции. В данном исследовании я рассматриваю практики Посткроссинга в качестве устоявшейся традиции сохранения памяти в период стремительной медиатизации.

Плотность и уровень потребностей индивида, культурное развитие, информационная и историческая память - это характеристики устойчивого развития общества [Бороноев, Емельянов, Скворцов 1994: 152-168]. Идеей П о с т к р о с с и н г а я вл я е т с я в о зм ож н о с т ь ком п е н с а ц и й з ап р о с о в п от р е б и т е л ь с ко го п ол я п о с р ед с т в ом п ол у ч е н и я от к р ы то к от заинтересованных в обмене участников. Пользователи, известные как посткроссеры, создают электронную анкету на бесплатном сайте и запрашивают адрес других участников сообщества, выбираемый квазислучайно роботом с сайта. Для каждого адреса отправитель выбирает открытку, пишет на ней уникальный идентификатор (например, RU-17711) и затем отправляет ее. В дальнейшем адресант использует идентификатор открытки для отчетной ее регистрации на postcrossing.com, а также выражает свои впечатления в публикации новости на своей страничке.





Таким образом, однажды отправивший открытку посткроссер вступает в активную очередь на получение привета из другой страны взамен. За счет таких интеракций Посткроссинг формализует процесс отправки открыток в интригующий и невиданный раннее подход: учитывая традиционно принятый обмен карточками между родственниками и друзьями [Lehtonen, Koskinen, Kurvinen 2002: 71–98], сайт предлагает незнакомцам установить контакт посредством обмена почтовыми открытками и без какой-либо гарантии на личный контакт в будущем.

Под влиянием широкого спектра ответвлений коллективного прошлого участники сообщества Посткроссинг вовлечены в одно из таких бумажный» обмен. Вселенная медиа (интернет и телевизионное влияние), свободное пространство потребительского поля а также социальный дизайн городской среды определяют желание сохранять почтовые артефакты. Все, что было произведено под эгидой почты и сохранено до наших дней, репрезентируется как символический ресурс для самопродвижения и продаж.

В данном вопросе, при рассмотрении теории материальных объектов, я опираюсь на мнение Ж. Бодрийяра, М. Хальбвакса, С. Бойм.

Суть проблемной ситуации, с которой я столкнулась при изучении случаев включения в Посткроссинг-группы в России и Германии, заключается в том, что признаки технологического единства в данном международном сообществе формируют предпочтения касательно выбора открыток; однако, причины их написания остаются дифференцированными в контексте разного «использования традиции».

Объект и предмет исследования Объект исследования - postcrossing-сообщества Германии (г.

Билефельд) и России (г. Санкт-Петербург). Исследование проводится среди участников ежегодных встреч по сткро ссеров и пользователей, воздерживающихся от посещения данных тематических собраний, но зарегистрированных на сайте.

Предмет исследования – конструирование традиций в процессемузеефикафии открыток.

Гипотезы исследования Генеральная гипотеза 1: Активное обобщение деконструкции и поддержания анонимности в виртуальной коммуникации преобладает в Посткроссинг-сообществе.

Генеральная гипотеза 2: Происходит отнесение особой роли традиции в процессе установления обменных практик в Посткроссинг-сообществе.

Гипотеза – следствие:

• Осуще ствление привязки к традициям прошлого при установлении обменных «открыточных» практик.

Таким образом, конечной целью ставится, в рамках социологической и социально-антропологической дискуссии о природе традиции и связанных с ней культурных процессов, выяснение того, что скрывается за простым актом отправки открытки, которая мотивирует на дальнейшее взаимодействие внутри образовавшейся группы единомышленников, а также то, как происходит конструирование традиции в процессе устоявшихся практик Посткроссинга.

Задачи исследования

1. Распознать характеристики субъекта сообщества, выделение его отличительных черт от обычного индивида.

2. Проанализировать на уровне взаимодействия в рамках тематической встречи, что меняется в поведении и представлениях индивида, входящего в Посткроссинг-сообщество, когда он попадает в оффлайнсреду.

3. Выявить тенденцию, при которой происходит процесс структуризации о б щ е с т ва п о с т к р о с с е р о в, отл и ч а ю щ е го с я о п р ед е л е н н о й самоорганизацией в поле своей обменной деятельности.

4. Выявить, как работает феномен ностальгии в процессе создания традиции и раскрыть смыслы, которыми люди наделяют артефакты – открытки.

Теоретическая база Уточнение и интерпретация основных понятий Посткроссинг (англ. postcrossing) — проект, созданный для возможности получения открыток со всего мира.

«Основная идея такова:

Если вы посылаете открытку, то получаете как минимум одну взамен, от случайного по сткро ссера из какого-то уголка земного шара.»1.

Подразумевается, что подобное сообщество устойчиво взаимосвязанных субъектов создаёт сеть, которая выступает мощным социальным амортизатором при распаде социальных общностей. [Барсукова C.Ю.

2003:

88-93]. Так, взаимообмен дарами между членами социальной горизонтальной сети представляет собой особый тип социальной интеграции реципрокность (reciprocity).

Традицию по М. Хальбваксу [2005:8-27] стоит понимать как коллективную память, которая воплощена в идентичностях. Вместе с тем, они составляют условие и средство функционирования памяти как таковой, в том числе индивидуальной. В этом своем качестве они являются важнейшим фактором идентичности: индивидуальной, групповой, социальной.

Рациональность в данной теории выступает не как антипод традиции, а как традиционность более широких социальных образований, включающих в себя множество традиций различных социальных групп, по отношению к более узким.

Ностальгия в данной работе выступает сложным комплексом для анализа: вовлекая любую социальную группу, в некотором смысле данный феномен способен вступить в противоречие с устоявшейся в ней социальной 1 Интернет-источник: What is Postcrossing? https://www.postcrossing.com/help/what-is-postcrossing [Дата запроса: 27.05.2012] идентичностью. Соответственно, важным видится рассмотрение ностальгии как метода сохранения памяти и, при этом, отделения коллективного опыта от индивидуальных специфических привязанностей к прошлому. Так, я опираюсь на труды M. Chase и C. Shaw [1989: 1-18] и С. Бойм [1999], которые выразили основные условия для развития ностальгии в обществе постмодерна. Также мнение, что «во вчерашнем дне мы находим то, чего недостает сегодня» [Lowenthal 1985: 49] аффективно сказывается на построении теории о Посткроссинг-сообществе.

Более того, объекты [в нашем случае -открытки], конструкции или картины прошлого должны быть доступными для того чтобы стать присвоенными ностальгически [Shils 1981:

69].

В настоящее время происходит размытие традиционной системы ценностей, общества модерна с их идеологиями упорных перемен и инноваций пробуждают ностальгические настрои. Этот процесс, вызванный дезориентацией в неопределенном настоящем с еще более неизвестным будущим оставляет штамп стресса на целых поколениях. Здесь я в целом разделяю позицию, высказываемую в работах А. Hepp [2013: 29-31], J.

Habermas [(1981) 1987], E. Manheim [(1933) 1979] о медиатизации в широком с м ы с л е, ко гд а п р о и с ход и т р а с ш и р е н и е в л и я н и я и в л а с т и институционализированных технологий коммуникаций.

Эмпирическая база дипломной работы В методологической основе исследования конструирования традиции в практиках «бумажного» обмена я обращаюсь к качественным и количественным методам, поскольку обе стратегии имеют достоинства и недостатки, обе стремятся дать теоретические интерпретации социальных явлений исходя их эмпирических данных, и нельзя говорить о приоритете одной из них [Ragin 1997: 27–42; Ядов: 1987].

Предпосылкой к написанию данной работы послужила полевая работа в рамках case-study: включение в посткроссинг-сообщество в 2012 году, а также составление онлайн-анкеты для пилотажного опроса российской аудитории [Дудина, Смирнова: 2014]. Данная практика определила темы для дальнейшего изучения и начальные коды для последующего установления границ между изучаемым феноменом и контекстом [Yin: 2009]. Анкета была распространена в социальных сетях, группах по интересам посткроссеров на vk.com.

Следующим эт апом работы ст ало со ст авление гайда для неформализованных интервью [Васильева Д.А., лекции курса «Методы в социальной антропологии»: 2015; Григорьев В.Е. семинары курса «Методология и методика социологического исследования»: 2014], и посещение в качестве включенного наблюдателя неформальной встречи посткроссеров в 2014 году.

Далее происходило интервьюирование представителей сообщества в Санкт-Петербурге. Выборка для интервью включила в себя посткроссеров, которые хотя бы единожды посещали встречу сообщества.

Причиной к проведению глубинных интервью легла идея о том, что в качественной стратегии данной работы оно может быть нацелено на выявление уникальности принятия индивидуальных решений участников сообщества, помогает воспроизвести логику рассуждений индивида посредством развернутых ответов на открытые вопросы. Собранный нарратив анализировался при помощи метода контент-анализа [Васильева

Д.А., лекции курса «Методы в социальной антропологии»: 2015; Blumer:

1984].

П р и в ы б о р е с о ц и а л ь н ы х с ц е н а р и е в д л я н а б л юд е н и я я руководствовалась стратегией максимальной вариативности: в случае данной работы она выступает в контексте культурных дифференциаций, поскольку встречи проходили в разных странах. По итогам наблюдений и последующих интервью удалось установить такие характеристики, как число вовлеченных и пассивных участников, социально-демографические характеристики посткроссеров, степень социокультурной гетерогенности внутри сообщества, наличие лидера/-ов, их предыдущие практики встреч. Данные характеристики, а также подспорье к изучению самоорганизации локальных сообществ и исследованиям памяти я нашла в работах Тыкановой Е. В. и Хохловой А.М. [2014].

Итоговыми методами сбора эмпирического материала послужили 12 глубинных интервью с представителями сообщества Посткроссинг, а также включенное и невключенное наблюдение процессов самоорганизации сообщества во время тематических встреч в Санкт-Петербурге и Билефельде.

Апробация дипломной работы Различные аспекты дипломного исследования докладывались на Всероссийской научной конференции «X Ковалевские чтения. Россия в современном мире: взгляд социолога.», проходившей 13-15 ноября 2015 года в Санкт-Петербурге.

По материалам данной конференции опубликованы следующие работы:

Смагина Д., Васильева Д.А. Конструирование ностальгии в контексте практик посткроссинга / / Тезисы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения. Россия в современном мире: взгляд социолога, СПб, 2015. – с. 2159-2161.

Глава 1. Социальная природа конструирования традиций

1.1. Открытка как традиция: социально-исторический обзор В один из дождливых вечеров, проводимых в интернете, я наткнулась на запись одной девушки с пометкой «ностальгия». Текст был следующий: «Да. Почта теперь не та, что раньше. Раньше на почте было много интересного. Раньше на почте был сургуч, который хотелось съесть. И на него ставили печать. И в этом был ритуал. А сейчас только наклейка со штрих-кодом. И вместо мешков теперь пакеты. И жестянки с клеем нет. Нет также и кисточки в этой жестянке, облепленной сталактитами канцелярского клея. И марки не надо больше облизывать их теперь выпускают в виде наклеек, для нашего же удобства. А стало быть нет и мокрого кусочка поролона, в котором можно было смочить марку, если по каким-то соображениям нам бы вдруг не захотелось ее лизать. Да и письма мне теперь присылает только налоговая. И еще пенсионный фонд иногда обнадеживает, что у меня будет пенсия.

Никакого интереса открывать почтовый ящик. А вот раньше в конвертах присылали фотографии и кусок настоящей бумаги с почерком. А теперь и почерк человека не знаешь. Знаешь только, что один любит жирный Arial, а другой предпочитает Times New Roman. Все потеряло плоть фотографии, письма, люди. Развоплотилось, как и предупреждал нас Георгий Иванов»2. Прочтение данных строк вызвало искреннее недоразумение, ведь не все еще утрачено, остается же отголосок той самой памяти, укоренившейся в традициях отправки открыток! Так мне захотелось разобраться в вопросе отправки открыток с новых ракурсов: не только сквозь призму новомодной тенденции посткроссинга, но и исторических подходов к формированию культуры открыток, их восприятию современным поколением.

2 Интернет-источник: Живой Журнал пользователя Елагина http://elagina.livejournal.com/197972.html [Дата запроса: 19.04.2016] Начнем с основ, рассматривая праздничную карточку в качестве небольшого, но крайне значимого элемента любого торжества, потому что издревле открытка задает уникальную атмосферу праздника, и даже спустя десятилетия воскрешает в памяти давно ушедшую праздничную нотку. Приятно в особенные даты обнаружить в ящике почтовые письма и карточки с теплыми строками. Примечательно, что с годами в России обычай обмениваться открытками на Рождество и дни рождения становится всё актуальней ввиду возрождения данной культуры. Открытка, подписанная от руки, имеет магические свойства передачи тепла и эмоций адресанта, а также воссоздаёт волшебство сюрприза от неожиданности своего наполнения. К прародительнице рождественской поздравительной к а рточ к и п р и ч и с л я ю т с р ед н е в е ко ву ю г р а в ю ру с н е п р е м е н н о христианскими мотивами. Используемые в качестве украшения дома и ценного презента близким на Пасху и Рождество, они распространялись паломниками и церковнослужителями. Спустя декады лет гравюры применяли как полотна под изображения, на которых печатались пригласительные карточки на множество празднеств3.

Обратимся к истории возникновения «открыточной» традиции, приуроченной к праздникам. История гласит, что первыми традицию дарения поздравительных карточек на Рождество придумали англичане.

Датируемая 1794 годом за авторством художника Добсона, открытка радовала получателя изображением радостной английской четы в заснеженном лесу. Из множества источников самой популярной признана версия о том, что первым почтовым отправлением новогоднего поздравления в 1843 году стала открытка от Генри Коула, знакомого принца Альберта. Джон Кэлкотт Хорсли, нарисовав каноничный на века образ новогодней открытки, подарил её своей любимой бабушке в качестве символического рождественского подарка. Впоследствии почтой 3 Интернет-источник: Greeting Card Association. A Brief History of Christmas Cards

http://www.greetingcard.org/LinkClick.aspx?fileticket=h7soXI6vDnY%3D&tabid=132 [Дата запроса:

24.01.2016] Англии был запущен целый тираж поздравительных открыток с изображением зимнего пейзажа по цене 1 шиллинг за экземпляр 4.

Вскоре из Англии мода на поздравительные открытки приехала и к нам, в Российскую Империю. Первое время открытки привозились без подписей, пожелания выводили специально обученные каллиграфы, а в связи с элитарным доступом цена такой открытки была доступной лишь высшим чинам. В 1874 году, с учреждением Всемирного почтового союза, был документально установлены стандартные параметры для почтовой карточки в 9x14 см. Тем временем, в России открытки превращались в индивидуальные реликвии, отражая стиль и благосостояние отправителя.

Существует мнение, что Николай Каразин, русский художникбаталист, в 1901 году написал эскиз к первой поздравительной открытке с изображением конной тройки и выпущенной впоследствии Общиной Святой Екатерины5. По иной версии, авторство русской новогодней открытки принадлежит библиотекарю Петербургской Академии Художеств - Федору Беренштаму6.

В связи с рядом событий мирового масштаба, войнами и революциями, традиция отмечать новогодние праздники с ёлками и обменом поздравительными открытками была приостановлена. В годы Великой Отечественной войны нужной оказывалась любая поддержка духа, и так, в декабре 1941 г. издательству «Искусство» было дано разрешение на выпуск серии открыток для отправки на фронт.

Новогодние открытки в то непростое время объединяли людей сильнее прежнего, типичными были строки: «Новогодний привет героическим 4 Интернет-источник: История отправки первой открытки http://www.emotionscards.com/museum/history.html [Дата запроса: 24.01.2016] 5 Интернет-источник: Николай Николаевич Каразин (1842 - 1908) и его открытки http://retro.cc/sobytiya-i-lichnosti/309-nikolaj-nikolaevich-karazin1842-1908-i-ego-otkrytki.html [Дата запроса: 24.01.2016] 6 Интернет-источник: «Сердце сердцу весть подает». История поздравительной открытки в России http://www.culture.ru/materials/70104/-serdtse-serdtsu-vest-podaet-istoriya-pozdravitelnoy-otkritki-vrossii [Дата запроса: 24.01.2016] защитникам Родины!», «С Новым годом, товарищи бойцы, командиры и политработники! Во имя Родины вперед, на полный разгром врага!»7.

В 1945 году русские солдаты, находящиеся на территории освобожденной Европы, отправляли домой яркие иностранные открытки, ознаменовав, тем самым, новый этап в развитии советской праздничной открытки. 1960-е годы стали периодом расцвета: появились сюжеты по тематике освоения космоса, технологического прогресса. Можно увидеть в архивах шутливую серию с Дедом Морозом в космической ракете.

Каноничной стала Красная площадь и куранты в качестве символической атрибутики. В настоящее время, как в канцелярских и книжных лавках, так и в интернет-просторах разнообразие выбора поздравительных открыток поражает. На разных языках и в множественных стилях – производители поздравительной продукции стараются соответствовать з ап р о с а м н а р ы н ке. С в е л и кол е п н ы м о ф о рм л е н и е м, з а р а н е е пропечатанными строчками стихов… Поздравляющему остается только не забыть прийти на почту и вложить открытку в праздничный конверт в добрый путь к адресату. Но это лирика моего восприятия.

Существует интересная точка зрения писателя и антрополога, профессора филологии Гарвардского университета Светланы Бойм, которая увлекалась «интеллигентской культурой советского времени».

Она с ама была большой ст ранницей, ко смополиткой, «лицом перемещенным», человеком абсолютно современным, и именно ей выпала честь рассказать, что составляло уникальность культуры эпохи застоя. Во время рассуждений о контексте ностальгии, Бойм обращается на века назад8: небезызвестные гении Жан-Жак Руссо и Иммануил Кант ссылались на время, а не пространство как источник ностальгических конструкций, отсюда умозаключение «ностальгия – тоска по утраченному детству». Мистик и поэт Новалис считал, что философия и поэзия 7 Интернет-источник: Виртуа льная выставка «Ка ламбур новогодних открыток»

http://cbssimf.ru/kalambur-ng-otkrutok [Дата запроса: 26.01.2016] 8Boym S. The Future of Nostalgia. New York: Basic Books, 2001. Р. 34.

увязаны на ностальгии по детству человечества. Согласно С. Бойм, проблематика ностальгического феномена выражается в недосягаемости ее nostos (греч. «возвращение» + algos «боль, тоска» 9). Форменный специфический объект ностальгии, маскируясь под общее дело, зачастую невидим для заболевшего этим недугом. Бывает и наоборот: изощренные диктаторы ставят такие роднящие с народом детские воспоминания и старые пе сни о главном инструментом до стижения желаемых политических целей. Главное отличие ностальгии от меланхолии, по показаниям психоаналитиков, в том, что первая способна задавать гармонию взаимоотношения индивида с окружающим миром, связи лично сти и этно са, формировать установки индивидуальной и коллективной биографии. В XIX столетии, под влиянием общих течений м ы с л и, н о с т а л ь г и я и з м е д и ц и н с ко г о н е д у г а п е р е т е к а е т в экзистенциальную метафору. «Тоска по утраченному коллективному дому, по языку детства, по потерянному и вновь придуманному народному фольклору характерна для романтиков XIX века. Она сыграла важную роль в рождении национального самосознания», пишет С. Бойм 10.

Удивительным представляется факт, что «ностальгическое сознание лежит в основе многих наук о современности». Так, Фердинанд Тённис, о снователь «понимающей» и «формальной» социологии, противопоставил понятие современного в то время «общества»

традиционной «общине». Тем самым, данная теория берет своё начало в идеализации прошлого – того самого, что мы упустили. Даже сверхчеловек Ф. Ницше остается слабым перед ностальгией, но в своем контексте, как по «животному царству, не обремененному цивилизацией».

Ностальгия, словно вирус, заражает множество попыток интерпретации истории прошлого. Она выступает составной частью механизма функционирования современности. В XX веке ностальгия идет бок о бок 9 Малая медицинская энциклопедия. — М.: Медицинская энциклопедия. 1991—96 гг.

10 Boym S. The Future of Nostalgia. New York: Basic Books, 2001. Р. 41–55.

с китчем, она коммерциализируется и становится приватной, превращаясь в ассортимент «подарков на память», персонализированных под вкус любого11.

При всем различии «опытов» нечто объединяло нас как людей.

Труды Светланы Бойм посвящены таким важным темам, как мифология быта, ностальгия, заброшенность, тоска по дому, по прошлому, по утраченному советскому детству. Ностальгия по несуществующему и непрожитому — вернуть Советский Союз, в котором никогда не жили, или, там, выдумать какую-то кассетную эстетику, хотя кассет толком и не застали

– присутствует массово в упоминаниях поколения родом из 90-х. Говорят, это повсеместная тенденция с периодически обостряемыми периодами. Иногда кажется, что так проявляется некая неизбывная человеческая черта, и без разницы как это формулируется — «нынче не то, что давеча» или, допустим, «верните 2007-й».

Дань моде только в деталях проявляется; так, несколько лет назад в Украине появился новый формат почты со всеми традициями отправки корреспонденции предыдущих десятилетий, а далее, вероятно, появится и новое течение ностальгии. Так или иначе, обрывать всяческие связи с прошлым и отрицать историческое наследие, как личное, так и народное, не имеет смысла. Иначе на финишной прямой мы бы столкнулись с невиданным культурным катаклизмом, перешедшим в постбезвременье. Вспоминать былое, как подчеркивают участники обменных открыточных практик, - естественно, даже если об этом им рассказали родители, что привело к зарождению новой традиции восприятия «бумажной памяти».

Многие исследователи истории и культуры отмечают, что оглядка на древние истоки нравственности есть идея социального прогресса на Западе.

Источники фиксируют ностальгические восхваления земли-прародительницы и переживания по ушедшему природному состоянию 12. Данный факт 11 Ibid.

12 Лоуэнталь Д. Прошлое - чужая страна. /Перевод с англ. Владимир Даль /СПб.: 2004, с. 227-233.

доказывает, что социальная ностальгия 13 распространена в качестве универсального социального феномена в ряде стран помимо России. Ярко выраженная в растерянности социума перед настоящим, она подводит нас к следующему умозаключению: будучи по сути своей обращением в прошлое, социальная ностальгия формируется за счет уникального настоящего.

Прошлое здесь воспринимается как образец, действия в настоящем основываются на нем, а будущее моделируется как возвращение к утраченным истокам. Все это связывает социальная, сентиментальная ностальгия.

Необходимо различать историче ские обычаи прошлого от реставрированных ритуалов и театрализованных традиций. В качестве примера Эрик Хобсбаум отделяет старые и привитые в XIX столетии «изобретенные традиции». Обычаи, посредством которых работают так называемые традиционные общества, отнюдь не являлись односторонне консервативными: «В традиционных коллективах обычай выполняет двойственную функцию мотора и маховика одновременно. […] Никакой обычай не может позволить себе оставаться неизменным, поскольку сама жизнь не является таковой даже в традиционных социумах» 14.

А восстановленная или изобретенная традиция отсылает к «набору практик, обычно направляемых – гласно или негласно – признанными правилами и символическими ритуалами, нацеленными на внедрение определенных ценностей и поведенческих норм, повторение которых как бы автоматически подтверждает преемственность с прошлым». В сравнении с настоящими крестьянскими привычками новым традициям, м од е л и ру ю щ и м о б ы ч а и, с в о й с т в е н н а б ол е е в ы с о ка я с т е п е н ь символической отсылка к ритуалам и формальности. В таком случае 13 Термин интерпретируется по контексту следующей работы: Зборовский Г.Е. Социальная ностальгия как социологическая проблема // Проблемы общественного развития в зеркале социологии и экономики. Тезисы докладов III межрегиональной научной конференции.

Екатеринбург, 2000. С. 15.

14 Hobsbawm E. Inventing Tradition // Hobsbawm E., Ranger T. The Invention of Tradition. Cambridge:

Cambridge University Press, 1993. P. 2; см. также: Gilles K.R. (Ed.). Commemoration: Politics of National Identity. New Jersey: Princeton University Press, 1994.

появляются противоречия. В первую очередь, рост модернизации определяет ее охват, тем самым формируя консервативность и жесткость вновь изобретенных традиций. Более того, риторика преемственности с историческим прошлым формирует само прошлое. Новизна формулы изобретенной традиции разрешает ей «переодеваться в седую древность»15.

Британский социолог, автор работы «Воображаемые сообщества» Б.

Андерсон рассуждает: «Изобретение традиции не есть творение ex nihilo и не чистый акт социального конструктивизма; оно исходит скорее из ощущения утраты существовавшей некогда общности, предлагая удобный коллективный сценарий для снятия индивидуальной тоски». Конечно, считается, что с XIX века, как результат индустриального и секуляризационного процессов, произошла утеря духовных кодов. В результате проявилась явная нужда в секулярной трансформации фатальности в преемственность, а случайности – в осмысленный порядок16.

Потоки подобного переворота могли проявляться с разных сторон. В первую очередь, он дал толчок для укрепления эмансипаторных возможностей выбора на индивидуальном уровне, при этом оставляя разнообразие выдуманных сообществ и вариантов принадлежности, которые не ограничивались лишь национальными или этническими критериями. Далее, проявилась возможность политической манипуляции за счет изобретенных национальных торже ств и ритуалов, устанавливавших социальное единство, ощущения сохранности и повиновения властным структурам.

Базисом культурной идентичности можно считать социальную поэтику, или «культурной интимности»17. Это явление описал антрополог М. Херцфельд, говоривший о «восстановлении восприятия себя» за счёт 15 Ibid. P. 5.

16 Anderson B. Imagined Communities. New York: Verso, 1992. P. 11 17 Boym S. The Future of Nostalgia. New York: Basic Books, 2001. Р. 49.

универсальных канонов памяти, порой выражающихся в построении стереотипов. Подобная идентичность предлагает непрерывную «игру в прятки», где участниками могут стать лишь «местные», неписаные правила поведения, шутки, понятные с полуслова, ощущение соучастия.

Государственная пропаганда, официально прописанная национальная память так же отождествляются с «культурной интимностью», при этом между данными феноменами явно напряжение18.

Ностальгия есть рана, которую постоянно расковыривают, думая, что она подсохла. Теряясь во временнм отстранении, люди цепляются за имитацию прошлого, либо довольствуются краткосрочным контактом с артефактами исторической памяти.

Тоска по дому залечивается визитом в место общей, коллективной памяти - и не важно, что дом уже давно продан и там живет новая семья, – пока вы до него дойдете, разница уже з а буд е т с я. В ед ь д в и ж у щ и м и и м п ул ь с а м и во с с т а н а вл и ва ю щ е й ностальгии19 выступают не переживание дистанции и тоски, но скорее негодование по поводу тех, кто привлекает внимание к историческому несоответствию между прошлым и настоящим, тем самым ставя под вопрос целостность и преемственность восстановленной традиции.

Светлана Бойм исследует, каким образом идеология проникала в быт, преображалась в нем. «Археология повседневности изучает пограничные зоны между бытовым и идеологическим, повседневным и эстетическим.

Археология общих мест показывает, как общее превратилось в банальное, традиция в клише, а искусство в китч». В то же время в повседневной жизни был элемент сопротивления официозной пропаганде, идеологическому давлению и давлению государственной машины. Быт для многих становился бытием в полном смысле слова. Многочисленные, с первого взгляда бессмысленные безделушки, всевозможный домашний «хлам» становятся способом советского человека отстоять свою идентичность, отстоять 18 Herzfeld M. Cultural Intimacy: Social Poetics in the Nation-State. New York: Routledge, 1997. P. 13– 14.

19 Типология заимствована у Boym S. The Future of Nostalgia. New York: Basic Books, 2001.

некоторую независимость в безумном мире «большой политики». Вероятно, такой «отдушиной» и выступает отсылка к прошлому посредством открыточных практик: посредством коллекционирования полученных при взаимном обмене открыток индивид не только старается сохранить частичку памяти о происходящих эмоциях, но и отдается идее сложившейся традиции.

В настоящее время укореняется интересная тенденция: открытки возвращаются в массовое сознание, олицетворяя собой сентиментальное и «лучшее» прошлое, но появляется запрос о возможности актуализировать открытку как реальный предмет через эту демонстрацию, снова соотнести ее с почтой и попытаться организовать какие-то новые, живые потоки открыток.

Личные переживания, события в нашей жизни и жизни общества непосредственно связаны с воспоминаниями. Морис Хальбвакс, известный исследованиями исторической памяти, в своем произведении «Социальные рамки памяти» делит память на индивидуальную и коллективную. Их соотношение автор приводит, опираясь на методологические установки своего учителя Э. Дюркгейма. Тем не менее, для взглядов Дюркгейма характерно движение от анализа к синтезу, которое в своей логике позволяет описать эволюцию целостных социальных образований, а для Хальбвакса присуща эмпирическая направленность. Эта опора на фактический материал позволяет изучать не просто абстрактные «общества», но вполне конкретные социальные группы, в своей динамике и взаимодействии порождающие постоянные «единства». Человек, не включенный и никогда не принадлежавший ни к какому сообществу, не будет обладать памятью, во всяком случае, в том смысле, в котором мы обычно употребляем это слово, как способностью припоминать и устойчиво воспроизводить во внутренней речи события субъективной реальности или внешнего по отношению к индивиду мира.20 20 Хальбвакс М. Коллективная и историческая память // Неприкосновенный запас. 2005. № 2/3 (40/41). С. 8-27.

Однако для простого обывателя М. Хальбвакс открывает завесу неожиданности: всё, что кажется индивидуальным, на самом деле интерсубъективно, потому что человеческая психика социально детерминирована по части воспоминаний в том числе.

М. Хальбвакс также говорил о том, что общество едино в случае, если есть разделение общего социального идеала, а также имеется вероятность его достижения среди представителей всех социальных групп. Социальным идеалом для участников обмена почтовыми открытками является пример их родителей, а также предшествовавших поколений. При рассмотрении проблемы с данного ракурса видится необходимость учитывать мнение средств массовой информации и коммуникации в процессе. Дюркгейм, будучи идейным предшественником, уверенно утверждал, что представители образов прошлого окружают индивида везде. «Мы говорим на языке, который не мы создали, мы используем инструменты, которые не мы изобрели, мы обращаемся к правам, которые не мы обосновали…» — писал он. «Начиная жить, мы обнаруживаем вокруг себя уже существующим комплекс идей, верований и моделей поведения, которые другие признавали и практиковали до нас. Это наследие наших предков не претерпит существенных изменений на протяжении нашей жизни»21.

Вероятно, что для Дюркгейма, разработавшего свою знаменитую концепцию на материале локальных племен, препоной представлялись «воображаемые сообщества», т.е. общности людей такого масштаба, который в принципе исключает возможность образования периодического физического контакта между всеми членами сообщества. О природе социальной связи таких сообществ писал уже Г. Тард: ученый выделял особое место для медиа в процессах формировании публики, где участники, в отличие от членов общей массы, не обременены физическим контактом и сходятся, в основном, общностью взглядов, почерпнутой из совокупного источника информации (газет, а в нашем случае - карточек). Бумага 21 Durkheim E. (1961). Moral education. New York: Free Press. P.246.

объединяла коммуникативные процессы на протяжении веков, являлась своеобразным проводником мысли22. Воплощенная в открытках, с десятилетиями она обрела значение «ориентира» во времени и пространстве, отношение к которому выстраивалось поколениями, скрепляя память индивида подобно каркасу.

Именно современные электронные медиа дали возможность собирать одновременно у мониторов и синхронизировать переживания, чувства и ностальгию огромных масс людей. Это позволило сегодня говорить о феномене глобальной (космополитической) памяти.

В качестве одного из важнейших институтов поддержания коллективной памяти Дюркгейм называет язык. Язык рассматривается им как универсальный хранитель и проводник памяти, основное средство, обеспечивающее воздействие прошлого на современность. Однако является ли все это одновременно коллективной памятью общества? Дюркгейм не рассматривает этот вопрос. Он вообще уделяет сравнительно меньшее внимание неритуализированным способам формирования и поддержания памяти обществ и производства социальной солидарности. Неточностью взглядов Дюркгейма стало отсутствие ответа на вопрос о способах поддержания коллективной идентичности и социальной солидарности вне пространства ритуалов, в условиях повседневных рутинных взаимодействий, в периоды между праздничными церемониями, что и стало поводом для возникновения определения «коллективная память».

То, что мы храним, представляет собой для постороннего взгляда именно какой-то мусор — не важно, счастливый ли это трамвайный билет, бутылочки из-под старых духов или потрепанная временем и собакой игрушка. Естественной является ценность этих вещей, заключающаяся в а с с о ц и ат и в н ы х во с п ом ина ния х.

И м е нно в под о б ны х м е лоч а х опредмечиваются, аккумулируются и хранятся чувства, переживания, знаковые события. Цепь «время–память–ностальгия» многократно 22 Тард Г. Мнение и толпа // Психология толп. М.: Ин-т психологии РАН, КСП+, 1998 опосредована этим сочетанием вещей, не нужных никому, кроме вас. Такие вещи имеют не консьюмеристскую ценность, это уже «мифологический предмет … минимально функциональный и максимально значимый, соотнесенный со временем предков или даже с абсолютным прошлым природы», — как это упоминает Ж. Бодрийар23.

В данном широком ряду вещей-пустяков главная часть, как часто думается, представлена всякими «бумажками». Какие бумаги мы только не бережем: первые детские каляки и корявые бумажные поделки из детского сада на «мамин праздник», грамоты и талоны на продукты, школьные дневники и тетрадки, квитанции и чеки, календарики, ежедневники и записные книжки, милые записки («Ваша записка в несколько строчек…»), конфетные фантики и фотографии артистов, театральные программки и пригласительные билеты, мандаты участников каких-то конференций, медицинские и кулинарные рецепты, старые карты и журналы и, конечно, письма и открытки. Этот ряд может быть продолжен. Одна из опрашиваемых с ужасом вспоминала, как ее семья вынуждена была жить на съемной квартире, с уговором ничего там не передвигать и не переставлять. 90-летняя хозяйка квартиры держала картонные коробки из-под всех съеденных ею в жизни сладостей (а в них еще где-то хранились молочные зубы, выпавшие у ее детей, внуков и правнуков), не считая сотен каких-то других бумажек.

Жизнь в среде чужих семейных реликвий воспринималась респонденткой, как жизнь на свалке. Такие бумажные отходы— самая безобидная вещь в контексте проблемы утилизации мусора — всегда можно сжечь или отправить в макулатуру. Это мусор органический, «живой». На самом деле, во время прочтения «Системы вещей» Ж. Бодрийара можно удивиться, почему он представляет бумагу как синтетический материал. В дальнейшем уже различные энциклопедии поясняют, что бумага бывает разная, в том числе и синтетическая. Глянцевые журналы, к слову, не горят. Это, в некоторой степени, очень точно характеризует главный продукт эпохи 23 Бодрийар Ж. Система вещей. — М.: 2001, с.68 гламура, его искусственность. Стоит вспомнить, как Ж. Бодрийяр обращается к примеру с бумагой при рассмотрении материала вещи с точки зрения его сентиментально-ностальгического мотива и указывает, что отсылка к «подлинным» материалам — дереву, бумаге — помогает отыгрывать миф об аристократизме благодаря «наследственному благородству материала»24.

Таким образом, разворачиваясь как некая коммуникационная сеть (живое послание от человека к человеку, от семьи к семье, от коллектива к коллективу), открытка связывает людей и в настоящем, и в проекции будущего, поскольку она входит позднее в ряд реликвий. Если, конечно, она воспринимается как знак памяти и хранится. Чаще мы теперь видим в действии ту самую «политику мусора», когда вещь теряет свой символический ресурс и становится просто бумажным хламом.

24 Бодрийар Ж. Система вещей. — М.: 2001, с.31

1.2. Postcrossing-community как объект исследования Один из базовых цивилизационных институтов — почта — являлся важнейшим из каналов производства и движения бумаги на протяжении столетий. Данный элемент важен на сегодня еще и по причине увядания бумажной почты как способа коммуникации. Мы выступаем свидетелями еще одного революционного скачка – перехода от бумаги к цифре.

Электронная почта практична и мобильна, большинство из нас почти не пишет от руки, что отражает революцию на уровне психофизики, — ведь изменился сам человек и одно из его новых возможных определений — «человек без почерка»25.

Тем не менее, мне кажется невозможным представление этого революционного перехода как линейно однонаправленного изменения. Мы видим противоречивое соединение разнонаправленных процессов — стремительная техническая модернизация, полный переход на «цифру», тотальность электронных зрелищ, влекущих «смерть бумаги», с одной стороны, — и огромная ностальгическая волна, во многом определившая базовые стили повседневности (ретро, винтаж), с другой.

Одним из таких стилей и стал посткроссинг, но не без своеобразных модификаций. Дело в том, что перед отправкой открытки человеку дается некий случайный адрес и анкета другого пользователя. Здесь открывается целая палитра возможностей: во-первых, во время заполнения анкеты можно довольно точно проследить процесс самопрезентации, во-вторых, отправляющий вправе не указывать свой обратный адрес, сохраняя, тем самым, свою анонимность.

С появлением Интернета коммуникативные возможности необычайно расширились. Теперь можно не только придумать себе друга, но и найти его в виртуальном пространстве. Блоги и социальные сети набирают свою 25 http://tvrain.ru/sochi/video/nashi_deti_budut_ljudmi_bez_pocherka/358875/ - - Е. Гр и ш ко в е ц упоминает данный термин в интервью телеканалу «Дождь», от 15.12.2013 популярность, при этом формы онлайновой активности индивидов быстро меняются. В случае с обменом открыток через сетевые ресурсы пользователь, создавая свою анкету на сайте, обычно начинает с подражания уже существующим пользователям, но затем старается выработать собственный стиль.

Как верно упоминают английские коллеги Энтони Гидденс и Зигмунт Бауман26, для современного общества характерна не замена одних традиций и привычек другими, столь же стабильными, надежными и рациональными, а состояние постоянной неуверенности, множественности источников знания, что позволяет самости быть гибкой и требовать устойчивой рефлексии. При ситуации со стремительно развивающимся социумом неустойчивость и пластичность социальной и личной идентичности видятся закономерными и естественными. Бауман отмечает, что показательной чертой современного сознания является переход к «краткосрочной» ментальности на смену «долгосрочной»27.

Посткроссеры находятся в мире разнообразных ролей, предлагаемых многочисленными группами — семьей, друзьями, социальными институтами и др. Сайт postcrossing.com, являясь, по сути, тоже социальной «виртуальной» средой, позволяет пользователю реализовать те роли, проигрывание которых в реальной жизни может представляться для него затруднительным, но в «проживании» этой роли индивид испытывает необходимость, чтобы либо принять, либо отвергнуть те ценности, установки и идеалы, которые эта роль подразумевает. Снова, такая особенность посткроссинга как анонимность создает все предпосылки для такого ролевого экспериментирования: ты никогда не сможешь проверить, правду ли о себе написала отправительница истории о своей счастливой жизни в замке вместе с принцем, или же достаточно вспомнить, что «ник» – это не собственное имя, а способ временного обозначения себя для других.

26 Гидденс Э. Трансформация интимности: сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах.СПб, 2004.

27 Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002. 12-39 с.

Онлайновая идентичность посткроссера, образ, который он представляет другим, большей частью соответствует его внесетевой идентичности. Хотя представляемый образ Я, как правило, в чем-то приукрашен (было бы странно, если бы было иначе), он вполне узнаваем. Во время встреч с участниками сообщества как в Петербурге, так и в Билефельде я не раз замечала, что они действительно обсуждают и акцентируют внимание на те темы, что указаны в их анкете. К примеру, пользователя, указавшего, что собаки – смысл его жизни, можно было невооруженным глазом распознать в группе по характерному принту со своими животными на свитере. Говоря о собственных интересах, посткроссеры как никогда искренни, ведь это только поможет выбрать идеальную открытку друг для друга и удовлетворить запросы. О внешности речь идет реже, хотя пользователи определенно склонны указывать черты своего характера при заполнении анкеты (разумеется, преимущественно положительные).

Учитывая, что в период нового времени вопрос идентичности ориентировался на построение, охрану, а затем и поддержку уникальной целостности, то в эпоху постмодерна видится не менее важным избежание устойчивой фиксации на конкретной идентичности и сохранение свободы выбора и принятия будущего опыт а. Самоидентично сть чаще интерпретируется в наши дни не в качестве окончательной, раз и навсегда сформированной данности, а как незавершенный проект 28. В условиях стремительно развивающегося социума и пролонгации жизненных ритмов невозможно избежать самообновления личности, что не стоит воспринимать как катаклизм. Скорее, это стохатический социальный процесс с соответствующей неофилософией времени и жизни как таковой. В условиях быстро меняющегося социума и растущей продолжительности жизни личность просто не может не самообновляться, и это не катастрофа, а 28 Гидденс Э. Трансформация интимности: сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах.СПб, 2004 закономерный социальный процесс, которому соответствует новая философия времени и самой жизни.

Пока Ю. Хабермас ([1981] 1987) в ранних 1980-х или Э. Маннгейм четвертью века раннее рассуждали о медиатизации общества, далее широких смыслов социальных институтов и технологий, внедряющихся в социальные интеракции, речь не заходила. Однако, текущие дискуссии, основанные на более широком понимании медиатизации, ее фокусировании на процессе институционализации технологии общения, расширяют свое влияние и горизонты29.

Происходящие ныне дебаты о проблеме медиатизации фокусируют свое внимание на переменах в связи с цифровым преобразованием в сфере коммуникаций за последние полвека - то есть, последнего упоминания этого процесса как такового. Вновь мы сталкиваемся с комбинацией инноваций и ликвидацией их по следствий по мере того как традиционные коммуникативные жанры преобразуются в цифровые форматы одновременно с разработкой их новых ответвлений. Поздравительные открытки, телеграммы и письма, научно-популярная литература в целом сейчас циркулируют в напечатанном, аналоговом или цифровом доступе; но интерактивные и межтекстуальные потенциалы новых медиа также реализуют возможность развития способов коммуникации, которые определенно точно произошли от своих «бумажных» предков, но сочетают и реструктурируют их в себе, что позволяет им зваться новыми формами коммуникации. Например, существует множество моделей для Facebook и Twitter, но то, что они предлагают и есть новая, пусть и отличающаяся по качеству, ветвь медиатизации.

Точно так раннее, в «эру печати» медиатизации, книги и журналы обошли общение тет-а-тет, а взаимодействие между локальными объединениями тех же подростков стало больше зависеть от медиа в связи с изобретением усовершенствованной мобильной связи и других, «новых»

29 Hepp, A 2012, Mediatization and the ‘Moulding Forces’ of the Media. In: Communications, pp. 1-28.

медиа с межличностным взаимодействием; по мере того как сети типа vk или fb.com заинтересованы способствовать общению – они неизменно будут реструктурировать старые методы коммуникации, влияя на социальный фон индивида.

Открытка суть атрибут реципрокности. В рамках классического подхода в экономической антропологии принято считать, что в обмене дарами индивиды стоят на первой ступени важности, лишь потом -- дары, ведь дарообмен зависит от отношений обменивающихся. На статусность, социально-демографические параметры смотрят в последующую очередь.

Рыночный обмен устанавливает отношения между объектами обмена, обмен дарами — между субъектами одаривания. Реципрокные отношения удерживают в фокусе обменивающихся, а рыночные отношения — обмениваемое.

Реципрокность предполагает рутинизацию и ритуализацию дарообмена

– на этом же настаивает живой пример посткроссинга. На уровне традиций указываются формы благодарности и диапазон допустимых просьб в анкете участника обмена. Однако предпочтения адресата считаются не обязательными, а только желательными, поэтому отправитель может постараться угодить получателю или же отправить открытку на свое усмотрение. Соблюдение традиций укрепляет статус участника экономики обмена открытками. Экономика дарения стремится к стабильности, периодически жертвуя заработком ее последователей, при этом товарная реципрокация провоцирует инновационный прорыв с целью увеличения достатка, но это не случай посткроссинга, где все находятся на максимально уравненных системой сайта условиях.

В ситуации обмена открытками присутствует альтруистичность и, при этом, задача установить долгосрочный контакт (а что, если у человека еще больше общих интересов для будущей дружбы?), и таким образом участники укрепляют социальную включенность в своих практиках. Обмен, приуроченный к метке «товар» мало нас увлекает, поскольку он базируется на целесообразности, а это посткроссеров не интересует. Отправка открытки — это способ накопления социального капитала, хотя продажа отдельными институциями партии открыток для участников выступит уже экономически продуманным аспектом. «Реципрокные связи имеют альтернативу не только в форме товарного обмена. Более тонкая и трудно формулируемая грань отделяет дары от дани, формирующей основу патрон-клиентских отношений.

Другими словами, благо может быть товаром, даром или данью в зависимости от того, в какую структуру отношений оно встроено» - пишет Ю.С. Барсукова, анализируя неформальную экономику30.

В изучении проблемы сетевой взаимопомощи, согласно ученым31, существуют три традиции. Рассмотрим практики посткроссинга в их контексте. Первая, антропологическая традиция, акцентирует внимание на феномене передаваемого объекта, его культурных и социальноэкономических составляющих, социальных ролях отправителя и адресата.

Здесь мы можем трактовать реципрокность в виде формы социальной интеграции сообщества. Сетевой подход (networks approach) придает значение социальным сетям как системе протекания социальных процессов, будь то поиск открытки для отправки, написание приветственного текста на обороте, формирование идентифицирующего образа в сети и соответствие ему оффлайн и так далее. Третий тип говорит об истории отношений обмена, их обусловленности традицией общения в посткроссинг-коммьюнити и экономике «обычного права»32. Социальный смысл такого символизма состоит в том, что он образует социальные сети, защищает входящих в дружески нацеленное сообщество посткроссеров и переводит в плоскость оффлайн узы дружбы, обусловленной онлайн-существованием. Если интерес 30 Барсукова С.Ю. Неформальная экономика: экономико-социологический анализ. /М.: ГУ ВШЭ, 2004.

31 Ашкеров 2001, с. 75-85.

32 «В рамках антропологии обмен интерпретируется уже не как товарный обмен, а как обмен дарами, причем он выступает в качестве акта символического признания. Если в рамках антропологизма образцовым обменом становится символический обмен, через призму которого рассматривается весь социальный обмен в целом, то в рамках экономикоцентризма ту же роль исполняет экономический обмен» [Ашкеров 2001, с. 75, с. 85].

экономики вызывает практика встреч в режиме meetup33, т о н а антропологическое обозрение выносится символическая деятельность. Акт обмена карточками иногда считается более важным, чем содержание надписи или обложка открытки как совокупность потребительских свойств, как это было подтверждено на международной встрече в Билефельде.

Как же возможно по средством открытки познать ценно сти и представления людей? Так, лидирующими составляющими циркуляции открыток я бы хотела упомянуть некоторые:

• открытка выступает как приветственный знак внимания;

• содержание закодированного послания;

• вариант конструирования репутации согласно соответствию запросам получателя открытки;

• вариант предложения дружбы с отсроченной и неоговоренной формой взаимности оффлайн как специфическое материальное вложение;

• поэтапность сохранения социальных связей и формирования на их основе сетей;

• способ создания социальных ролей, заданных онлайн-образом;

• акт разрыва повседневности.

Известно, что стабильные, взаимовыгодные связи, поддерживаемые на неформальной основе, создают сеть. Раскрытие сетей в их множестве функций отражает смысл сетевого подхода. Помимо антропологической традиции, связь с которой безусловна, сторонники сетевого подхода не стараются декодировать смысл объекта обмена. Для них важно понять сетевые составляющие а также их место в реальных открыточных практиках, включая практики рыночного или иерархического порядка. В связи с тем, что существует спектр интерпретаций, сетевой подход в настоящем времени 33 Ежегодные встречи участников посткроссинг-сообщества, контролируемые центральными округами организаторов в разных городах.

характеризуется витиеватыми направлениями, отчасти склоняющимися к новому институционализму в социологии34.

Подводя итоги данного раздела, хотелось бы очертить вероятную картину будущего, где сети предстают структурной базой для диаметрально противостоящих социальных отношений, далеко выходящих за рамки обмена. Реципрокность здесь избегает исключительного способа редистрибуции открыток, в отличие от сетевой структуры. Можно подумать, что логику обмена как экономики дара в полной мере воплощают лишь сети домохозяйств. Административные связи организаторов встреч посткроссеров не претендуют на полноценную реципрокность, несмотря на то, что взаимодействие членов таких сетей очень напоминает классический обмен открытками. В таких условиях встреч появляются специфические правила поведения при обмене, невообразимые для людей «извне», альтруистически распространяются советы, члены сети делятся навыками, а в случае заблуждения и имеющимися ресурсами (но с мыслью, что в нужде их тоже спасут). За подобной оберткой прячутся довольно продуманные организаторами мотивы, скатывающиеся в итоге к увеличению заработка за счет приглашения на тематические встречи издательств и типографий, жаждущих избавиться от эксклюзивных открыток для посткроссеров.

34Барсукова С.Ю. Сетевая взаимопомощь российских домохозяйств: теория и практика экономики дара // Мир России. 2003. № 2.

Глава 2. Сообщество postcrossing как форма организации традиционных практик

2.1. Традиционализация образа бумажной открытки в рамках сообщества postcrossing Сегодня движение открыток разворачиваются на ином, ускоренноинновационном этапе, отождествляя собой живую энергию письма, идя при этом в ногу с технологическим прогрессом. Частью стремительных изменений стал поток мобильности открыток - сообщество «Посткроссинг».

В посткроссинге осуществляется пересылка открыток участниками проекта из 215-ти стран мира, в ходе обмена было отправлено более 35,930,514 открыток, где каждая круглая дата отмечается выпуском новой партии именных открыток для посткроссеров35.

Интересен тот факт, что Россия занимает в проекте первое место по количеству зарегистрированных пользователей (учитывая периодическую задержку корреспонденции отечественной почтой). По организации это интернет-проект, по реализации — новая живая форма «бумажной»

мобильности.

Попытаемся раскрыть сформулированные выше позиции, обратившись к традиции отправки почтовой открытки. Письма и карточки всегда занимали отдельное, трепетное место в сердцах многих: почтовый ящик, подобно волшебному, каждый раз готовил сюрприз адресату. «Открытка — художественная карточка с небольшим текстом на обороте, четко отражала календарь жизни человека и страны, раскрывала ее огромную географию»

-отмечает О.В. Шабурова36, кандидат филологических наук ПГГПУ. В своей статье «Вещи, которые мы храним. Бумага, почта, ностальгия» автор отмечает, что «поздравление открыткой становилось праздничным ритуалом, 35Статистика сообщества: https://www.postcrossing.com/stats/postcards [Дата запроса: 27.05.2016] 36 Шабурова О. В. Ностальгия: через прошлое к будущему // Социемы. —1998. — №5.

связывающим всех со всеми. Открытки были сигналами. Это ими мы сигналили друг другу — мы есть, мы вместе, мы — родные. У Юнны Мориц есть славные строки: На первое на сентября, на май, на елку — Люби меня, как я тебя! — Открытка в щелку. Огромная сеть коммуникации удерживалась в этом потоке карточек, разлетавшихся по стране в праздники, особенно новогодние».37 В настоящее время открытки словно осколки, собранные человеком за всю его жизнь, помнящие главные вехи его судьбы, оказываются на свалке.

Вот случай, вычитанный на одном из форумов по коллекционированию открыток: «Соседи при переезде выложили в подъезде старые книги, а в них были и открытки. Беру открытку, которая была послана в 1949 году героическим отцом (пройдя войну, он еще в это время служит в Германии) своему маленькому сыну. Текст такой: Желаю сыну своему Славику в день его рождения, как и всегда, здоровья, радости, счастья! Чтобы жил долгие годы, рос большим, крепким, умным человеком, достойным имени великого русского гражданина. Целую и подбрасываю до потолка. И вот сегодня сын 1945 года рождения несет выбрасывать этот «хлам». Забрала, вот так невольно становишься коллекционером…»38.

Современники отказались от подобных культурных практик, хотя символическая составляющая сформированной «бумажной» традиции коммерциализировалась давно. Важно, что в культуре почтовой карточки приобретен крупный пласт «визуальных репрезентаций смыслов и ценностей большой советской утопии», а выражалась данная культура посредством высоких художественных и полиграфических стандартов столетия.

Очевидным выступает образ советской открытки в качестве рефлексии обстановки того времени десятки лет назад, которую застали несколько поколений. Так, почтовая открытка как полноправный элемент сценарий 37 Шабурова О. В. Ностальгия: через прошлое к будущему // Социемы. —1998. — №5.

38Форум филокартистов http://www.filokartist.net/forum/index.php?c=7 [Дата запроса: 20.05.2014] советского прошлого становится атрибутом для нового, прибыльного бренда «ретро».

Почта СССР, как можно подумать, отталкивалась от идеологических соображений, которые определяли не только сюжеты открыток, но и их содержание – да что говорить, сами почтальоны были приятнее. Не исключено, что мои рассуждения – это оплот той самой «коллективной памяти» М. Хальбвакса, переживания о том, как раньше все казалось надежнее и лучше, на которые повлиял фон рассказов родственников. Тем не менее, это можно подтвердить, вновь обратившись к советской открытке, которая широко репрезентировала тему почты, подчеркивая позитивные смыслы и образы данного культурного института, а также присмотреться к современной почтовой открытке, формирующей во многом прообразы открыток для посткроссеров (см. Приложения).

В миллениуме с доступной мгновенно связью и мобильными технологиями происходит явное вытеснение традиционной почты как коммуникационной связи и почтовые открытки неизбежно канут в Лету.

Обыватели привыкают к комфорту скоростного общения, пробуют уместить свои мысли в допустимых две строки символов в Twitter. Появление эмоджи и смайликов обусловлено запросами поколения Y и ведет к постепенной атрофии памяти о классической коммуникации, не говоря уже о грамматике и нарушении пунктуационных норм. Тем ценнее и душевнее теперь видится давно забытая традиция — писать письма и подписывать открытки.

Парадоксально, но сейчас именно благодаря интернету такая практика возрождается и становится увлекательным хобби для миллионов людей по всему миру.

Современных участников посткроссинг-сообщества по праву можно назвать космополитами — они ярые сторонники путешествий, не противятся в большинстве обретению новых знакомств из многих стран и культур, а открытки, как вариант, принимают за памятные реликвии. Являясь частью этих взаимодействий как включенный участник, я также пристрастилась получать и отправлять открытки в разные страны — с написанными на них от руки особыми приветствиями и личными историями, с редкими марками и прочими качествами, что могут позволить получателю и отправителю почувсствовать себя особенными. Стоит отдельно поговорить о том, как традиционализируется образ этих обменных практик.

"Письмо есть такое имя существительное, без которого почтовые чиновники сидели бы за штатом, а почтовые марки не были бы продаваемы", писал А.П. Чехов39. В то замечательное время, когда письма из города в город отправляли на специальных почтовых тройках, и по приезде их разносили почтальоны, а за порядком следили уважаемые в их социальном статусе почтмейстеры; когда сами послания в конвертах могли доставляться месяцами - и столько же ответ на них - эпистолярный жанр оказался в значительном почете. Написанию писем по всем канонам помогали опорные пособия – так называемые письмовники. Над каждой строкой письма автору приходилось немало работать: послания то и дело переписывались набело с многократными исправлениями неточностей и недомолвок, соблюдались нормативы приличий, установленных обществом того времени. Содержание письмовников было обширным, отдельными пунктами излагались правила написания различной классификации писем: "Письма увЂдомительныя", "Письма, совЂтъ подающiя", "Письма рекомендательныя", "Письма извинительныя", "Письма, въ коихъ содержится исканiе дружбы или прiязни", "Письма, содержащiя простую учтивость", "Письма благодарительныя", "Письма любовныя и (что до сих пор актуально) "Письма поздравительныя", а так же множество других приличествующих случаю писем.

Считалось, что слогу письма следовало быть «не слишком высоким, но и не шутовским», он должен быть схожим с обычным разговором, изложенным на бумаге40. Стоило помнить, что объяснялись в то время несколько иначе. Типичные отголоски электронного общения А. П. Чехов Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах.

— М.:

Наука, 1975. — Т. 3. [Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»], 1884—1885. — С. 124—126.

40 Интернет-источник http://shkolazhizni.ru/culture/articles/11009/ [Дата запроса: 27.05.2016] множественные восклицания - казались тогда вульгарными; при этом простота и доступность слога имели преимущество перед высокопарностью.

Кроме того, существовали следующие правила: что пристойно написать к равному себе, что прекрасно в письме старика и человека важного, а что нелепо в письме человека молодого и низкого сословия. Письма писали на качественной бумаге, без помарок, ясным разборчивым почерком (потому одним из предметов в гимназии было чистописание), привлекающим внимание.

Особая строгость оценок пришлась на толковость, опрятность, этичность и грамотность писем. Вероятно, века назад обыватели предугадали, что их письма могут с течением лет превратиться в образцы к подражанию и быть обнародованными для публики?

Официальный сайт проекта postcrossing.com гласит, что основным языком для общения на международном уровне становится английский.

Зачастую даже начинающие посткроссеры не воспринимают эту данность как препятствие в связи с тем, что для подписания карточки им достаточно школьного уровня знания языка, а порой и любого переводчика. Во время регистрации нового участника предоставляется возможность указать все языки, которые знает, поэтому неудивительно, когда с другого конца планеты в Россию прилетает карточка, заполненная на родном русском. Согласно проведенному исследованию, большинство специально регистрируются в сообществе, чтобы выучить новый иностранный язык и обрести заморских друзей по переписке.

Во время наблюдения встречи в Германии мне удалось проникнуться тем, как порой бывает приятно получить привет из Индии или Америки, Австрии или Нидерландов, рассматривать тематические почтовые марки и оттиски штемпелей международных почтовых представительств, а в итоге встречи еще и познакомиться с представителями этих стран и культур. По факту, любой желающий имеет право указать на сайте предпочтения, например, при получении открыток с их тематикой — рекламные, с кошками, городами, мультгероями, - и так войти в новое «измерение» тематических коллекционеров. В связи с этим в проекте немало филокартистов.

Важный и единственный ресурс информации об адресате – это его анкета на сайте сообщества, в которой нередко указывают биографию и «открыточные» вкусы. Многие участники сразу пишут, какие карточки ждут от адресанта, о желаемых штампах, о том, что хотели бы узнать про посткроссера, его историю. Данный подход располагает участников обмена друг к другу заочно (система предугадала темы для содержания письма за счет обязательного заполнения анкеты), тем самым романтизируя данную практику.

Несмотря на повышенное внимание к артефактам прошлого, Почта России не располагает ассортиментом открыток к отправке, за редким исключением в виде краеведческой тематики (все остальные – поздравительные канцелярские). По этой причине многие посткроссеры з а н и м а ю т с я в ы н у ж д е н н о п о и с ка м и у н и ка л ь н ы х ка р т оч е к н а специализированных сайтах, либо просто рисуют их сами (в связи с этим в данном сообществе зачастую состоят иллюстраторы и дизайнеры, находящие отраду и вдохновение в процессе, см. Приложение Транскрипт).

Открытки с изображением нет ривиа льных городских достопримечательностей, такие востребованные при отправке заграницу, можно найти в центральных мастерских иллюстраторов, а также в музейных комплексах, отделах для туристов. Хотя стоит отметить, что петербургский Дом Книги осведомлен о запросах увлеченных посткроссеров, в связи с чем около года назад разместил отдельный стенд открыток с фирменным логотипом postcrossing.com (снова происходит отсылка к коммерциализации на фоне увлечения людей модифицированной традицией отправления открыток). Старожилы сообщества свободно делятся списком мест, где можно найти бумажные реликвии. Бытует мнение, что надежным способом приобретения ярких, уникальных по оформлению и качеству открыток остается заказ их в бесчисленных интернет-магазинах, обычно выпускающих открытки собственного бренда. «Важно помнить, - шепчет, склонившись над столом, Екатерина (26), - разные типографии предлагают разное качество картона, рисунок и стоимость открытки, поэтому я опираюсь на советы друзей и отзывы с сайта магазина».

Конечно, основной посыл, преследуемый участниками обменных практик – попытка воспроизвести зачастую романтизированные опыты предыдущих лет в обмене корреспонденцией. За этим актом кроется не только привязка к ностальгии по прошлым (читайте: лучшим) временам, но и желание вложить частичку себя в отправляемое послание. Данное явление имеет под собой историческую подоплеку. Схожим образом известнейший отечественный социолог Ю. А. Левада, при изучении понятия «человека ностальгического»41 утверждал, что с самого появления в нашей стране общественного сознания ему сопутствовал образ «счастливого прошлого».

Официально, истоками к этому служат популярные немецкие и французские идеологии того времени. Но на деле затрагивается тема модернизации в России, столь сильно отторгаемая (под девизами «сделать по-своему», «вопреки», «остаться собой» и т. д.). Но как же быть с оставшимися западными участниками, ностальгирующими по обменным почтовым практикам?

Несмотря на то, что увлечение М. Хальбвакса по данной теме не стало самодовлеющим, эта проблематика, пересекающаяся с изучением социальных аспектов памяти, встала в ряд центральных среди работ автора. В частичной и краткой интерпретации логика его рассуждений воспринимается следующим образом, и хотелось бы сразу применить ее при анализе поведения участников посткроссинг-сообщества.

Согласно взглядам социолога, существует два вида памяти:

индивидуальная – и ее мы применяем к посткроссеру как личности – и социальная, влияющая на внешние связи, вхождение в коллектив.

41 Левада Ю. А. «Человек ностальгический»: реалии и проблемы // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2002. — № 6 (62). — С. 7-13.

Воспоминания посткроссеров о «лучшем прошлом» можно проследить сквозь призму рамок социальной памяти. Определенно, есть целый ряд фактов, которым индивид придаст меньшее значение, не стань другой член коллектива напоминать ему об этом. Многообразные группы, из которых состоит общество, склонны реконструировать прошлое, к которому они привязаны исторически. Довольно часто в таких ситуациях происходит искажение фактов. Так, например, моя респондентка Люба (22) заявляет, что открытки возвращают ее в детство и Советский Союз, хотя сама она родом из 1990-х и тот период времени воспринимает исключительно из рассказов родственников и знакомых старшего поколения.

Возвращаясь к истокам дискуссии, стоит отметить, что единство взглядов суть объединения любых сообществ. В нашей ситуации индивиды включаются в обмен открытками исключительно по этой причине.

Соответственно, сообщество посткроссеров автоматически регулирует в конструируемой памяти всё, вносящее рознь, отдаляющее участников друг от друга. Не первый век общество переписывает воспоминания так, чтобы они были в гармонии с неустойчивыми правилами подобного баланса.

Выходит, сообщество по обмену открытками воспроизводит целую культурную вселенную, как и происходило тысячелетия назад, правда, в несколько иных масштабах. Особую интерпретацию феномена культурной памяти называет египтолог Ян Ассман, проанализировав архивы древних цивилизаций, проведя значимые наблюдения над спецификой ее организации и принципами существования как таковыми. Ассман предлагает рассмотреть42 культурную память в качестве протяженной во временном пространстве коммуникативной ситуации, существующей за счёт механизмов «воскрешения», осуществляемого за счет толкования и герменевтики, а также цикличности («канона»). Для образования политической и социальной идентичности и их стабильности учёный многозначительно выделяет роль 42 Assmann J. Religion and Cultural Memory, trans. Rodney Livingstone (Stanford: Stanford University Press, 2006), P. 15-20, 168-186.

«фигур воспоминания». Все это целиком совпадает с канонами устройства по сткро ссинг-коммьюнити: неотъемлемыми признаками «фигур воспоминания» выступают значимые для участников образы в интернет- и о ф фл а й н - п р о с т р а н с т в е, п р и п од н я т о с т ь н а д о б ы д е н н о с т ь ю и повседневностью за счет уникальности хобби, наличие администраторов сообщества как триггеров коллективной памяти. Особую значимость обретает теория о «холодной» и «горячей памяти», которой выделяется достаточное внимание в работе Ассмана, где автор ведет дневник размышлений о мифогенной ориентации в воспоминаниях о прошлом. В конце он приходит к неутешительному выводу: «нам приходится считаться в нашем наследии с выдумками не в меньшей степени, чем с истиной».

Вероятно, временное восприятие столь всеобъемлюще, что останется объектом познания на века вперед. Предпосылки к обобщению функционирования времени с позиции различных социальных наук сталкиваются со стойким протестом предмета, допускающего обсуждения о себе лишь в реферативном ключе и, определенно, восхищение искусностью своей организации.

2.2. Эмпирическая база исследования

В качестве предмета проводимого исследования было обозначено конструирование традиций в процессе музеефикафии открыток, объект исследования – посткроссинг- сообщества Германии (г. Билефельд) и России (г. Санкт-Петербург). Гипотезой выступило предсказание обобщения деконструкции и поддержания анонимности и виртуальной коммуникации, а также привязка к традициям прошлого при установлении обменных «открыточных» практик.

Во время исследования была проанализирована часть литературных источников по проблематике создания традиции и сохранения памяти, процесса медиатизации, теории материальных объектов. Опорной теорией предполагалось рассмотрение работ Ж. Бодрийяра, М. Хальбвакса, С. Бойм.

Важным считается рассмотрение, какую роль играют практики, когда происходит отправка к прошлому (применение феномена ностальгии).

Социолог Норман Дензин43 посвятил большую часть своих работ комбинации методологий будучи уверенным в том, что любой исследователь обязан рассматривать проблему за счёт разных методологических подходов.

Как только социолог комбинирует в своем исследовании методологические перспективы, рождаются обоснованные и проверенные теории.

Данное исследование, начавшееся в рамках case-study, затронуло сложные объекты и потребовало провести сбор данных на разных уровнях организации. В связи с этим было принято решение обратиться к методу пространственной триангуляции, которая подразумевала, в первую очередь, сбор данных на разных уровнях изучаемого объекта: от включения в посткроссинг-сообщество в 2012 году, составления онлайн-анкеты для пилотажного опроса российской аудитории [Дудина, Смирнова: 2014] до проведения ряда глубинных интервью с участниками сообщества.

43 Denzin, N. The Research Act: A Theoretical Introduction to Sociological Research Methods /3rd edition, first published on 1970. 1989, Prentice Hall.

С другой стороны, исследование, казалось бы, двух социально отдаленных сообществ – билефельдского и петербургского - на первый взгляд, не могло дать ничего различного, учитывая также то, что их должна была роднить общая марка наличия аккаунтов на postcrossing.com. И вместе с тем, выводы, сделанные на основе детального изучения двух тематических встреч, проходящих в контексте двух разных социокультурных систем, позволили утверждать, что некоторые социальные процессы имеют универсальный характер и не знают границ.

2.2. 1. Анализ результатов онлайн-анкетирования Блок 1. Социально-демографические данные

–  –  –

Блок 2. Личная история вхождения в сообщество С первой просьбой в данном блоке – описать, как раскрывается понятие посткроссинга для его участников – справились все, будто сговариваясь.

Самым частым и простым объяснением было «знакомство и общение с людьми со всей планеты» или «обмен открытками с людьми по всему миру», а также упоминание духовной составляющей обмена: «Посткроссинг уникальная возможность прикоснуться к жизни других людей, узнать о них что-то интересное, а с кем-то, возможно, и подружиться. Это возможность оказаться в той или иной стране, не имея возможности сделать это понастоящему. Это волшебное чувство от вида живого человеческого почерка, никогда не повторяющегося. Изображение на открытке, по желанию из вишлиста. И, конечно, же необычайная радость при проверке почтового ящика обнаружить там открытку! Да еще и неожиданную!».

Участвуя, в среднем, в проекте от полугода, 51% респондентов успели отправить более 70 открыток за такой срок, что значит: эти люди отправляют открытки каждые 3 дня - настолько высок интерес к процессу отправки и получения эмоций в виде бумажных артефактов.

Диаграмма 3, 4, 5

Согласно результатам опроса, поводом для регистрации в системе посткроссинга были, в основном, советы друзей и прочтение хвалебных статей о «чуде в почтовом ящике».

Так, один из респондентов пишет:

«Познакомил меня с проектом мой учитель английского языка (на курсах).

Сам он этим не занимается, но одна из учениц ему об этом поведала, вот он и загорелся и других заразил. А это как раз лето было, в школу ходить не надо, все друзья на морях-селах, вот я то ли от скуки, то ли из любопытства и любви к всему заграничному подсела не это все.», или вот: «Захотелось начать что-то новое. Раньше я слышала о посткроссинге, а потом мама моей подруги напомнила мне о нём, и тут понеслось. Сначала было просто интересно, но, когда начали приходить не очень интересные открытки, я стала обмениваться в других интернет- сообществах. И сейчас я коллекционирую открытки определённой тематики.» Кстати, о коллекционировании: оно, как выясняется в среде русскоговорящих посткроссеров, совсем не лидирует в списке главных мотиваций к участию.

Более 89% посткроссеров (Диаграмма 3) искренне ратуют за то, чтобы получить тот самый эффект праздника от неожиданного подарка с другого конца света в своем ящике. При этом активности у участников хоть отбавляй

– большинство не ранжируют предпочтительную страну для отправки или получения открытки, главными по-прежнему остаются новые эмоции от установления контакта в сети, и даже не стоимость открытки (Диаграмма 5).

Приятно, что безоговорочное количество респондентов следуют правилам системы сайта, уважая других участников открыточного обмена и учитывая пожелания адресатов. Среди особенных упоминаний процесса подписи я встретила следующие: «Все зависит от прочитанного профайла адресата. Вот написано, что человек любит читать, и ты уже строчишь ему о своих любимых книгах, писателях, цитаты приводишь. А иногда и настроение свою роль играет: грустно на душе и ты, как не жаль, свою печаль чужому человеку передаешь. Оформляю все это наклейками, обычно золотыми.

Пожелания у меня разные, но вот самые часто используемые:

теплой и солнечной весны, прохладного ветерка, долгого и веселого лета(да, я желаю адресату той погоды, которой сама хочу). Иногда использую и классику: хорошего дня, с наилучшими пожеланиями, мирного неба, и миртруд-май.». И как здесь не подумать о том, что посткроссинг сообщество образует не просто сеть взаимосвязей, но и, в каком-то смысле, целую семью незнакомцев, полных друг к другу искренней доброжелательности и готовых в таком обмене отдавать безвозмездно (мы ведь помним, что адресант зачастую оставляет себя анонимом-волшебником). Помимо этого, в ход идет весь творческий потенциал автора: «У меня открытка отправляется такая, что на ней почти нет свободного места. Использую разные наклейки, всегда рисую на тексте солнышко и маленькую розочку, пишу сколько у нас градусов, рисую погоду. Обязательно пишу о себе, кто я, где живу, сколько лет и кем работаю, далее текст идёт от души:) Как то раз отправлял три открытки со стихами о моём городе, получилось классно, от адресата пришла такая благодарность, что у меня и моей семьи, целый вечер улыбки с лица не сходили. Было раз написал рецепт пельменей в горшочке, девушка собирает рецепты из разных стран, потом прислала фотографию, где она с семьёй их лопают:) В общем, я стараюсь сделать такую открытку, чтобы человек получил удовольствие от неё по максимуму:)» - и пишется это лицом мужского пола. Такой вот гендерный разрыв шаблона.

Блок 3. Общение по почте вне посткроссинга Важной составляющей опроса было выяснение, готовы ли посткроссеры к контакту вне сети, их отношение к выходу из зоны своего онлайн-комфорта.

На мою просьбу описать образ типичного посткроссера поступило множество ответов, среди них вызвал улыбку максимально приближенный к правдивой статистике: «Женщины лет 30-40, с ребенком. Или девушки лет с 11:) Нас нельзя вычислить». Действительно, дифференциация подходов ко вступлению в сообщество, индивидуальный процесс выбора открытки к отправке, отсылка ко вкусам перспективного адресата и такая сердечная радушие скрывают главное открытие – нелюдимость. Вероятно, это Диаграмма 6,7 своеобразный отголосок ресоциализации, когда происходит резкая и такая сложная по принятию ситуация смены обстановки, к которой участники сообщества пока не готовы.

Как показано на 7 Диаграмме, 33,5% посткроссеров не заинтересованы в контакте с адресантами вне сети. Чуть большая часть сообщает о своем желании, но при этом невозможности посещения ни одной из тематических встреч по тем или иным причинам. При этом готовность к переписке по договоренности остается актуальной: на нее соглашаются 482 респондента.

Значит ли это, что альтруистическое желание обмениваться приятными бумажными приветами через все континенты не позволяет главного – набраться смелости и выйти на открытый контакт? Или, быть может, для кого-то этот обмен есть лишь приятная традиция и не более? К таким неутешительно открытым вопросам привел меня данный пилотаж.

2.2. 2. Опыт вхождения в российское и немецкое postcrossing-сообщество

Если обратиться к современным социальным теориям и попытаться включить рассмотренный нами выше пример с посткроссингом в более широкий социальный анализ, то мы увидим, что данное явление при всей своей экзотичности (какие-то чудаки с открытками) на самом деле очень интересно иллюстрирует и подтверждает актуальные социальнофилософские и социологические тренды. Например, теория Дж. Урри, посвященная анализу современной социальности как мобильности, дает возможность увидеть в феномене посткроссинга подтвержедние тому, что современный мир следует описывать метафорами движения, в частности движения сетей и потоков. Особенно для автора важно, что метафоры сети/паутины и потоков/течений описывают общество не через вертикаль, а в его горизонтальных мобильностях.

Повсеместные путешествия людей, объектов, идей, образов, посланий, мусора и денег поверх международных границ стали реальностью ХХI века44.

Посткроссинг и является одним из таких горизонтальных потоков, а кроме этого он отражает еще одну особенность мобильностей этого века - он выступает как некий гибрид (им Дж. Урри тоже уделяет особое внимание), соединяющий бумагу и цифру.

В ходе написания данной работы и глубинного изучения аспектов обмена открытками я сама не заметила, как записалась в ряды посткроссеров.

Прошло уже более двух лет с даты регистрации на официальном сайте postcrossing.com, а мои открытки уже обрели своих хозяев в Украине, Германии, Китае, США и Голландии.

Методологической основой своего исследования я могу назвать контент-анализ собранных (в т.ч. визуальных) данных, который позволил 44 Урри Дж. Социология за пределами обществ: виды мобильности для ХХI столетия.

— М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2012. — 336 с определить, какие смыслы использует информант, упоминая процесс обмена открытками. Материалы интернет-статей и обсуждений на форумах, а также опыт общения с учредителями идеи посткроссинга в России (координатор Ольга Боровкова), и мире (Paulo Magalhes, главный менеджер сайта postcrossing.com) помогли составить представления о том, насколько посткроссеры знакомы между собой и что обсуждают оффлайн.

Помимо всего, мне удалось провести неформализованное включенное наблюдение (что помогло решить проблему «навешивания ролей» [Хохлова А.М. 2014: спецкурс «Методы социальных исследований культуры и конфликтов», разбор категорий трудностей полевого исследования]) в процессе обмена открытками с другими участниками посткроссингсообщества в Билефельде и Санкт-Петербурге, результаты которого будут приведены и использованы далее.

Проведенный в рамках полевой работы анкетный опрос 45 с более чем 740 респондентами позволил выявить некоторые закономерности и отличительные особенности подхода к конструированию традиций у каждого участника обмена открытками. Но, по-прежнему, данного пилотажа оказалось недостаточно и, чтобы избавиться от навязанной субъективности в р а м к а х case-study, показались необходимыми проведение включенного н е ф о рма л и зо ва н н о го н а бл юд е н и я и ве р оя т н о с т ь д а л ь н е й ше го интервьюирования. Собранный материал по обеим аудиториям – немецкой и российской – планировалось сравнить и проследить наличие совпадений по заданным кодам, после чего выяснить возможные причины их совпадений.

Интересным является факт изначального вхождения в сообщества посткроссинга. Большинство, ссылаясь на рассказы и советы друзей, решаются отправить свои первые карточки. На опыте своих наблюдений могу 45 П о р т р е т п о с т к р о с с е р а https://docs.google.com/forms/d/1Yb25rcs28wMKPhoYsMrLLIiFOMtWWe17-WFdN64Alw/viewanalytics утверждать, что люди делятся на две основных категории: те, кто ищет творческого самовыражения и те, кто в поисках установления новых коммуникационных связей. Я принадлежала, скорее, к первой категории, а также была просто заинтересована в получении знаний о культуре других стран. Само по себе сообщество открыто для регистрации участников из любых стран, важно соблюдение прописанных правил: отправлять такое же количество открыток, сколько получил сам, и использовать в качестве рабочего языка английский. Для многих русскоязычных участников последний аспект является ведущим. В ходе написания обращения к получателю индивид настолько втягивается в процесс, что языковые преграды отходят на второй план. Частый случай регистрации в проекте обусловлен мотивацией к изучению языков (иногда можно допустить «шалость» и написать строчку на своем родном, чем несказанно обрадовать получателя).

Одна из участниц тематической встречи в Петербурге рассказывает, как пришла к новому хобби: «Я увлекаюсь ретро-образом жизни. Хочется сохранить частичку прошлого. Вдобавок нравится магия связи неизвестных людей посредством карточки Мне пришла замечательная открытка из Сочи с Олимпиады от моей подруги», или иное мнение: «Я много слышала от друзей, а потом мне просто надоело покупать открытки самой себе -- лежат неподписанные-"неживые". А когда открытка к тебе приходит у нее уже есть история, путешествие, есть в этом что-то... Да и коллекционировать что-либо я с детства люблю». В целом, участники встречи выглядят так, будто знакомы уже несколько лет, хотя двое присутствующих выбрались на мероприятие впервые. Важным нахожу факт отсутствия явного лидера в данном сообществе.

Вопреки кризисам и социальным статусам, посткроссеры относятся к увлечению серьезно (но подчеркивают, что без фанатизма!), порой чувствуя некий долг перед счастливым получателем, чей адрес выпал в этот раз. Мне доводилось слышать истории студенток, которые отказываются от «обеденных» денег ради покупки очередной порции открыток.

Общение пользователей проходит преимущественно на форумах в социальных сетях, таких, как facebook или вконтакте, больше половины опрошенных предпочитает «сухую» отправку открыток посредством официального сайта postcrossing.com без предварительных обсуждений в группе форума. Моя собеседница поясняет, что была бы заинтересована во встречах, будь они преданы большей огласке. Многие готовы принять активное участие в мастер-классах по созданиям открыток, по каллиграфии и обмену штампами, однако, у нас, в отличие от западных коллег, данными мероприятиями занимаются преимущественно в небольших городах. Мне доводилось проводить время в группе инициативно собравшихся посткроссеров, но все эти практики сводились к обсуждению личного опыта участия в проекте, изредка - показу карточек.

Тем временем, вот некоторые описания представлений посткроссеров о самих себе: «…Приехав в другой город или страну, первым делом посткроссер будет искать прессу или почту, где немедленно накупит открыток не только всем друзьям на данный момент, но и потенциальным получателям… он имеет пару конвертов с открытками и марками на отправку

- полученное держит либо вповалку в ящиках, заминая марки, открытки, конверты; либо рассортировано: в альбомах и кляссерах, третьего не дано. если больше двух-трёх недель в почтовом ящике ничего нет, он испытывает глубочайший стресс, сравнимый с ломкой, и бежит отправлять всевозможные открытки на всевозможные адреса… может спокойно отправить открытку даже без надежды на ответ, чтобы порадовать человека… получив даже огромный конверт открыток и всякой красоты, к полуночи загрустит и полезет проверять почтовый ящик ещё раз… Много свободного времени, обширный круг интересов, свободный пользователь персонального компьютера». Опыт включенного наблюдения ежегодной встречи посткроссеров в Билефельде показал, что, действительно, на первый взгляд, идеализированный образ участника обмена открытками предстает вполне реальным в условиях приверженности своим увлечениям.

В течение моего участия в Билефельдской встрече фоновые ожидания от того, что предстояло увидеть, менялись в каждой минутой. С одной стороны, это была по-прежнему преимущественно женская аудитория, но в то же время возрастные категории уходили далеко за тридцать лет. Стойко преданные своему увлечению, немки распределили между собой стратегические стопки открыток для подписей, к каждой из которых прилагался список адресов. Беседы внутри групп, сидящих за одним столом, изредка напоминали диалоги, а в основном казалось, что женщины вежливо и учтиво дают друг другу понять, что не стоит отвлекать их от важной стратегии – подписания карточки. Открытой пассивностью такую картину было трудно назвать, но в то же время распределение ролей на встрече было явным, включая наличие лидера сообщества, по совместительству организатора ежегодной традиционной встречи.

Имея опыт нахождения на импровизированных встречах и опросах как российских посткроссеров, так и немецких, я берусь утверждать, что, хоть в России еще не так развита культура проведения встреч по интересам к открыткам, у нас все-таки присутствует живое взаимодействие, включающее рассказы из жизни, чаепития (чем не традиция?) и обсуждения открыток.

Немецкий кейс отчетливо показал, что люди, вовлеченные посредством связи через интернет в общение письменное, в реальной жизни к коммуникации не столь расположены. Для меня это было удивительным, потому что в онлайнпространстве форума посткроссеров они не были скупы на выражение своих эмоций.

На вопрос, какие каналы связи используют российские посткроссеры для связи с родными и близкими, отправляют ли им открытки, более половины отвечают «нет», потому что по телефону или Skype можно быстрее связаться для передачи важной информации. На отдыхе или при посещении памятных мест большинство опрошенных стараются отправить открытку в качестве привета близким. На основании этих данных я делаю вывод, что участников обмена открытками в России можно назвать вполне адаптированными к интернет-коммуникации, в то время как происходит соблюдение всех правил бумажной кореспонденции в рамках поскроссинга.

Мир, очевидно, ощущает уход целой культурной эпохи и пытается вглядеться, запомнить и сохранить кусочки этой реальности. Особенно интересно проследить это на примере феномена коллекционирования.

Стратегии коллекционеров, репертуар коллекционирования, дух и атмосфера коллекционерских сообществ, особенно бин-коллекционеров (бин — бумажные информационные носители) в свете заявленной «смерти бумаги»

выглядят как «уходящая натура». Коллекционирование почтовых бумажных артефактов — марок, конвертов, открыток — давняя культурная традиция, но в сегодняшних условиях она по-новому эмоционально окрашена — ведь это время ухода привычных объектов коллекционирования, почти время прощания. В каком-то смысле можно сказать, что ностальгическипрощальная аура превращает коллекционерскую жизнь в миссию в немецком открыточном сообществе. В посткроссинг-сообществе россиян набирается небольшая (всего 18,7%) доля опрошенных, указавших свою приверженность к коллекционированию марок и тематических открыток.

В таком противоречивом сплетении линий (модернизация против ностальгии) есть еще одна важная тактика, четко представляющая социальноконструктивистский потенциал капитала. Я говорю о разнообразно развернутых проце сс ах коммерциа лизации но ст а льгии. Те же коллекционеры, порой представленные как некие «рыцари памяти», на самом деле оказываются довольно далеко от больших социальных полей, на которых разворачивается ностальгический спектакль, срежисированный совсем другими институциями. К примеру, респондентка в ходе глубинного интервью полелилась со мной следующей информацией: по ее мнению, существуют целые компании, организующие свой бизнес на основе увлечений других людей тем или иным видом деятельности. Она, будучи иллюстратором по профессии, уже более года распространяет свои работы через фото-сеть Instagram.

Пользователи находят интересующие их открытки через специальные теги, связываются с автором и устанавливают контакт:

«Например, я тут познакомилась с девушкой из Франции, ей нравятся такие вот рисунки черепов. Я попыталась нарисовать для нее специально такие сахарные черепа» (см. Приложение 3. Транскрипт глубинного интервью).

Впоследствии мною была запечатлена коллекция её избранных открыток (Приложение 5, Визуальный материал).

Каждая деталь оформления:

каллиграфия почерка, цветовая гамма, материал открытки призваны отражать индивидуальный подход ко вкусам адресата. Все-таки, учтивость предпочтений друг друга – залог признания в этом сообществе и маркирование собственного статуса. Не менее важным нахожу написание обращения к получателю, каждый раз оно уникально. Кто-то предпочитает рассказывать про окружающую обстановку, кто-то – про личную жизнь, а другие повествуют историю города. Важно отметить собственное впечатление получателя. Комментарии к каждой полученной открытке дают понять, что они для нее – часть самопрезентации, они имеют большое значение для идентификации ее самой как заядлой, избирательной участницы обмена открытками. Многие открытки выполнены вручную, посредством коллажа или акварельной работы, что отражает не только творческий подход отправляющего, но и попытку привлечь к себе внимание, возможно, с целью установления дальнейшего контакта (все-таки, большинство участников указывают обратный адрес для людей, которым пишут). Можно рассмотреть такую старательность также в рамках попыток выглядеть лучше в чужих глазах – все-таки, по мере изучения анкеты получателя возможности познакомиться с ним лично не предусматривается, так что каждая отправка сопоставима с первым визитом в гости к незнакомцу. Данный фоторяд 46 выставлен в конкретном порядке пошагового комментария моей респонденткой. Указав на общий объем накопленных открыток, она переходила к конкретным карточкам. Это позволяет судить о некоторой гордости и особой ценности количества открыток для нее самой, а по эпитетам, применимым в течение описания, можно судить о стремлении к статусности. Можно сказать, эти открытки для участницы обмена сопоставимы с пачкой ценных купюр, она даже достала их из специального пакета на встрече, развернув предварительно веером.

Отношение как к достоянию, как к драгоценностям (невольная отсылка к Ж. Бодрийяру). В завершение, помимо эстетической составляющей карточек девушкой была отмечена такая особенность: неважно, к примеру, насколько красивая и аккуратная открытка, если она из Азии или Африки (что для российских посткроссеров, по статистике чаще всего сталкивающихся с европейскими коллегами, безумно ценно). Таким образом, географическая привязка в очередной раз подтверждает свою значимость.

Делая выводы из услышанного и увиденного, я понимаю, что сам факт наличия штампа или марки экзотической страны может стать объектом почитания, признаком исключительности, а также отождествления себя с культурой неизведанного мира, ожидания установления последующих контактов с ним.

Мир медиа (телевидение и интернет), огромное пространство шопинга, социальный дизайн города — вот кто и где определяет и «потребляет»

собираемые нами почтовые артефакты. Потребление здесь следует понимать именно в бодрийаровском смысле — «потребление, в той мере в какой это слово вообще имеет смысл, есть деятельность систематического манипулирования знаками». Все, что создала и накопила почта, используется как символический ресурс, помогающий кому-то что-то продвигать и 46 См. Приложение 5. Визуальный материал продавать. В ходе встречи посткроссеров в Билефельде я наблюдала следующий сюжет. Было объявлено время, к которому две издательских компании на заранее оговоренных с организаторами условиях обещались предоставить несколько стендов со «свежими» и оригинальными открытками. Как только товар был вывезен в зал, где проходила встреча, участники оторвали глаза от монотонной деятельности (штампирование карт своим никнеймом) и замерли, будто перед забегом. Это действительно было похоже на сумасшествие: женщины, не обращая внимания друг на друга и ценники, побежали кружить вокруг открыток, набирая их пачками.

Довольному поставщику оставалось только отпускать лестные комментарии по поводу разнообразия их вкусовых предпочтений.

Опыт включенного наблюдения ежегодной встречи посткроссеров в Билефельде показал, что идеализированный образ участника обмена открытками предстает вполне реальным в условиях приверженности своим увлечениям. Воспоминания посткроссеров о «лучшем прошлом» можно проследить сквозь призму рамок социальной памяти. Определенно, есть целый ряд фактов, которым индивид придаст меньшее значение, не стань другой член коллектива напоминать ему об этом. Многообразные группы, из которых состоит общество, склонны реконструировать прошлое, к которому они привязаны исторически.

Основным мотивом, побуждающим людей участвовать в обмене открытками, выступает т.н. «эффект сюрприза», когда в любое неожиданное утро можно получить привет от незнакомца с другого конца планеты.

Участники немецкого сообщества (более 60%) отправляют открытки анонимно из чувства одиночества и замкнутости. Выходит, люди просто стремятся сделать чужому человеку приятно, не прибегая к попытке завязать дальнейший контакт. Интересно отметить, что, по итогам сравнительного анализа, немцы подходят к отправке открыток стратегически: им важно отправить как можно больше открыток, тем самым поддерживать свою активность в сообществе.

Петербургские посткроссеры подходят к процессу творчески и готовы отправлять меньше в количестве, но эстетически более качественно подобранные под личный вкус адресата открытки. Объединяющим признаком для всех поскроссеров стала ностальгия по реальному или воображаемому "опыту" (почти все информанты сказали, что в бумажной открытке есть подобие «души»).

В случае с обменом открыток через сетевые ресурсы пользователь, создавая свою анкету на сайте, обычно начинает с подражания уже существующим пользователям, но затем старается выработать собственный стиль. Ориентация на других дополняется маркированием собственной идентичности и экспериментированием с ней. Онлайновая идентичность посткроссера, образ, который он представляет другим, большей частью соответствует его внесетевой идентичности. Таким образом, признаки технологического единства в данном сообществе формируют предпочтения касательно выбора открыток; однако, причины написания остались дифференцированными.

Тенденция, при которой происходит процесс структуризации общества посткроссеров, отличающегося уникальной самоорганизацией в поле своей обменной деятельности, заключается в том, что участники склонны наделять новыми смыслами открытки, подлежащие к отправке (чувство удвоенной ответственности перед незнакомым лично получателем, влияние семейных традиций на отправку почтовой корре спонденции, проявление ностальгических настроений в подписи на обороте). Так участники компенсируют свое отставание от модернизации современного потребительского поля.

Несмотря на то, что идея обмена почтовыми открытками кажется достаточно посредственной, на мой взгляд, - это невероятно увлекательный способ общения с интересными людьми со всего света. В случае с обменом открыток через сетевые ресурсы пользователь, создавая свою анкету на сайте, обычно начинает с подражания уже существующим пользователям, но затем старается выработать собственный стиль. Ориентация на других дополняется маркированием собственной идентичности и экспериментированием с ней.

Онлайновая идентичность посткроссера, образ, который он представляет другим, большей частью соответствует его внесетевой идентичности. Часто простые «открыточные» контакты после тематических встреч или продолжительной почтовой переписки перерастают в настоящую дружбу, расстояние которой определяют сами люди.

ЗаключениеИтоги проведенного социологического исследования

Открытки возвращаются в массовое сознание, олицетворяя собой доброе прошлое, но возникает вопрос — можно ли через эту демонстрацию актуализировать открытку как реальный предмет, снова соотнести ее с почтой и попытаться организовать какие-то новые, живые потоки открыток?

Примером такой практики выступил Посткроссинг. По организации это интернет-проект, по реализации — новая живая форма «бумажной»

мобильности. Люди регистрируются на специальном сайте, получают случайно выбранный системой адрес и отправляют почтовую открытку на другой конец света.

Плотность и уровень потребностей индивида, культурное развитие, информационная и историческая память - это характеристики устойчивого развития общества. Идеей Посткроссинга является возможность компенсаций запросов потребительского поля посредством получения открыток от заинтересованных в обмене участников. Если вы посылаете открытку, то получаете как минимум одну взамен, от случайного посткроссера из какого-то уголка земного шара.

В условиях постоянной медиатизации общества такое занятие кажется отсылкой к устоявшейся традиции сохранения памяти. Как индивиды дожили до такого? Почему в развитом медиа-обществе люди до сих пор используют старый метод коммуникации – обмен открытками, и зачастую анонимный? В ходе проведенного исследования удалось выяснить следующее: будучи по сути своей обращением в прошлое, социальная ностальгия обусловлена особенностями окружающего нас настоящего.

Концептуальные основания конструирования традиции и ее место в системе Посткроссинга определяются тем, что мотивы человеческих действий в каком-либо сообществе определяются видением обстоятельств сквозь призму выработанных культурным опытом целеориентаций, норм, эмоционально окрашенных и актуализированных ожиданий, образов и установок – но никогда не обуславливаются исключительно внешним предметным положением. Другими словами, посткроссер всегда пристрастен в своем отношении к открытке, и без учета данного факта ни одно социальное событие (складывающееся из совокупности целенаправленных человеческих действий), будь то включение в сообщество, интеракция оффлайн или непосредственная отправка почтовой карточки, не может быть ни понято по существу, ни, тем более, предвосхищено или подвергнуто сознательному регулированию.

Посткроссингу удалось доказать свою приверженность к типам традиционного бумажного взаимодействия: он не только обладает личностноразвивающим подспорьем, но и творческим, а также мотивирует к изучению иностранного языка, общению на нем с представителями других культур. Как отмечают сами посткроссеры, участие в проекте стало для многих из них увлечением, дарящим возможность «путешествовать по всему миру», получить «заряд позитива» и «элемент сюрприза». Подростки, домохозяйки и даже пенсионеры стали интересоваться культурой стран своих друзей по переписке, собирать открытки определенной тематики и обмениваться ими по почте.

Ностальгия и музеефикация открытки как символа всегда нуждаются в символических и материальных артефактах. Они будут доказательством памяти о прошлом, которое особенно ценно в рамках общества потребления, когда объекты и технологии постоянно совершенствуются. Такое бесконечное движение материального создает желание сохранить и собрать вещи, которые были вытеснены медиатизацией из постоянного употребления, но остались в памяти «сосудом» ностальгических переживаний.

В нашем случае музеефикация открытки во время практик посткроссинга выражается следующим образом:

• открытка выступает как приветственный знак внимания;

• содержание закодированного послания;

• вариант конструирования репутации согласно соответствию запросам получателя открытки;

• вариант предложения дружбы с отсроченной и неоговоренной формой взаимности оффлайн как специфическое материальное вложение;

• поэтапность сохранения социальных связей и формирования на их основе сетей;

• способ создания социальных ролей, заданных онлайн-образом;

• акт разрыва повседневности.

Анализ результатов онлайн-анкетирования и включенных наблюдений Посредством контент-анализа собранных данных удалось определить, какие смыслы использует информант, упоминая открытки. Материалы теоретически и методологически значимых теорий помогли составить представления о том, насколько посткроссеры знакомы между собой и что обсуждают оффлайн. Помимо всего, удалось провести неформализованные включенные наблюдения, которые помогли решить проблему навешивания ролей в процессе обмена открытками с другими участниками посткроссингсообщества Германии (Билефельд) и России (Санкт-Петербург).

Опыт включенного наблюдения ежегодной встречи посткроссеров в Билефельде показал, что идеализированный образ участника обмена открытками предстает вполне реальным в условиях приверженности своим увлечениям. Воспоминания посткроссеров о «лучшем прошлом» можно проследить сквозь призму рамок социальной памяти. Определенно, есть целый ряд фактов, которым индивид придаст меньшее значение, не стань другой член коллектива напоминать ему об этом. Многообразные группы, из которых состоит общество, склонны реконструировать прошлое, к которому они привязаны исторически.

Вероятно, что это исследование отражает лишь малую часть традиционных практик, которые окружают феномен посткроссинга. Моей целью было понять факторы, формирующие опыт самопрезентации участников сообщества, рассмотреть, как эти факторы подчиняются параметрам памяти. По-прежнему открытым остается вопрос анонимной отправки открытки.

Выводами исследования можно назвать следующие находки:

Основным мотивом, побуждающим людей участвовать в обмене открытками, выступает т.н. «эффект сюрприза».

Участники немецкого сообщества отправляют открытки анонимно из чувства одиночества и замкнутости.

Петербургские посткроссеры подходят к процессу творчески и готовы отправлять меньшие в количестве, но эстетически подобранные под личный вкус адресата открытки.

Объединяющим признаком для всех поскроссеров стала ностальгия по реальному или воображаемому "опыту" (почти все информанты сказали, что в бумажной открытке есть подобие «души»).

Новый участник, создавая свою анкету на postcrossing.com, начинает с подражания уже существующим пользователям, но затем старается выработать собственный стиль. Ориентация на других дополняется маркированием собственной идентичности и экспериментированием с ней.

Онлайновая идентичность посткроссера, образ, который он представляет другим, большей частью соответствует его внесетевой идентичности.

Таким образом, признаки технологического единства в данном сообществе формируют предпочтения касательно выбора открыток; однако, причины их написания остались дифференцированными.

Тенденция, при которой происходит процесс структуризации общества посткроссеров, отличающегося уникальной самоорганизацией в поле своей обменной деятельности, заключается в том, что участники склонны наделять новыми смыслами открытки, подлежащие к отправке (чувство удвоенной ответственности перед незнакомым лично получателем, влияние семейных традиций на отправку почтовой корре спонденции, проявление ностальгических настроений в подписи на обороте). Так участники компенсируют свое отставание от модернизации современного потребительского поля.

Несмотря на то, что идея обмена почтовыми открытками кажется достаточно посредственной, - это невероятно увлекательный способ общения с интересными людьми со всего света. В целом, можно прийти к заключению: открытки представляют настоящий способ осознать жизнь в реальном мире, а не существование посредством электронных матриц.

В будущих планах по данному исследованию есть изучение, какие из приведенных факторов важнее всего отражаются в повседневной практике участников сообщества и изучить, возможно, культурные различия посредством выбора открыток для отправки, объяснить гендерные различия в базе пользователей системы

Список литературы

1. Адоньева С. Б. Политика и риторика мусора// Адоньева С. Б.

Символический порядок. — СПб: Пропповский центр; Амфора, 2011. — 167 c.

2. Ашкеров А. Ю. Антропология и экономика обмена // Социологический журнал. 2001. № 3. — 75–85 с.

3. Барсукова С. Ю. Сетевая взаимопомощь российских домохозяйств:

теория и практика экономики дара // Мир России. 2003. № 2. 88–93 с.

4. Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002. — 12–39 с.

5. Бодрийар Ж. Система вещей. — М.: Рудомино, 2001. — 224 с.

6. Бойм С. Конец ностальгии? Искусство и культурная память конца века:

Случай Ильи Кабакова // Новое литературное обозрение. 1999. № 39.

7. Бороноев А.О., Емельянов Ю.Н., Скворцов Н.Г. Особенности развития и взаимоотношений социологии и антропологии // Проблемы теоретической социологии. – СПб, 1994. — 152–168 с.

8. Воробьева А.В., Раскатова Е.М. «Советское» в постсоветском культур¬ном пространстве: структурно-типологический аспект // Вестник гуманитарного факультета ИГХТУ. 2009. № 4. 22–28 с.

9. Гидденс Э. Трансформация интимности: сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах.СПб, 2004. 23-45 с.

10. Гофман А.Б. Традиции и инновации в постсоветской России.

Культурные особенности, взаимодействие, динамика // Вестник РГНФ, 2008.

№4.

11. Джеймисон Ф. Постмодернизм и общество потребления // Логос. 2000.

№ 4. 63–77 c.

12. Драгунский Д. В. Социокультурный аспект. Социальная мифология // Россия между вчера и сегодня. Книга первая. Экспертные разработки. — М., 2003.

13. Дудина В.И., Смирнова Е.Э. Методология и методы социологических исследований // СПбГУ, 2014 — 388 с.

14. Зборовский Г.Е. Социальная ностальгия как социологическая проблема // Проблемы общественного развития в зеркале социологии и экономики. Тезисы докладов III межрегиональной научной конференции.

Екатеринбург, 2000. С. 15.

15. Козлова Н. Советские люди. Сцены из жизни. М.: Европа, 2005. С. 18

16. Левада Ю. А. «Человек ностальгический»: реалии и проблемы // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены.

2002. — № 6 (62). 7–13 c.

17. Лоуэнталь Д. Прошлое - чужая страна. Перевод с англ. СПб.: Владимир Даль, 2004. 227–233 c.

18. Мосс М. Очерк о даре // Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии / Пер. с франц., послесловие и комментарии А. Б.

Гофмана. М., "Восточная литература", РАН 1996. 85–111 с.

19. Тард Г. Мнение и толпа // Психология толп. М.: Ин-т психологии РАН, КСП+, 1998. 23–41 c.

20. Тыканова Е. В., Хохлова А.М. Траектории самоорганизации локальных сообществ в ситуациях оспаривания городского пространства // Социология власти. 2014. № 2. — 104-122 c.

21. Урри Дж. Социология за пределами обществ: виды мобильности для ХХI столетия. — М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2012. — 336 с.

22. Х а л ь б в а к с М. Ко л л е к т и в н а я и и с т о р и ч е с к а я п а м я т ь / / Неприкосновенный запас. 2005.

23. Хаттон П. История как искусство памяти. – СПб, Владимир Даль, с. 40№ 2/3 (40/41). 8–27 с.

24. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1975. — Т. 3. [Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»], 1884—1885. 124–126 с.

25. Чикишева А. С. Феномен ностальгии в постсоветской массовой культуре. Фундаментальные проблемы культурологии: Сб. ст. по материалам конгресса /Отв. ред. Д.Л. Спивак. - М.: Новый хронограф: Эйдос. Т.6:

Культурное наследие: От прошлого к будущему. 2009. 267–277 c.

26. Шабурова О. В. Ностальгия: через прошлое к будущему // Социемы. — 1998. — №5.

27. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. // М.: Наука, 1987.

28. Anderson B. Imagined Communities. /New York: Verso, 1992. P. 11

29. Assmann J. Religion and Cultural Memory. / trans. Rodney Livingstone, Stanford: Stanford University Press, 2006. P. 15-20, 168-186.

30. Berdahl D. (N)ostalgie for the Present: Memory, Longing, and East German Things. / Ethnos, 64: 2, 1999. P. 192–211.

31. Blumer M. Sociological Research Methods: An Introduction.// London:

MacMillan, 1984.

32. Chase M., Shaw C. The Dimensions of Nostalgia // The Imagined Past:

History and Nostalgia / Ed. by M. Chase, C. Shaw. Manchester: Manchester University Press, 1989. P. 1–18.

33. Denzin, N. The Research Act: A Theoretical Introduction to Sociological Research Methods /3rd edition, first published on 1970. Prentice Hall, 1989.

34. Durkheim E. Moral education. / New York: Free Press. 1961, P. 246.

35. Gilles K.R. (Ed.). Commemoration: Politics of National Identity. / New Jersey: Princeton University Press, 1994. P. 36–44.

36. Herzfeld M. Cultural Intimacy: Social Poetics in the Nation-State. / New York: Routledge, 1997. P. 13–14.

37. Hobsbawm E. Inventing Tradition // Hobsbawm E., Ranger T. The Invention of Tradition. / Cambridge: Cambridge University Press, 1993. P. 2;

38. Hobsbawm E. Mass-producing traditions: Europe, 1870-1914 //Representing

the Nation: A Reader. / Eds. David Boswell, Jessica Evans. – London, New York:

Routledge, 2007. Р. 82.

39. Jameson F. Nostalgia for the Present. / South Atlantic Quarterly, 88: 2, 1989.

P. 517-37.

40. Lehtonen T., Koskinen I., and Kurvinen E. Mobile digital pictures – the future of the postcard? Findings from an experimental field study. / In The Postcard in its Social Context, 2002. P. 71–98.

41. Ragin Ch.C. Turning the Tables: How Case-Oriented Research Challenges Variable-Oriented Research // Comparative Methodological Research.

Methodological Issues in Comparative Science. 1997. Vol. 16. P. 27–42.

42. Yin, Robert K.: Case Study Research. Design and Methods. // Sage Publications, Thousand Oaks, 4th ed. 2009, P. 240.

Информационные источники:

1. Журнал «Почта России» // №06-07 (99-100) 2012 г. – 48 с.

2. Интернет-источник: Живой Журнал, пользователь Елагина:

http://elagina.livejournal.com/197972.html [Дата запроса: 19.06.2016]

3. Интернет-источник: «Сердце сердцу весть подает». История поздравительной открытки в России http://www.culture.ru/materials/70104/serdtse-serdtsu-vest-podaet-istoriya-pozdravitelnoy-otkritki-v-rossii [Дата запроса: 24.01.2016]

4. Интернет-источник: Greeting Card Association. A Brief History of C h r i s t m a s C a r d s h t t p : / / w w w. g r e e t i n g c a r d. o r g / L i n k C l i c k. a s p x ?

fileticket=h7soXI6vDnY%3D&tabid=132 [Дата запроса: 24.01.2016]

5. И н т е р н е т - и с т о ч н и к : Postcrossing-statistics, https://www.postcrossing.com/stats/postcards [Дата запроса: 24.05.2015]

6. Интернет-источник: Виртуальная выставка «Каламбур новогодних открыток» http://cbssimf.ru/kalambur-ng-otkrutok [Дата запроса: 26.01.2016]

7. Интернет-источник: Е. Гришковец упоминает «человека без почерка» в интервью телеканалу «Дождь»

http://tvrain.ru/sochi/video/nashi_deti_budut_ljudmi_bez_pocherka/358875/ [Дата запроса: 15.12.2013]

8. И н т е р н е т - и с точ н и к : И с то р и я от п р а в к и п е р во й от к р ы т к и http://www.emotionscards.com/museum/history.html [Дата запроса: 24.01.2016]

9. Интернет-источник: Форум филокартистов http://www.filokartist.net/forum/index.php?c=7 [Дата запроса: 20.05.2014]

10. Ларина Ю. Из России с приветом // Огонек. 2012, № 2.

Приложения

Приложение 1. Протокол пилотажного анкетирования русскоговорящей аудитории посткроссеров Онлайн-опрос российской аудитории проводился в 2014-2015 гг. и был распространен в тематических группах посткроссинг-сообщества в сети Vkontakte..

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИОЛОГИИ

Анкета для прикладного социологического исследования «Конструирование ностальгии в контексте практик посткроссинга»

Здравствуйте!

Я, студентка факультета социологии СПбГУ, кафедры культурной антропологии и этнической социологии, провожу пилотажное исследование с целью изучения мотивов к отправлению открыток и к участию в посткроссинге среди зарегистрированных на сайте postcrossing.com Прошу Вас принять участие в опросе и ответить на вопросы предлагаемой анкеты.

Ответы на предложенные вопросы не займут более 8-10 минут.

Я гарантирую полную конфиденциальность Ваших ответов, которые впоследствии будут использованы только в совокупности с ответами других респондентов.

Для получения более подробной информации об исследовании Вы можете связаться со мной по телефону +7(911) 914-83-87.

POSTCROSSING

Укажите, пожалуйста, Ваш пол Мужской Женский

Ваш возраст:

6-10 лет 10-15 лет 15-18 лет 18-25 лет 25-30 лет 30-35 лет 35-45 лет Старше 45 лет

Страна Вашего проживания:

Если нет в списке, допишите, пожалуйста.

Россия Украина Белоруссия Казахстан

–  –  –

Ваш род деятельности?

Учащийся (школьник, студент) Работающий Временно не занятый (безработный) Домохозяйка

Другое:

В чем, по-Вашему, заключается процесс посткроссинга? * Постарайтесь дать подробное описание, пожалуйста.

Как долго Вы участвуете в обмене открытками? * Когда Вы включились впервые в посткроссинг?

С неделю, только начинаю увлекаться Около месяца От двух месяцев до полугода Полгода-год Год-два 2-4 года 4-6 6 и более лет Сколько открыток вы уже успели получить и отправить? * 0-10 10-20 20-30 30-40 40-50 50-60 60-70 Более 70 Зарегистрированы ли Вы в интернет-сообществах, форумах, посвященных тематике посткроссинга? * Если да, то в каких и где?

Что привело Вас к участию в системе посткроссинга? * Совет друзей, коллекционирование, скука и пр.

Как Вы обычно подписываете открытку адресату?

Особые пожелания\вклейки\цитаты\рисунки?

Какую цель Вы преследуете, отправляя открытку? * Люблю неожиданные сюрпризы в почтовом ящике Я собираю марки\штампы и пр.

Ищу новых друзей Учу язык

Другое:

Вы предпочитаете получать открытки из своей страны или стремитесь к обмену на заграничные карточки? * Обмениваюсь только по стране Стараюсь получать и отправлять в заморские страны И туда, и туда -- я везде успеваю!

Что влияет на выбор отправляемой Вами открытки? * Пожелания адресата Стоимость открытки Оформление открытки

Другое:

Участвуете ли Вы в private swap\личном обмене по договоренности? * Да Нет Что это такое?

Общаетесь ли Вы с участниками клуба посткроссеров вне открыточного обмена?

Ходите ли на мероприятия и встречи, посвященные увлечению, знакомились лично? * Если да, то в графе "Другое" напишите, пожалуйста, на каком мероприятии Вы были.

Да, регулярно Нет, мне не интересно Планирую пойти, да все не получается

Другое:

В случае, если знаете лично членов клуба посткроссинга: опишите типичные, на Ваш взгляд, приметы посткроссера.

Общаетесь ли Вы со своими друзьями (непосткроссерами), родственниками, знакомыми посредством почтовых писем или открыток? Ваше отношение к электронной переписке.

Есть ли, на Ваш взгляд, недостатки в такой системе обмена открытками? * Минусы посткроссинга Да (перечислить недостатки в графе "другое") Нет

Другое:

–  –  –

Некоторые вопросы из английского гайда: What is Postcrossing for you?

For what reason do you choose communication via postcards? Does Postcrossing have any disadvantages for you? What do you think about receiving a card?

Приложение 3. Транскрипт глубинного неформализованного интервью, г. Санкт-Петербург Интервью, проведенное во время неформальной встречи посткроссеров (апрель 2014 г.) в России.

Марина, 24года, г. Санкт-Петербург. Грамматические конструкции информанта сохранены.

И: Итак, говоря об опыте посткроссинга… Расскажи, каким образом ты туда ввязалась?



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Программа кружка дополнительного образования "Готовимся к школе" Пояснительная записка Дошкольное образование как первый уровень образования призвано обеспечить реализацию прав ребёнка на полноценное, гармоничное развитие личности в поликульт...»

«ВРАЧАСПИРАНТ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Основан в 2004 г. № 6(15) Научная книга Издательство Научная книга Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия...»

«Библиографический список 1. Анисимова Е.Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов) / Е.Е. Анисимова: учеб. Пособие для студ. Фак. Иностр. Яз. Вузов. Москва: Academia. – 2003. – С.128.2. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: пер. с фр. / Р. Барт. – М.: Изд. группа "Прогре...»

«Титульный лист методических Форма рекомендаций и указаний; методических Ф СО ПГУ 7.18.3/40 рекомендаций; методических указаний Министерство образования и науки Республики Казахстан Павло...»

«Науково-технічний бю летень Інституту олійних культур НААН, № 22, 2015: 82-89 УДК 633.854.78:631.543.3 ИСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ ПОДСОЛНЕЧНИКА НА ГЕТЕРОЗИС В УСЛОВИЯХ СТЕПИ УКРАИНЫ С.И. Одинец, Н.Н. Кутищева, Л.И. Шудря, В.А. Середа Инстит...»

«ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФОНДА В 2016 ГОДУ Ежегодные кадетские фестивали 1. Всероссийский фестиваль "Кадетская симфония". Кадетские корпуса России, как и столетия назад, выполняют важную миссию воспитания истинных патриотов неравнодушных к судьбе страны, готовых беззаветно...»

«НЕПАЛ: ЭКЗОТИКА ГИМАЛАЕВ Иностранцам было разрешено посещать прежде закрытый Непал лишь 1950 года. В культуре страны с тех пор многое изменилось, но, к счастью, не то очарование, которым вдохновляет Непал...»

«№ 12, Июнь 2012 Во имя Бога Караван № 12, Июнь 2012 Генеральный директор: Абузар Эбрахими Торкман Главный редактор: Сеид Хоссейн Табатабаи Компьютерный набор, верстка и дизайн редакции: Мохаммад Негахдар Культурное представительство при Посольстве Исламской Респ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Нижневартовский государственный университет" Естественно-географический факультет Рабочая программа дисциплины Б1.Б.4 Русский язык и культура речи Вид образования: Профессиональное...»

«Исполнительный совет 196 EX/27 Сто девяносто шестая сессия ПАРИЖ, 23 марта 2015 г. Оригинал: английский Пункт 27 предварительной повестки дня Выполнение резолюции 37 C/67 и решения 195 EX/28 об образовательных и...»

«Приложение № 1 к распоряжению Министерства по делам молодёжи, физической культуры и спорта Омской области от 25 октября 2016 г. № 55-с ПОЛОЖЕНИЕ о проведении 47-го областного сельского зимнего спортивно-культур...»

«Анатолий Салуцкий Всеволод Бобров "Всеволод Бобров": Издательство: Физкультура и спорт; М.; 1987 ISBN [не указан] Аннотация Книга об известном советском футболисте, хоккеисте, тренере 1940-1950-х годов Всеволоде Боброве, а также о становлении этих видов спорта в Советском Союзе. Содержит описа...»

«ФЕДЕР АЛЬНОЕ ГОСУДАР СТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБР АЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧР ЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБР АЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) УТВЕРЖДАЮ Директор института межкультурной коммуникации и международных отношений Прохорова О.Н. 15.06.2016 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Латин...»

«мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций, 2015, № 3 (11) В ЗАЩИТУ КАМИНА Ведь пламя камина уникально. Оно не отвергает никого, но всех принимает В моем первом доме, когда я жил в Нормандии в семидесятых годах, не было камина. Это была неплохая хижина, полная книг, фотографий, афиш с выставок. Когда...»

«Министерство культуры Российской Федерации ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ. 1.1. Цели учебной и производственных практик по направлению подготовки 230700.62 "Прикладная информатика", Профиль 6 "Приклад...»

«ex Исполнительный Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и совет культуры Сто шестьдесят седьмая сессия 167 EX/35 ПАРИЖ, 28 июля 2003 г. Оригинал: английский Пункт 7.7 предварительной повестки дня Д...»

«Министерство культуры Самарской области и Самарская областная писательская организация представляют в проекте "Народная библиотека Самарской губернии" книгу Александр Ану...»

«4 М.——————_———..-———_—_j vwrnvrnwrnvrnwrnviw*' ЗАО ДАНИЕС эксклюзивный представитель в России Комплекты для сбора и транспортировки инфицированного материала Успех выделения чистой культуры микроорганизма определяетс...»

«Министерство культуры Ставропольского края Государственное бюджетное учреждение культуры Ставропольского края "Ставропольская краевая библиотека для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского" Отдел внестационарного обслуживания Вариативность способов организации библиотечного обслуживания особых пользователей: мониторинг деятел...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Нижневартовский государственный университет" Кафедра филологии и массо...»

«ПРОТОКОЛ №2 заседания Президиума Союза радиолюбителей России Московская область, г. Домодедово 19 декабря 2009 г. Присутствовали: Президент СРР Р. Томас (RZ3AA), члены Президиума: А. Абрамов ( RD3MA ), Д. Воронин (RV3DUT), Н. Гончаров (RA3TT), И. Григорьев (RV3DA), Г. Ененко (UA9UR), Л. Ковал...»

«Муниципальное бюджетное учреждение культуры многофункциональный "Центр развития культуры и искусства г. Саров Нижегородской области" /МБУК ЦРКиИс г. Саров/ Многогранное учреждение культуры, деятельность которого направлена на сохранение, создание, распространение и освоение культурных це...»

«Городской отдел культуры и туризма Центральная городская публичная библиотека им. М. Горького Информационно-библиографический отдел Сектор краеведения Краеведческий очерк Краматорск, 2007 Составители: В.И. Крихтенко Л.И. Гетман Редакт...»

«"УТВЕРЖДАЮ" "УТВЕРЖДАЮ" Министр физической культуры Председатель регионального и спорта Ставропольского края отделения Союза радиолюбителей России И.В. Лавров по Ставропольскому краю В.И. Братков " " 2015 г. " " 2015 г. ПОЛОЖЕНИЕ открытого Чемп...»

«Министерство культуры Свердловской области Свердловская областная межнациональная библиотека Толерантность и библиотеки: информация и пользователи Материалы межрегиональной научно-практической конференции Екатеринбург 66.3я1 Т52 Т...»

«УДК 655.413:930.85](477.83-25+438.31)“1939/1945” КРАКІВСЬКО-ЛЬВІВСЬКЕ КНИГОІ ПРЕСОВИДАННЯ ДЛЯ ДІТЕЙ ТА МОЛОДІ В КОНТЕКСТІ УКРАЇНСЬКОГО КУЛЬТУРНОГО ПРОЦЕСУ ПЕРІОДУ ДРУГОЇ СВІТОВОЇ ВІЙНИ Лариса Головата керівник відділення “Наукова бібліографія і книгознавство” ЛНБ і...»

«ПРОЕКТ IV летняя Спартакиада молодежи Кубани 2016 года г. Краснодар, 2016 г. IV летняя Спартакиада молодежи Кубани 2016 года ПОЛОЖЕНИЕ о проведении IV летней Спартакиады молодежи Кубани 2016 года ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1.1. IV летняя Спартакиада молодежи Кубани 2016 года (далее Спартакиада)...»

«Календарь культурных событий Вороновского района на 2017 год ЯНВАРЬ 2 января 15 января Детский новогодний праздник "В гостях у Благотворительный концерт "Рождественские новогодней ёлки" встречи". Ребятишек и их родителей ждет множество Будет представлена концертная программа препятствий, игр возле ёлки и новогоднее хоровы...»

«УДК 821.161.1-312.4 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Т17 В оформлении обложки использована иллюстрация художника И. Варавина Тамоников, Александр Александрович. T17 Небратья / Александр Тамоников. — Москва : Эксмо, 2015. — 320 с. — (Тамоников. Донбасс. Роман-отражение). ISBN 978-5-699-83393-1 В...»

«Таврический научный обозреватель № 3 (20) — март 2017 www.tavr.science УДК: 793.31 Карпенко В. Н., к.п.н., профессор кафедра теории и методики хореографического искусства Белгородский государственный институт искусств и культуры Григорова Е. Е., магистрант кафедра теории и методики хорео...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.