WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Тезисы доклада к заседанию Ученого совета ИМЭМО РАН 26 апреля 2017 г. 1. При анализе внешней политики Евросоюза важно учитывать «подводные ...»

доктор политических наук М.В. Стрежнева,

зав. сектором Отдела международно-политических

проблем ИМЭМО РАН

Внешняя политика Европейского Союза: концепции, методы и инструменты

Тезисы доклада к заседанию Ученого совета ИМЭМО РАН 26 апреля 2017 г.

1. При анализе внешней политики Евросоюза важно учитывать «подводные

рифы», с которыми сталкиваются концептуализация и восприятие ЕС как

международного актора. Они связаны, в основном, с четырьмя обстоятельствами.

Во-первых, ведущая роль в подходах, которые доминируют в теории международных отношений, отводится государствоцентризму. ЕС же выступает как нечто среднее между государством и международной организацией (МО), располагая, в отличие от традиционных МО, существенной автономией внешнеполитических действий. Государствоцентричным теориям (преобладающими и в России) свойственно занижать международнополитическую значимость ЕС как самостоятельного игрока, потому что они не в состоянии оценивать его уникальность.

Во-вторых, внешняя политика ЕС является децентрализованной. Она одновременно осуществляется по многочисленным каналам, которые не контролирует единая исполнительная власть. Запутанные процедуры принятия внешнеполитических решений могут приводить – зачастую действительно приводят – к непоследовательности, которая имеет горизонтальные (рассогласованность шагов по различным направлениям внешних сношений ЕС), институциональные (несогласованность в действиях отдельных европейских институтов) и вертикальные (разнобой между европейским курсом и национальной внешней политикой отдельных государств-членов) проявления.



Такая ситуация порождает не хаос, но внешнеполитический алгоритм повышенной сложности, который предъявляет жсткие требования к квалификации аналитиков, как и представителей третьих стран, рассчитывающих на успешное партнрство с интегрированной Европой.

В-третьих, цели, к которым ЕС стремится на международной арене, не есть цели обладания (possession goals), т.е. завоевания территорий. Это цели формирования среды (milieu goals), т.е. приспособления под себя и свои потребности окружающей обстановки и условий. Такие цели не исключают преследования актором собственных интересов, но требуют для своего достижения конструктивного взаимодействия с другими акторами, выстраивания тесной сети устойчивых отношений с иными странами, организациями и регионами. Поэтому, изучая внешнюю политику ЕС, важно учитывать реляционное пространство (поле, по Пьеру Бурдь), в котором ЕС находится. В фокусе анализа должны быть не только свойства или признаки самого объекта (ЕС) или его конфигурация, но и сеть отношений или корреляций, устанавливающаяся между ним и другими объектами. Речь идт не об абсолютном, а об относительном пространстве, которым обозначается не объект непосредственно, но некая система отношений, в которую он включн.

Наконец, в-четвртых, общее растущее внимание учных-обществоведов к социальным полям, которое мы сейчас наблюдаем, есть следствие усугубления дифференциации общественной жизни, которая присуща и международным отношениям: в них выделяются сейчас, как относительно автономные домены, сферы военно-политическая и экономическая. Евросоюз, в силу присущей ему специфики, является важным агентом экономического поля в пространстве международных отношений, но не военно-политического. Таким образом, задачам исследования его международной политики в большей степени соответствует международная политическая экономия (МПЭ) – направление в изучении международных отношений, в фокусе внимания которого – взаимодействие властных структур с рыночными институтами в условиях глобальной экономики.





Но российских международников проблемы «жсткой» безопасности традиционно интересуют гораздо больше, нежели проблематика глобальной экономики и место в ней России, а потому в нашей стране МПЭ развивается замедленными темпами, что опять-таки не способствует лучшему пониманию специфики международной роли Евросоюза.

2. Формы участия Евросоюза в международных делах сильно отличаются от того, как ведут свою внешнюю политику государства. Его внешняя политика реализуется как сочетание методов управления, господствующих внутри ЕС, но в данном случае предстающих в международном преломлении.

Межправительственная (по преимуществу) Общая внешняя политика и политика безопасности ЕС (ОВПБ) не является определяющим направлением его «широкой» внешней политики. В институциональном отношении общая политика обороны особенно слаба. «Широкая» внешняя политика ЕС, помимо отстающей в развитии ОВПБ, включает также мощную торговую политику (она находится в исключительной компетенции ЕС), активную политику развития и щедрую гуманитарную помощь, а также исключительно важную для него Европейскую политику соседства (ЕПС), которые либо являются наднациональными, либо имеют выраженные черты наднациональности.

В отношении стран ЕПС, а также Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (группы стран АКТ – бывших европейских колоний), как и большинства своих стратегических партнров, Евросоюз ведт структурную дипломатию, которая опирается на его богатые технократические и материальные возможности. Эта структурная дипломатия направлена на то, чтобы, используя привлекательность единого внутреннего рынка в первую очередь, повлиять на формирование или изменение политических, правовых, социально-экономических и иных структур (норм и институтов), включая структуры безопасности, в определнном регионе в соответствии с общими ценностями и нормами универсального значения, которые ЕС продвигает и защищает. Она базируется на наборе исходящих от Брюсселя обязательств и парадигм, подкрепляемых финансовым и экономическим «стимулированием», которые при этом не включают и даже слабо учитывают специфику собственных приоритетов тех стран, на которые европейская структурная дипломатия направлена.

3. В согласии с концепцией Бурдь, ЕС здесь выступает не как субъект, последовательно и рационально реализующий целенаправленную практику, учитывая известные ему ограничения, а именно как агент экономического поля в международных отношениях. Его стратегия в поле как агента данного поля движима соответствующей целью скорее неосознанно или даже машинально, но не направляется ею сознательно, как полагал бы исследователь, вставший на объективистскую точку зрения. Последний склонен будет считать, что ЕС продвигает свои нормы в третьих странах ввиду выгод от их применения там, т.е.

его поведение будет им истолковано как рефлексивное и евроцентричное, если не циничное.

Но нам ближе методология социологического институционализма, которая подсказывает, что Евросоюз упорно продвигает европейские нормы в международной среде, поскольку его институты инстинктивно стараются шире распространить собственную модель регулирования, добиваясь институционального изоморфизма, е большей организационной схожести с собой, «обживая» таким образом окружающее международное пространство, приспосабливая его под себя.

4. Лиссабонский договор 2007 г. внс важные изменения в архитектуру Евросоюза и создал новые структуры для ведения его внешней политики, начиная с Европейской службы внешнеполитических действий (ЕСВД). Службу часто называют европейским министерством иностранных дел, и ожидания в е отношении в третьих странах обычно продиктованы именно этим. Однако средствами из наднационального бюджета, которые идут на внешнюю политику, распоряжается Европейская комиссия (Комиссия, ЕК). Глава ЕСВД является одним из заместителей председателя ЕК. В области внешних сношений непосредственно задействованы такие генеральные директораты (ГД) Комиссии, как ГД по международному сотрудничеству и развитию, ГД по гуманитарной помощи и гражданской обороне, ГД по торговле и ГД по расширению и политике соседства. Вместе с Верховным представителем ЕС по иностранным делам, главы названных ГД (члены ЕК) образуют влиятельную группу Комиссии по внешним сношениям. Большую часть кадров в зарубежные миссии ЕС направляют не ЕСВД, а те же ГД, которым эти люди и подчиняются. Таким образом, ЕСВД фактически находится в сфере притяжения наднациональной Комиссии с е подразделениями, тогда как сходство европейской внешнеполитической службы с национальными дипломатическими службами смотрится как несколько поверхностное.

Лиссабонский договор не предусматривал подобного результата. Он призван был повысить степень взаимной увязки различных направлений внешней политики ЕС, чего до известной степени удалось добиться. Однако принципы горизонтального и вертикального согласования вопросов «высокой» внешней политики сохранились прежние: за некоторыми исключениями они остаются вне сферы контроля Суда ЕС и зависят от меры готовности к сотрудничеству со стороны государств-членов или отсутствия таковой. Таким образом, укрепление автономии Евросоюза относительно государств-членов в европейской внешней политике в последние годы, которое мы констатируем, стало, по-видимому, следствием изощрнной активности со стороны самой Комиссии в отстаивании е собственных институциональных прерогатив не в меньшей степени, нежели результатом договорных изменений (которые согласовывают государства-члены).

5. Усиление роли ЕК в организации внешней политики Евросоюза относительно роли государств-членов созвучно общему представлению о ЕС как о крупнейшей транснациональной организации, плотно встроенной в систему многоуровневого глобального управления (ГУ). Контроль над реализацией глобальных решений на пространстве ЕС, а также в ассоциированных с ЕС странах, де факто обеспечивает ему право вето в отношении этих решений (не будучи поддержаны Брюсселем, они заведомо лишаются перспективы глобальной имплементации).

Ёмкий внутренний рынок ЕС в определнных случаях способствует прямому экспорту «наверх» европейских норм в финансовой, экологической и торговой сферах. В то же время в глобальном контексте ЕС зачастую смотрится как «клуб»

богатых стран, где слишком высокие для глобального распространения стандарты регулирования, которые ЕС, тем не менее, стремится сохранить у себя.

В таких случаях ЕС не настаивает на экспорте собственных норм, которые другим странам непосильны, а, напротив, сопротивляется импорту нежелательных для интегрированной Европы «чужих», менее жстких норм. В иных случаях Комиссия занимается реформированием «внутренней» политики ЕС по глобальным лекалам, с готовностью импортируя нормы регулирования «сверху», чтобы таким обходным манвром преодолеть, обойти сопротивление реформе со стороны отдельных влиятельных государств-членов.

6. Если первоначально ГУ ограничивалось вопросами поддержания мира и безопасности, то в дальнейшем его повестка существенно расширилась. Она включила в себя вопросы торговли, реагирование на экономические и финансовые кризисы, противодействие изменению климата и поддержание биоразнообразия, борьбу с терроризмом, регулирование миграции, преодоление рисков для здоровья (пандемий) и другие вопросы, во многих случаях остро нуждающиеся в транснациональном или глобальном регулировании.

Литературе по ГУ свойственно подчркивать, что его развитию соответствуют распыление, диффузия власти между разными акторами, включая акторов негосударственных (в том числе ЕС). Однако на деле мощные государства являются ключевыми игроками глобального пространства. Растущий международный вес таких держав, как Китай, Индия, Бразилия, Южная Африка и Россия, подчркивает важность концепта суверенитета (в ЕС суверенитет сохраняют государства-члены). Именно мощные государства (в том числе ведущие страны ЕС в индивидуальном качестве) способны принимать принципиальные решения во всех значимых областях политики – и тогда, когда речь идт о политике глобального уровня. При этом Запад, включая страны ЕС, и растущие державы пока не находят достаточного взаимопонимания в большинстве соответствующих вопросов, которое обеспечило бы удовлетворительное решение общих глобальных проблем.

В случаях расхождения мнений между ЕС и США растущие державы в вопросах глобальной экономики, как правило, присоединяются к позиции США, что побуждает и ЕС, со своей стороны, к поиску взаимопонимания с Соединнными Штатами. При этом с 2011 г. процесс выработки глобальных договорнностей, оживившись на короткий период после кризиса 2008–2009 гг., сильно замедлился, что беспокоит власти Евросоюза. Для них многосторонний международный порядок, в котором созданные контролируемые в первую очередь Западом международные институты играли бы ключевую роль, является предпочтительным.

7. Экономические стимулы, используемые ЕС в качестве внешнеполитических инструментов, можно разделить на:

позитивные (заключение соглашений о преференциальной торговле, сотрудничестве или ассоциации, предоставление помощи развитию и гуманитарной помощи и т.д.) и негативные (эмбарго и бойкоты, торможение вступления в силу или прекращение действия соглашений, снижение объмов помощи, рестриктивные меры – санкции).

В настоящее время особую актуальность в контексте отношений России с ЕС обрели именно санкции. Санкции выступают политической альтернативой применению военной силы (собственным серьзным военным потенциалом Евросоюз не располагает), позитивных материальных стимулов и дипломатических шагов, когда ЕС необходимо отреагировать на действия объекта в международной среде, а иного рода шаги с его стороны затруднены или недостижимы (в том числе из-за несогласия в рядах государств-членов).

Санкционный инструмент очень важен для ЕС как экономической сверхдержавы: в реальности он превратился в главное выражение способности его участников коллективно оказывать заметное влияние на международной арене в конфликтных и кризисных ситуациях, демонстрируя союзникам свои властные возможности (power) и наджность.

8. Нанесение объекту применения рестриктивных мер материального ущерба не является для ЕС первостепенной целью (напротив, ставится задача при введении санкций сократить ущерб для населения в целом). Санкции не имеют и прямой экономической мотивации (не преследуют цель укрепления его экономических позиций в мире). Но растущие угрозы безопасности в мире питают «санкционный инстинкт» Евросоюза: так, в ситуации с Ираном в 2012 г. согласованная европейская поддержка западных санкций дополнительно укрепилась из-за опасений, что, если ничего не предпринять, Израиль нанест удары по иранским ядерным установкам. Брюссель наложил тогда серьзные ограничения на иранские финансовые институты, согласился на отключение Ирана от системы SWIFT и ввл нефтяное и газовое эмбарго (для сравнения: действующие антироссийские санкции довольно далеки от столь жстких форм).

Эффективность европейских санкций против Ирана следует признать высокой (в 2013 г. иранцы вступили в предметные международные переговоры по своему ядерному досье), в 2016 г. международные санкции против Ирана были отменены.

Помимо функции принуждения к изменению поведения тех, на кого они нацелены (элита соответствующей страны), которая срабатывает далеко не всегда, санкции выполняют также функции сдерживания и предупреждения. Не стоит списывать со счетов сигнальную функцию (сигнал, посылаемый внешней и/или зарубежной аудитории): санкции являются, помимо прочего, «громким», обращающим на себя внимание заявлением, распространяющим и укрепляющим имидж ЕС как влиятельного международного игрока.

9. Рестриктивные меры имеют большой сопутствующий негативный эффект для европейского бизнеса и накладывают дополнительное регуляторное бремя на европейские компании. Можно говорить и о негативных последствиях для Запада в плане символического капитала: страны, подвергнутые европейским и американским санкциям, имеют возможность убедиться, какие риски таит интеграция в глобальную экономику, подчиннную западным правилам. При этом США и ЕС достаточно плотно координируют свою санкционную политику.

Заинтересованность европейской банковской отрасли в постоянном доступе к американским финансовым сетям служит Вашингтону рычагом, помогающим сломить и обойти, если такая задача поставлена, традиционные для европейских правительств сомнения по поводу экстерриториального действия американских санкций.

10. Контекст, в котором применяются санкции, достаточно широкий: он включает защиту прав человека, поддержку верховенства права, урегулирование кризисов, борьбу с терроризмом и противодействие распространению оружия массового поражения. Нелогично было бы ожидать, что ЕС легко откажется от подобной практики, которую он развивает, начиная с 1980-х годов (по состоянию на январь 2017 г. в санкционный список Евросоюза включены 20 стран и запрещнная в России международная террористическая организация «Аль-Каида»).

Согласно статье 263(4) Договора о функционировании Европейского союза, физическое или юридическое лицо может подать судебный иск об отмене вторичных актов (исполнительных), адресатом которых оно является, а также решений, которые непосредственно его затрагивают, не требующих принятия исполнительных мер. При этом процесс выработки Советом санкционных решений окружен повышенной секретностью, что до недавнего времени мешало установлению в судебном порядке, действительно ли такие лица причастны к тому, за что последовали санкции. Вследствие этого Суд ЕС нередко принимал решения об их отмене. Так, по иску иранского банка Mellat суды в Европе пришли к выводу, что нет достаточных доказательств поддержки этим банком иранской ядерной программы. Суд общей юрисдикции ЕС признал также неправомерной заморозку активов Центрального банка Ирана по аналогичным основаниям.

Однако в июле 2015 г. вступили в силу новые процедурные правила для Суда общей юрисдикции ЕС. Отныне он получает доступ к закрытой информации Совета по конкретным делам, касающимся введнных финансовых санкций, при условии, что для адресатов санкций она останется недоступна. Новые судебные правила снижают шансы на обжалование европейских санкционных решений в судебном порядке.

11. В целом внешняя политика ЕС из джентльменского соглашения с неписаными правилами, какой она зарождалась в 1970-е годы, превратилась теперь в громоздкую систему формальных и неформальных правовых обязательств, а также институтов и фондов – и обросла бюджетами, многочисленными кадрами, процедурами и постоянными штаб-квартирами. В Глобальной стратегии Евросоюза 2016 г. впервые признатся, что у ЕС есть собственные «жизненные интересы» (как у государств). В качестве каковых определены безопасность граждан ЕС и его территории; сохранение и поддержание демократии; построение основанного на правилах глобального порядка, способного сдерживать политику баланса сил.

Стратегия свидетельствует об осознании Брюсселем пределов своего трансформационного влияния (в том, что касается углублнной модернизации).

Он не настаивает более на активной демократизации третьих стран, что отражает его вновь обретнную позицию принципиального прагматизма во внешней политике, т.е. следования собственным интересам в подчинении принципам международного права. Однако соседство Евросоюза, в котором и разворачивается главным образом его внешняя политика в пространственном отношении, трактуется при этом шире, чем раньше: в него включено пространство к югу (в том числе Центральная Африка) и к востоку (до Центральной Азии включительно) от границ ЕС, и от постепенного, неспешного, но последовательного «обживания» этого пространства ЕС не собирается

Похожие работы:

«RUSSIAN ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ХОЛОДИЛЬНИК С МОРОЗИЛЬНЫМ ОТДЕЛЕНИЕМ Пожалуйста, внимательно прочтите руководство по эксплуатации и технике безопасности перед началом работы вашего холодильника и сохраните его для дальнейшего использования G*-V262****...»

«DanX 2 – Вентиляция для бассейнов © Dantherm A/S Серьезные последствия! Конструкция Энергозатраты Традиционная система вентиляции с использованием нагревателя приводит к огромному расходу электроэнергии. Разница в температурах может быть более чем 50 градусов. Холодные участки, диффузии и утечки могут выз...»

«ЭЛЕКТРО-ТЕРМИТ ТЕХНОЛОГИЯ АЛЮМИНОТЕРМИТНОЙ СВАРКИ РЕЛЬСОВ С КОРОТКИМ ВРЕМЕНЕМ ПОДОГРЕВА (SkV, SkV-L 50, SkV-L 75) ООО "Алюминотермитная сварка" Санкт-Петербург СОДЕРЖАНИЕ Часть 1. Общие данные об алюминотермитной сварке с использованием технологии SkV фирмы ELEKTRO-THERMIT & Co. KG, Германия.1.1. Назначение и область прим...»

«Венчание Александра Тучкова и Маргариты Нарышкиной собрало в маленьком храме на Пречистенке всю московскую знать. Вдруг под ноги новобрачной бросился нищий в безобразных лохмотьях: "Мать Мария! Возьми посох!" евеста так волновалась, что Мария, Маргарита Тучкова каждый вечер буде...»

«ЗАВОД СТРОЙТЕХНИКА стройтехника БЛОК ДОЗАТОРОВ БД-350-Вес для дозирования компонентов бетонной смеси ПАСПОРТ. РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ. Златоуст 2016 г. 456228, Россия, Челябинская обл., г. Златоуст, пос. Красная Горка, д. 16, тел/факс (3513) 66-77-35, 66-77-25, web site:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Новосибирский национальный исследовательский государственный университет" Факультет информационных технологий УТВЕРЖДА...»

«Санитарные правила для предприятий, вырабатывающих плодоовощные консервы, сушеные фрукты, овощи и картофель, квашеную капусту и соленые овощи (утв. заместителем главного санитарного врача СССР 4 апреля 1972 г....»

«pt/O железные дороги Российские ОТКРЫТОЕ А К Ц И О Н Е Р Н О Е ОБЩЕСТВО "РОССИЙСКИЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ" (ОАО " Р Ж Д " ) РАСПОРЯЖЕНИЕ ^^ 3 " декабря 2010 г. ^f^ 2^97р Москва Об утверждении Инструкции по охране труда для работнико...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.