WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики ИСТОРИИ КАФЕДРЫ «КОМПЬЮТЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» НИУ ИТМО Санкт-Петербург ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет

информационных технологий, механики и оптики

ИСТОРИИ КАФЕДРЫ

«КОМПЬЮТЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ»

НИУ ИТМО

Санкт-Петербург

УДК 004 + 378.47

ББК 32.97 + 74.58р

В 19

Васильев В.Н.

В 19 Истории кафедры «Компьютерные технологии» НИУ ИТМО / В.Н. Васильев,

В.Г. Парфенов. – СПб: НИУ ИТМО, 2013. – 206 с.

ISBN 978-5-7577-0423-4

На опыте формирования и развития кафедры «Компьютерные технологии» СанктПетербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики раскрыты основные пути постановки учебно-методической и организационной работы по подготовке бакалавров и магистров направления «Прикладная математика и информатика». Описаны методические подходы, позволившие организовать выпуск высококвалифицированных специалистов в области разработки программного обеспечения на уровне, соответствующем международным стандартам.

Адресовано широкому кругу читателей, связанных с проектированием и разработкой программного обеспечения, а также с подготовкой специалистов высшего звена в рамках вузовского и послевузовского образования.

УДК 004 + 378.47 ББК 32.97 + 74.58р ISBN 978-5-7577-0423-4 © Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики, 2013 © Васильев В.



Н., Парфенов В.Г., 2013 ОГЛАВЛЕНИЕ 1990........................................................................... 7 Начинается работа по формированию кафедры.................................. 7 Первая редакция концепции подготовки специалистов на кафедре................. 9 1991.......................................................................... 11 Как было принято решение о создании кафедры................................ 11 Организация первого набора................................................ 12 Первый семестр первого учебного года....................................... 13 1992..................................................................... 15 Изменение названия кафедры..

–  –  –

Начинается работа по формированию кафедры История кафедры «Компьютерные технологии» началась осенью 1990 года. К этому времени В.Н. Васильев и В.Г. Парфенов защитили докторские диссертации и стали раздумывать о дальнейшем продолжении жизненного пути и развитии карьеры. Кроме докторских диссертаций, будущие основатели кафедры имели жизненный опыт, существенным образом повлиявший на концепцию организации кафедры.

Основатели кафедры были оптимистами... Слева направо: В.Н. Васильев, В.Г. Парфенов и А.В. Сигалов на банкете выпускников ЛИТМО 1990 года К тому времени В.Н. Васильев уже в течение трех лет, опередив текущие установки руководства страны больше, чем на два десятилетия, успешно развивал, как сказали бы в наше время, российско-германский инновационно-модернизационный проект, связанный с созданием для международного рынка оптико-электронного компьютерного комплекса системы контроля процесса роста заготовок для вытяжки оптического волокна.





В процессе выполнения проекта он впервые увидел возможности использования современной по тому времени компьютерной техники, которая просто отсутствовала в стране и в нашем университете. Кроме того, в ФРГ (объединения Германии тогда еще не произошло) он также впервые увидел, что собой представляет знаменитый «немецкий инженер». Наибольшее впечатление на него произвело то, что в одном специалисте объединяются оптик, механик, электронщик, да еще и компьютерщик. Специалистов с такой синтетической подготовкой в нашей стране тогда практически не было. И у В.Н. Васильева возник замысел организации подготовки подобных специалистов.

Выношенные в течение многих лет идеи и замыслы имел и В.Г. Парфенов. Первая из них была связана с его собственным печальным опытом сильного выпускника 239 школы, поступившего в вуз. Было известно, что хорошо подготовленные выпускники специализированных физико-математических школ города на первом курсе демонстрировали высокую успеваемость и выделялись на общем студенческом фоне. Однако, лишенные интеллектуальной конкурентной среды, характерной для этих школ, на втором и последующих курсах они, по большей части, «расслаблялись» и растворялись в общей студенческой массе. В.Г. Парфенову в студенческие годы очень хотелось, чтобы выпускники 239 и других специализированных школ продолжали бы учиться в специально организованном для них вузе. Поскольку создание такого вуза было нереальным, то у В.Г. Парфенова возник компромиссный вариант – собрать способных учащихся в одном «элитарном» потоке и обучать по специальным усложненным учебным планам, поддерживая насыщенную интеллектуальную атмосферу.

Вторая идея В.Г. Парфенова касалась уровня изложения математических дисциплин. В студенческое время он не был удовлетворен несколько «старомодным» изложением математики в ЛИТМО, поскольку это формировало у будущих компьютерщиков, физиков, прикладных математиков и инженеров определенный комплекс неполноценности по отношению к чистым математикам. К тому же было ощущение, что абстрактный математический язык даст какие-то новые возможности для решения прикладных задач.

В результате В.Г. Парфенов для ликвидации этих комплексов и иллюзий был вынужден параллельно с ЛИТМО закончить математико-механический факультет ЛГУ, затратив на эту операцию много сил, времени и волевых усилий. Поэтому для облегчения жизни будущих «элитарных» студентов планировалось непосредственно на будущей кафедре организовать преподавание математических дисциплин на современном математическом языке, соответствующем специализированным математическим факультетам.

Волею судеб В.Н. Васильев и В.Г. Парфенов довольно много лет проработали на кафедре теплофизики ЛИТМО, сидя за соседними столами, и в силу этого могли беспрепятственно обмениваться идеями и мыслями. В результате общения появилась совместная идея – организовать подготовку нового, «невиданного» специалиста, который потрясет своими фантастическими возможностями «страну и мир». Осенью 1990 года была разработана концепция подготовки таких специалистов. Большим стимулом для авторов явилась неформальная поддержка этой концепции одним из создателей ядерного щита нашей страны академиком А.А. Самарским.

В ходе обсуждений В.Н. Васильев и В.Г. Парфенов подготовили несколько вариантов концепции новой кафедры, каждый раз внося требуемые критиками изменения. В первоначальном варианте речь шла о создании кафедры «Математическое моделирование физических процессов», которое в вузе сразу было отвергнуто. При дальнейшей переработке этой концепции авторы предложили около десятка названий для кафедры и специализации, по которой предполагалось готовить студентов. В этих названиях в различных сочетаниях обыгрывались слова «моделирование», «компьютеры» и «технологии», и в результате было выбрано новое название – «Компьютерное моделирование и системное управление». Однако руководство вуза им пояснило, что термины «моделирование» и «компьютеры» использовать нельзя, а надо использовать термины «приборы», «технологии» и «системы», поскольку в то время развитие вуза виделось как развитие политехнического приборостроительного университета с оптическим уклоном. В результате как компромисс, после «слезных» просьб В.Н. Васильева и В.Г. Парфенова, обращенных к ректору Г.И. Новикову, о разрешении оставить слово «компьютеры» в названии кафедры, появилась кафедра «Компьютерные информационно-технологические системы», которая в дальнейшем была «упрощена» до кафедры «Компьютерные технологические системы».

Первая редакция концепции подготовки специалистов на новой кафедре Ниже приводится краткая выдержка из предложенной концепции, представляющая собой квалификационную характеристику предлагаемой к открытию специализации.

К КВАЛИФИКАЦИОННОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ KX-19.10 по специальности «Оптические приборы и системы»

Ленинградский институт точной механики и оптики кафедра «Компьютерные технологические системы»

Специализация – 19.10. «Компьютерные технологические системы»

Квалификация специалистов – инженер-оптик-системотехник.

Особенностью специализации является углубленная подготовка специалистов по следующим разделам:

1. Техническая физика сплошных сред, теория волн, оптика, электроника, математическая физика и функциональный анализ, численные методы решения задач физики сплошных сред и принципы их программной реализации, статистические методы исследования.

2. Принципы организации компьютеров и компьютерных сетей, теория систем управления объектами с распределенными параметрами.

3. Методы системотехнического проектирования компьютеризированных приборных комплексов и разработки технологий для высоко компьютеризированных интегрированных производств.

Профессиональное назначение и условия использования специалистов Фундаментальная подготовка в ряде смежных областей науки и техники позволяет специалистам проводить работы синтетического характера по созданию и развитию современных наукоемких приборных комплексов и технологий в области оптического приборостроения. Их отличительной особенностью является большая мобильность, позволяющая гибко менять предметные области своей деятельности в соответствии со складывающимися требованиями рынка научно-технических проблем.

Для эффективного использования данных специалистов целесообразно применять модульный принцип их подготовки и распределения, при реализации которого на последних курсах института проводится организация групп из трех–четырех студентов, которые получают деловую взаимодополняющую в рамках группы подготовку и распределяются в одну организацию. В дальнейшем такие группы смогут обеспечить значительное сокращение сроков доведения наукоемких технологий до конкретных интегрированных производств.

В процессе профессиональной деятельности из числа таких специалистов могут выделиться инженеры, осуществляющие синтетическую разработку приборных комплексов и технологий, то есть руководители проектов в целом.

Основные задачи деятельности специалиста

Специалист должен компетентно решать следующие задачи:

– уметь проводить сквозное комплексное математическое моделирование взаимодействующих процессов различной физической природы, протекающих в объектах оптического приборостроения;

– уметь проводить разработку компьютеризированных систем управления наукоемкими технологическими процессами, включающую определение их структуры, контролируемых параметров, управляющих воздействий, алгоритмов управления, требований к приборному и компьютерному обеспечению и исполнительным устройствам;

– осуществлять процедуры проектирования приборных комплексов и систем их управления, учитывающие их взаимодействие с объектом размещения, окружающей средой и наблюдаемым объектом и требующие комплексного рассмотрения соответствующих сложных многомерных физико-математических моделей.

Особенности организации процесса обучения

1. Преподавание курса общей физики с ориентацией на современные зарубежные и отечественные курсы (Берклиевский курс, курс МФТИ, Фейнмановский курс).

2. Преподавание курса высшей математики с существенной переработкой ряда разделов с учетом их актуальности при решении инженерных задач с применением компьютеров.

3. Обеспечение каждому студенту за счет ресурсов кафедры не менее одного часа ежедневной индивидуальной работы с персональным компьютером типа АТ-286.

4. Обеспечение за счет ресурсов кафедры усиленного изучения английского языка студентами 1-5 курсов.

Судя по сохранившимся черновикам, авторы концепции пытались добавить во второй пункт раздела «Особенности специализации» упоминание о программировании и представить этот пункт в виде «2. Алгоритмические языки, программирование и принципы организации компьютеров и компьютерных сетей, теория систем управления с распределенными параметрами». Однако, чтобы «не дразнить гусей», алгоритмические языки и программирование в итоге из представляемого документа убрали «до лучших времен».

Авторам концепции было ясно, что ее реализация возможна только при условии наличия специальным образом сформированного контингента исключительно способных, мотивированных и амбициозных студентов, которых планировалось привлечь из ведущих физико-математических школ Санкт-Петербурга.

Как было принято решение о создании кафедры Надо сказать, что время, которое отцы-основатели кафедры определили для ознакомления Ученого Совета вуза со своими идеями, было выбрано не слишком удачно, поскольку общественно-политическая и экономическая обстановка в стране складывалась не лучшим образом. Авторам сразу же поставили в вину буржуазный индивидуализм, стремление начать строить невиданный небоскреб (новую кафедру) на фоне скромных жилищ – остальных кафедр вуза, преподавателей которых авторы хотят низвести до уровня «обслуживающего персонала своего небоскреба». Отмечалась также фактическая констатация авторами своего значительного делового и интеллектуального превосходства над остальными членами профессорско-преподавательского коллектива вуза

– «по-видимому, авторы предложений считают себя самыми умными в институте, а то до них никто не знал, как хорошо учить студентов». Дело осложнялось тем, что ранее никто из членов указанного коллектива с подобными идеями не выступал, понимая нереальность и ненужность их реализации и некорректность предложений, задевающих достоинство остальных членов коллектива. По мнению некоторых членов Ученого Совета, авторы концепции фактически собирались организовать и монополизировать подготовку «сверхспециалистов» и из «милости» изредка делиться ими с остальными кафедрами, таким образом противопоставляя себя всему коллективу.

– Владимир Николаевич! – обращались к В.Н. Васильеву члены Ученого Совета.

– Вас (кстати, как и Вашего соратника В.Г. Парфенова) воспитал коллектив института, обеспечил Вам с В.Г. Парфеновым условия, чтобы вы чуть ли не в юношеском возрасте (в эпоху позднего СССР таким считался возраст сорокалетних докторов наук) защитили свои докторские диссертации. Теперь коллектив института ждет от вас обоих отдачи и отработки выданных авансов! Надо же не только брать, но и отдавать! Вот Вы, Владимир Николаевич, хорошо поработали «с заграницей», организовав успешную советскогерманскую компанию по разработке оптико-электронных приборов, и имеете пятнадцать компьютеров. Так не надо возводить на фундаменте из этих компьютеров свой личный небоскреб. Не надо демонстрировать свои материальные возможности перед теми учеными и преподавателями, которые не имеют вашей оборотистости и деловой хватки.

А надо опомниться и раздать эти компьютеры коллективу, вырастившему вас, по одной штуке на ряд ведущих кафедр, для того чтобы мы все дружно пошли в светлое будущее.

Поскольку в такой атмосфере возможность принятия положительного решения об организации кафедры не просматривалась, то рассмотрение этого вопроса многократно переносилось с одного заседания Ученого Совета вуза на другое, пока дело не подошло к критической черте – оставалось последнее, июньское заседание Ученого Совета.

И в этой, казавшейся безвыходной, ситуации решающий вклад в создание кафедры внес ректор ЛИТМО Г.И. Новиков, который с самого начала поддерживал инициативу

В.Н. Васильева и В.Г. Парфенова:

– От наших двух молодых профессоров поступило предложение об открытии новой кафедры. Кто против?

При этой постановке вопроса поднятых рук в зале почему-то не оказалось. Таким образом, благодаря умению проводить заседания 11 июня 1991 года стало днем наконецто принятого решения об организации кафедры «Компьютерные технологические системы» – таким стало первое название кафедры.

Организация первого набора Это решение было более чем своевременным, поскольку набор студентов на будущую кафедру был уже проведен в мае, и в случае отсутствия кафедры ныне уважаемые профессора тогда выглядели бы в лучшем варианте авантюристами, а в худшем – жуликами от образования. Первый набор на кафедру был сделан в основном на базе 239 и 470 школ и 45 интерната. Отметим два характерных эпизода проведения этого набора.

Первый был связан с появлением В.Н. Васильева и В.Г. Парфенова на майском общем собрании выпускников 239 школы, на котором ведущие петербургские вузы рассказывали о предлагаемых перспективах. Сейчас это кажется невероятным, но зал был заполнен до отказа (и это – за месяц до выпускных экзаменов и принятия окончательного решения о выборе вуза) – таковы были в те годы привлекательность физико-математического и технического высшего образования и уровень соперничества абитуриентов. В наше время на аналогичное майское собрание пришли бы (если бы вообще кто-то пришел), в лучшем случае, полтора десятка человек, считая и родителей. Наиболее сильное впечатление на школьников и родителей произвела речь В.Н. Васильева, поскольку он выступал не только в роли заведующего кафедрой, но и в образе главы инновационной российсконемецкой компании, работающей в области высоких технологий, и по сути главного финансового инвестора проекта. Вторая должность даже сейчас звучит весомо, а двадцать лет назад производила огромное впечатление на школьников и родителей. В.Н. Васильев являл собой как бы живой символ победной интеграции советской науки и техники в мировой рынок разработок, на которую делали ставку правящая коммунистическая партия и советское правительство в период перестройки. Весомо прозвучали его слова о немедленном инвестировании возглавляемой им российско-немецкой компанией в учебный процесс 12 (двенадцати) персональных компьютеров (стоимость одного компьютера равнялась тогда стоимости четырех легковых автомашин марки «Жигули»).

В.Г. Парфенов, выпускник-медалист 239 школы, математико-механического факультета ЛГУ и кафедры вычислительной техники ЛИТМО, являл собой образ типичного «продукта» знаменитой ленинградской физико-математической образовательной системы, учившегося в «правильных» школе и вузах, своевременно защитившего докторскую диссертацию и вовремя «примкнувшего» к возглавляемым В.

Н. Васильевым структурам, прокладывающим магистральный путь успешного развития советской науки и техники. В общем, В.Н. Васильев и В.Г. Парфенов демонстрировали уникальный синтез традиций, новаций, модернизаций, предпринимательства и науки, привлекательный как для родителей, так и для учащихся.

Правда, после собрания никто из участников встречи не мог толком объяснить, кто же все-таки выступал, поскольку фамилии уважаемых основателей кафедры были в те времена практически никому не известны. Спустя несколько дней после собрания работавшая с женой В.Г. Парфенова мама одного из выпускников 239 школы спросила ее, не знает ли она, кто были пришедшие из ЛИТМО и поразившие публику рассказом о захватывающих перспективах новой кафедры два молодых профессора с «простыми русскими» фамилиями, которые мама школьника не могла воспроизвести. В итоге 35 выпускников 239 школы решили принять участие во вступительных экзаменах на кафедру.

Второй эпизод связан с прошедшей по сходному сценарию встречей в 470 школе.

Причем, поскольку учеников и родителей в этой школе было раза в три меньше, чем в 239, первый «прокат» разговора с «агитируемыми» уже был осуществлен в 239 школе, а общественно-политическая и экономическая обстановка быстро менялась к худшему, то и восприятие аудиторией выступавших В.Н. Васильева и В.Г. Парфенова было более ярким. В частности, В.Н. Васильев был воспринят как чуть ли не единственный «спаситель отечества», который в обстановке наступающего хаоса выучит и трудоустроит одаренных петербургских детей сидевших в зале родителей. В.Г. Парфенов до сих пор помнит, как после окончания встречи, уже на улице, к В.Н.

Васильеву подошла бабушка предполагаемого студента кафедры со словами надежды:

– Владимир Николаевич, Вы не бросите нас, не уедете за границу?

На что Владимир Николаевич со свойственной ему харизматичностью веско ответил, что за границей был много раз (что по тем временам само по себе производило сильное впечатление), все видел и поэтому никуда не собирается уезжать. Стоящий рядом В.Г. Парфенов, который, правду сказать, в то время дальше Прибалтики никуда «за границу» не ездил, солидным молчанием присоединился к этим словам и усилил их воздействие. Из 470 школы в экзаменах приняли участие девять выпускников.

В результате этих двух встреч, а также проведения некоторых дополнительных мероприятий (например, трех выпускников 45 интерната при ЛГУ рекомендовал знаменитый петербургский учитель физики В.М. Терехов) удалось привлечь 51 кандидата, которые должны были пройти дополнительное собеседование в виде небольшого экзамена по математике, физике и программированию. В соответствии с грандиозными планами кафедры на экзамене у абитуриентов интересовались также и знанием английского языка. 26 июня 1991 года был издан приказ о формировании специальной комиссии по приему экзаменов на новую кафедру. В первый и последний раз это собеседование-экзамен было проведено двумя уважаемыми профессорами-основателями лично. Собравшись с силами, они вспомнили олимпиадные задачи двадцатилетней давности, которые решали в школьные годы. В качестве эксперта по программированию и компьютерам на экзамен был приглашен А.О. Сергеев. Итоговый список первого набора кафедры насчитывал 19 студентов: восемь выпускников из 239 школы, пять – из 470, три – из 45 интерната и три выпускника – из 30 школы.

Первый семестр первого учебного года Отметим, что организация учебного процесса на новой кафедре двадцать лет назад проходила в условиях, не сопоставимых с современными. «Кодекс чести» студента ведущей кафедры того времени требовал изложения материала только на самом высоком уровне. Его снижение воспринималось как фактическое признание студента человеком второго сорта. Например, считалось чуть ли не унизительным для студентов изложение математического анализа с теоремами без доказательств. Поэтому ставилась задача привлечения для проведения занятий увлеченных педагогов, имеющих собственные оригинальные идеи по содержанию и форме организации учебного процесса.

Математический анализ стал преподавать С.А. Вавилов, физику – С.А. Чивилихин, алгебру – А.Е. Рыжков, программирование – Г.Л. Голованевский и А.О. Сергеев, английский язык – И.В. Бояшева и Е.Б. Ярцева. В первый же год началось использование проектного подхода – А.О. Сергеев провел на первом курсе курсовое проектирование по компьютерному моделированию, которое сохранялось в учебном плане в течение следующих 15 лет. В большом объеме (8 часов в неделю) преподавался английский язык.

Институт выделил новой кафедре аудиторию 293, где сейчас располагается серверный зал RUNNet. При этом непосредственно в серверном зале располагался студенческий компьютерный класс, а в семиметровой комнатке рядом разместились В.Н. Васильев, В.Г. Парфенов, С.Э. Хоружников и другие сотрудники кафедры.

Организация кафедры практически совпала по времени с внезапным развалом страны и резким ухудшением экономической ситуации. Все это, мягко говоря, не способствовало успешному развитию новой кафедры. В этих экстремальных условиях ярко проявились организаторские способности В.Н. Васильева. Поздней осенью 1991 года он приехал в находящееся на последней стадии ликвидации Министерство высшего образования СССР. Там ему случайно удалось переговорить с собирающими свои личные вещи сотрудниками и «уговорить» их выделить пропадающие в условиях катастрофического обесценивания денег остаточные средства на приобретение компьютеров для новой кафедры под будущие перспективы стартующего образовательного проекта.

Казавшееся невероятным свершилось. На средства, чудом поступившие в университет в условиях наступающего хаоса, удалось приобрести пять персональных компьютеров с цветными (!) мониторами (пятнадцать компьютеров от российско-немецкой компании В.

Н. Васильева были с монохромными мониторами). Купленные компьютеры были по одному (чтобы не привлекать внимание уголовных элементов, которые в то время могли запросто «отобрать» компьютеры при транспортировке) перевезены со склада фирмы, расположенного в бывшей коммунальной квартире на Пушкинской улице, в здание на Кронверкском проспекте на автомашине марки «Жигули» тещи В.Г. Парфенова, которая была выделена ей как ветерану социалистического труда, в сопровождении А.М. Робачевского и Ю.В. Гугеля, исполнявших функции охраны. По прибытии в главное здание компьютеры были помещены в аудиторию 293, в которой было установлено ночное дежурство сотрудников кафедры, чтобы драгоценное оборудование не украли до установки железных дверей.

На рубеже 1991 и 1992 годов были отпущены цены, страна подверглась шоковой финансовой терапии, и закончился первый учебный семестр новой кафедры. Об атмосфере, сложившейся в первые месяцы проведения шоковой терапии, свидетельствует тот факт, что в ЛИТМО была закрыта столовая, поскольку ни у преподавателей, ни у студентов не было денег для ее посещения. В то время казалось, что она никогда уже и не откроется.

Изменение названия кафедры В 1992 году кафедра получила свое современное название. Она стала называться кафедрой «Компьютерные технологии» и перешла с этим названием на факультет точной механики и вычислительной техники. Интересно, что при утверждении на Ученом Совете вуза нового названия кафедры возникли возражения некоторых его членов, которые говорили, что существуют технологии приборостроения, оптические технологии, химические технологии, но компьютерные технологии не существуют (!), и что это такое – никто не знает. Хотя, впрочем, продолжали они, если организаторы кафедры хотят назвать ее именем несуществующих технологий, то это их дело. В конце концов, этим они показывают всем недостаточность своей общей технической культуры. Жаль только, что при этом об авторитете вуза не думают.

Кафедра обустраивает новые помещения В середине 1992 года кафедре были выделены помещения на первом этаже, где сейчас расположен «аквариум». Раньше, в советские времена, в этих помещениях была расположены две большие ЭВМ (это то, что сейчас называется майнфрэймами). Поскольку с материалами для ремонта и средствами для оплаты рабочих были в те годы большие проблемы, было решено провести ремонт с опорой на собственные силы. В результате мы получили «интерьер», который можем видеть и в настоящее время. О методах создания этого интерьера хорошо написано в воспоминаниях А.В. Сигалова в статье «Рубленая кафедра», опубликованной в апреле 1994 года в газете «Поиск».

Свежерубленная кафедра

– А начиналось все с Васильевской докторской, – рассказывал Алексей Сигалов, доцент кафедры «Компьютерные технологии» ИТМО, ведя меня какими-то стертыми лестницами и древними переходами. – Диссертацию можно было написать традиционно, обойдясь доказательствами в виде формул. Но Васильев вознамерился проверить идеи на практике, собрал людей, с которыми и создал приборы контроля процессов производства оптоволокна: вывез их на международную выставку, нашел зарубежных партнеров, те под свой капитал создали фирму в Германии. Мы, со своей стороны, спроектировали и выполнили в железе приборы. Продали несколько штук. А когда выяснилось, что особой прибыли не будет – на мировом рынке изменилась конъюнктура, а здесь потребитель вовсе был не готов, — решили заработанные средства потратить на пятнадцать штук 286-х компьютеров. Привезли эту экзотику (целый класс!) в ИТМО и использовали при создании новой кафедры.

Название придумали: кафедра «Компьютерные технологии». На нее ушли трое – Васильев, Парфенов и Хоружников, я какое-то время был и там, и там на полставки. Помещение нам выделили, но институт уже не в силах был приводить его в порядок, шел 1991 год. Пришлось самим.

С этими словами Алексей открыл нечто, пахнущее свежо, как только что рубленый дом, да и по виду такое же – череду комнат, обшитых деревом, чистеньких, ухоженных, точно личная дача. Только потолки высоченные да соответствующая теме разговора техника.

– Это и есть наша кафедра, – наслаждаясь произведенным впечатлением, комментировал Сигалов. – Все сделано своими руками. В феврале 92-го купили необработанный лес (на вагонку денег не хватило), дисковую пилу и сами по вечерам и выходным стали приводить помещение в порядок. Уматывались жутко, мне досталось, когда пришлось лаком крыть стены: я единственный, кто этот запах выносил. Но сделали!

– Студенты помогали? – увидев кого-то помоложе ученого секретаря за компьютером, спрашиваю Алексея.

– Свои-то? Конечно. Они ведь у нас, правда, свои. Мы их выходили, выискали. Под идею такой кафедры нужен был и первокурсник подготовленный. Решили искать среди петербургской технической элиты – в спецшколах. А там ведь часто дети потомственных физиков и математиков учатся. Они и думать никогда не думали к нам поступать – университет для этого есть.

Но смелость города берет. Мы – своим лозунгом «Каждому студенту – компьютер!» и обещаниями, что математику с физикой будут читать по программе того же самого университета. И, видим, убедили ребят. Пошли они в ИТМО поступать. И уровень преподавания мы обеспечили.

Сейчас эти студенты уже на третьем курсе.

А кафедра разрослась, к нам пошли с разных других, когда увидели, что здесь есть новое. Спасибо, ректор наш, Геннадий Иванович Новиков, помог создать коллектив. Кафедра за последний год здорово окрепла на участии в новом деле – создании глобальной всероссийской межвузовской компьютерной сети. Конечно, для России это будет рывок, но только относительно нашей приземленности. Те, кто знаком с европейской практикой вузов, убеждены: сети обеспечат нам новый этап в культуре общения. Эти люди – первые энтузиасты сетей. Юрий Кирчин, например, с ходу включился в работу, едва, вернувшись со стажировки из-за рубежа, о ней услышал.

А Андрей Робачевский и Юрий Гугель? Да они на кафедре всю тяжесть идеологического, программного, технического обеспечения проекта несут. Ведь это не шуточки – уже 70 вузов оснастить локальными сетями. Но мы отдаем себе отчет, что национальная глобальная сеть – это, прежде всего, не техника, не программное обеспечение и даже не каналы связи. Это, прежде всего, организация, первый этап преодоления разобщенности. С него и начинаем...

Газета «Поиск», 15-21 апреля 1994 года Первые преподаватели По счастью для будущего кафедры «Компьютерные технологии», ее «родители», В.Н. Васильев и В.Г. Парфенов, и их соратники, о которых говорилось в приведенной статье, не относились к числу людей, которых могли смутить такие «мелочи» жизни, как месячная зарплата доцента в 15 долларов США. Захваченные «великой пассионарной идеей» (см. книги Л.Н. Гумилева), на второй учебный год они решили увеличить набор на кафедру до двух групп. Для решения этой задачи осенью 1992 года на базе компьютерного класса кафедры были организованы ставшие в дальнейшем традиционными дополнительные вечерние занятия для способных петербургских школьников, а заведующая учебной лабораторией Г.Р. Туктарова возглавила работу по приглашению перспективных школьников на кафедру (эту работу она успешно продолжает и в настоящее время).

По тем временам выделение школьникам персональных компьютеров было весьма сильным агитационным ходом. Прием вступительных испытаний для попадания на компьютерные курсы и приемных экзаменов осуществляли профессионалы: экзамен по математике стал принимать доцент, а ныне – профессор, заведующий кафедрой высшей математики И.Ю. Попов, по физике – доцент С.А. Чивилихин. Обеспечив мощный разгонный «математический» старт учебному процессу кафедры, «отделился» и отбыл в Делфтский технический университет (Нидерланды) С.А. Вавилов. И для преподавания курса математического анализа и теории функций комплексных переменных были привлечены преподаватели математико-механического факультета СПбГУ Н.Ю. Додонов, В.В. Жук, А.Н. Подкорытов, а для курса дифференциальных уравнений – В.Е. Чернышев. В дальнейшем на двадцать лет Н.Ю. Додонов стал главным представителем, хранителем традиций и духа чистой математики на кафедре. Для чтения курса оптики был приглашен автор известных учебников по физике, профессор физического факультета СПбГУ Е.И. Бутиков, для чтения курса электричества – доцент физического факультета (впоследствии декан этого факультета) А.С. Чирцов. В компьютерном цикле дисциплин А.М. Робачевский стал читать для второкурсников курс программирования на языке С, что по тому времени было необычайной «крутизной». Для продолжения использования на кафедре проектного метода обучения на втором курсе был организован оригинальный курсовой проект, нацеленный на применение компьютерных технологий в физической оптике. Автором и руководителем проекта стал доцент кафедры физики (ныне декан факультета фотоники и оптоинформатики НИУ ИТМО) С.А. Козлов. Этот проект стал стартовой площадкой для лауреата Премии Президента Российской Федерации в области науки и технологий для молодых ученых, доктора физико-математических наук Павла Белова (прием 1994 года) и его однокурсника, доктора физико-математических наук Юрия Шполянского, а также для полутора десятков выпускников кафедры, защитивших кандидатские диссертации в области физики.

Кроме петербуржцев, на первый курс в 1992 году была принята группа ребят из закрытого города Снежинска, в который для организации приемных экзаменов приезжал В.Н. Васильев.

Начало подготовки бакалавров по направлению «Прикладная математика и информатика»

В июне 1992 года только что родившаяся кафедра попала в критическую ситуацию.

Во вновь организованном российском правительстве делами высшей школы занялся Государственный комитет по высшей школе. Этот комитет инициировал начало бакалаврской подготовки в российских вузах. В связи с этим на кафедре было принято решение о переходе на подготовку бакалавров и магистров по направлению «Прикладная математика и информатика». Весной комитет собрал заявки вузов и на их основе издал приказ, в котором для каждого вуза указывался список утвержденных для него направлений бакалаврской подготовки. Приехавший в комитет в командировку В.Н. Васильев случайно увидел уже полностью подготовленный, подписанный всеми руководителями приказ, где, однако, для ЛИТМО не было указано направление «Прикладная математика и информатика», по которому должна была осуществлять прием кафедра. И это означало, что прием 1992 года проводить будет просто некуда. Что делать? Заново переделывать и переподписывать приказ для исправления ошибки было совершенно нереальным делом. К счастью, в то время приказы еще печатались на пишущей машинке. В.Н. Васильев принял нестандартное решение. Он заметил, что после списка бакалаврских направлений вуза, размещенного в конце страницы, осталось еще немного места. В канцелярии комитета по просьбе В.Н. Васильева просто вставили эту страницу в машинку и допечатали потерянное направление. Прием был «спасен»!

Первая Международная студенческая научная конференция кафедры Поздней осенью 1992 года на кафедру прибыла делегация студентов Делфтского университета для участия в двухдневной научной студенческой конференции.

Запомнились два момента. Во-первых, жуткий холод, царивший в главном здании и в аудитории 285, где проходили доклады. Студенты приносили из буфета стаканы с горячим кофе и пытались ими согреться. Во-вторых, доклады студентов-второкурсников кафедры, которые без тени смущения на хорошем английском языке делали доклады о своих курсовых работах, выполненных под руководством С.А. Чивилихина. Эти выступления произвели сильное впечатление на основателей кафедры, у них возникло чувство, что эти ребята «продолжат правое дело», путь был выбран верно, и усилия затрачиваются не напрасно. Описание этой конференции было приведено в газете «Кадры приборостроению» в ноябре 1992 года, где было опубликовано интервью с В.Н. Васильевым и В.Г. Парфеновым о ходе начатого год назад образовательного проекта.

Кадры по-прежнему решают все?

Возможно, все они не решают, но определяют многое.

Так считают на кафедре «Компьютерные технологии», где реализуется новая концепция подготовки специалистов на уровне, соответствующем мировым стандартам. И, хотя по специальности «Прикладная математика и информатика» пока обучается только три группы студентов: 239-я, 138-я и 139-я, по институту ходят слухи и легенды о том, через какое сито просеивают здесь абитуриентов, желающих учиться на кафедре, как построен учебный процесс, на какие средства и для каких целей... Человек, ничего не делающий, неуязвим для общественного мнения, а люди, бьющиеся над осуществлением оригинальной идеи, кроме естественных трудностей, навлекают на свою голову еще и подозрения в какой-то корысти.

Чтобы пролить свет на эти вопросы, редакция сочла возможным посвятить им большую часть сегодняшнего номера и попросила ответить на них заведующего кафедрой «Компьютерные технологии» профессора В.Н. Васильева и его заместителя профессора В.Г. Парфенова. Материал подготовила корреспондент Ольга БОБРОВА.

– «Элита» в буквальном переводе означает «самое лучшее, избранное, отборное». Но почему-то наше сознание устроено таким образом, что в применении к людям это слово считается едва ли не ругательным. И тем не менее, рискуя дать повод для скепсиса недоброжелателей, вы пришли к идее элитарного образования. Почему?

– В последние годы в ведущих развитых странах большое внимание уделяется обеспечению процесса технологического переноса научных достижений высокого уровня в конкретную промышленную продукцию, в полной мере отвечающую складывающейся рыночной ситуации.

Особенно актуальна эта проблема для США, Японии. Ведущие фирмы ждут нового поколения исследователей-разработчиков, которые могли бы работать как ученые высшей квалификации и вместе с тем хотели бы видеть результаты практического приложения своих исследований, а также обладали профессиональными навыками, позволяющими добиться этих результатов.

Специалисты подобного профиля относятся к научно-технической элите государства, и представители кадровых служб крупнейших фирм и корпораций ведут их поиск среди студентов вузов за 2–3 года до выпуска методами, образно сравниваемыми в иностранных публикациях с приемами, используемыми селекционерами футбольных клубов.

Не вызывает сомнений, что для сохранения интеллектуального потенциала России и обеспечения процесса ее интеграции в мировую экономическую систему подготовка таких специалистов должна быть начата и в российских вузах.

– Два года назад вы пришли к ректору с предложениями об организации подготовки специалистов подобного профиля в нашем институте на уровне, соответствующем высшим мировым стандартам. Расскажите об этом.

– Эти специалисты, владея умением системного комплексного использования компьютеров при анализе сложных объектов приборостроения и технологий, а также построения систем их управления, должны были бы обеспечивать инженерную физико-математическую поддержку работ, проводимых при решении проблем приборостроения и при создании наукоемких технологий. Профессиональная деятельность подобных специалистов имеет синтетический характер и лежит на стыке ряда областей науки и техники: прикладной математики, физики, компьютерной техники, оптики, электроники, программирования, теории управления и т.д. Они должны обладать большой мобильностью, позволяющей им в случае необходимости гибко менять предметные области своей работы в соответствии со складывающимися требованиями рынка научнотехнических проблем.

Эти предложения были поддержаны ректором Г.И. Новиковым, первым проректором Э.Д. Панковым, деканами ИФФ, ОФ, факультета ТМ и ВТ и одобрены Ученым Советом института.

Существующая в стране экономическая ситуация определяла ряд особенностей путей решения проблемы подготовки таких специалистов в количественном и качественном отношениях, в оформлении соответствующих организационных структур, рассмотрении учебно-методических вопросов, формировании преподавательского состава, материальной базы, финансовых вопросов. Созданная по решению Ученого Совета института весной 1991 года кафедра «Компьютерные технологические системы» была призвана найти эти пути.

– Видимо, обучение таких специалистов должно вестись по особому плану?

– Да. На первом 3-4-летнем этапе обучения предусматривается дать им гармоничное, сбалансированное образование в области математики, физики и информатики. Такой подход является нетрадиционным, поскольку в существующей системе образования учебные планы первых лет обучения математиков, физиков и специалистов по информатике сильно различаются. Требуется как бы слить воедино наиболее важные информационные и методологические подходы, существующие на математических и физических факультетах университетов и информационно-кибернетических факультетах технических вузов. Реализовать это можно только с хорошо подготовленными в школе, трудолюбивыми студентами, которые смогут освоить огромный объем учебного материала.

– По институту ходят «страшные» слухи о том, как проводится отбор студентов на вашу специальность. Шутят, что легче попасть в труппу Большого театра, чем к вам на кафедру. Так ли это?

– Для осуществления указанных целей в наших условиях необходима концентрация интеллектуальных и материальных ресурсов на обучение сравнительно небольшого элитарного контингента способных молодых людей. Естественно было сформировать его из числа наиболее сильных выпускников ведущих физико-математических школ, эффективно работающих в Санкт-Петербурге (№ 30, 45, 239, 470, 566). В настоящее время производится третий набор будущих студентов, и система отбора после ряда улучшений и коррекций приняла следующий вид.

На первом этапе производится oтбop возможных кандидатов в конце десятого – начале одиннадцатого классов на основе рекомендаций школьных учителей по математике, физике, информатике. При этом используется метод «сравнения» способностей возможных кандидатов с данными учеников этих же учителей, уже обучающихся на кафедре и хорошо зарекомендовавших себя. В этом году таким образом определено 70 возможных кандидатов.

На втором этапе, в сентябре–октябре, производится отбор из этих кандидатов 30–40 одиннадцатиклассников путем проведения экзаменов по математике, физике и собеседования по информатике. Здесь предлагаются задачи повышенной сложности олимпиадного характера, чтобы оценить не только объем знаний, но и «интеллектуальный» потенциал кандидата. Отобранная на экзаменах группа школьников разделяется на три подгруппы в соответствии со степенью продвинутости в области программирования и владения компьютером. Далее каждая из подгрупп начинает занятия по информатике, проводимые в компьютерных классах кафедры доцентом А.О. Сергеевым. Не допускается пропуск занятий без уважительных причин. Имеющие такой пропуск отчисляются. Это условие служит хорошим фильтром, отсеивающим недостаточно трудолюбивых кандидатов. После окончания занятий на компьютерах проводятся репетиционные вступительные экзамены с задачами повышенной сложности, после которых окончательно определяются 25–30 будущих студентов.

Описанная схема работы со способными школьниками получила признание в городе, что позволило поставить перед мэрией вопрос об организации при институте городского центра обучения одаренных в области прикладной математики, физики и информатики школьников.

– Поиск способных ребят проводится и за пределами Санкт- Петербурга?

– С этой целью в городе Челябинск-70 нашей кафедрой совместно с рядом челябинских школ и петербургским лицеем № 239, являющимся одной из лучших физико-математических школ России, организован образовательный центр. В мае выездная экзаменационная комиссия отберет из лучших выпускников этого центра будущих студентов.

– И принятые после прохождения столь сложной системы отбора студенты обучаются отдельно?

– Эти студенты поступают на бакалаврское направление «Прикладная математика и информатика», которое является единственным в институте, относящимся к естественнонаучной (университетской) группе. Поэтому студенты данного направления обучаются отдельно от основного контингента. Указанное обстоятельство является положительным фактором, так как прежде «рассеивание» по нескольким вузам города и растворение в достаточно больших студенческих потоках лучших выпускников физико-математических школ приводило к утрате той насыщенной среды, в которой они находились в школе. В результате ко второму–третьему курсу происходило заметное снижение уровня их подготовки.

– Вероятно, организация учебного процесса потребовала огромной работы?

Для этого были объединены усилия многих кафедр института. Обучение студентов проводится по усложненным учебным программам с привлечением высококвалифицированных педагогов и использованием новых учебно-методических приемов.

Следует отметить огромную роль кафедры высшей математики, заведующий которой профессор В.Г. Дегтярев проявил большую заинтересованность и оказал существенную помощь в постановке кypca математики, а доценты С.А. Вавилов и И.Ю. Попов предложили оригинальные концепции курса и взвалили на себя огромный труд первопроходцев по его чтению.

Для проведения лекционных и практических занятий по физике на первом курсе был приглашен доцент С.А. Чивилихин, который ввел такой интересный учебно-методический прием, как выполнение курсовой работы по физике. В ходе этой работы студенты решали достаточно сложные качественно поставленные задачи, в формулировке которых отсутствовали какие-либо сведения об используемых при их решении математических моделях и методах расчета. Результаты защиты работ были высоко оценены приглашенными ведущими преподавателями других кафедр и вузов города. Аналогичная годовая курсовая работа по физической оптике, включающая не только расчетную часть, но и компьютеризированный эксперимент, выполняется на втором курсе под руководством доцентов С.А. Козлова и С.К. Стафеева.

Больших усилий потребовала от кафедр «Прикладная математика» (зав. кафедрой профессор О.Ф. Немолочнов) и «Компьютерные технологии» постановка курса программирования для первокурсников, уровень подготовки которых в этой области определил углубленное изучение языков программирования Паскаль, Си, Ассемблер, основ современной технологии программирования, вычислительных методов линейной алгебры. Такое чтение курса потребовало привлечения большой группы ведущих преподавателей (доценты Г.Л. Голованевский, А.В. Сигалов, профессор С.А. Родионов) и научных сотрудников для чтения отдельных разделов и проведения практических занятий.

Большая заинтересованность и желание работать были также проявлены со стороны кафедры электротехники (зав. кафедрой доцент В.С. Томасов, доцент В.А. Прянишников) при формировании курса электроники и кафедры физики (зав. кафедрой профессор Н.А. Ярышев, доценты С. А. Козлов, С.К. Стафеев, А.В. Смирнов) при постановке курса общей физики для студентов второго курса.

– Наша газета в № 10 уже писала о сложностях, которые у вас возникли с постановкой курса английского языка, и о том, какое большое значение вы придаете этому вопросу.

– Для нас это весьма важно, поскольку одной из главных задач данного образовательного проекта является содействие процессу интеграции российской системы образования в международную систему подготовки кадров.

Мы предполагаем, что через 3,5 года обучения большинство студентов смогут успешно сдать языковые тесты, принятые в англоязычных странах. Имеющийся опыт англоязычных отделений филологических факультетов университетов не может быть прямо перенесен в данную среду. В связи с этим возникает большая задача постановки по существу нового учебного процесса, включающая разработку учебных программ, подбор материалов для домашнего чтения и письменного перевода, формирование массива семестровых грамматических, переводческих, аудио- и компьютерных тестов и т. д. Эта задача усложняется тем, что организация и содержание учебного процесса должны быть дифференцированы в зависимости от степени исходной школьной подготовки студентов. Мы очень надеемся на помощь со стороны ректората, учебного отдела и ведущих преподавателей кафедры иностранных языков в решении указанных задач. Со своей стороны кафедра «Компьютерные технологии» оказывает и будет оказывать дальше материальную поддержку этой работе путем приобретения учебной литературы, оборудования, предоставления машинного времени и т. д.

– Слушая вас, не могу отделаться от тревожного чувства: специалист такого уровня, на образование которого затрачено столько материальных и интеллектуальных сил, – не окажется ли он не у дел после окончания института?

– Конечно, проводя этот образовательный проект, мы берем на себя большую ответственность за судьбу одаренных молодых людей, жизненный путь которых в существующих условиях не будет легок. В связи с этим необходимо будет решать две взаимосвязанные задачи, одна из которых заключается в правильной организации магистерской подготовки этих студентов, а другая

– в предоставлении им рабочих мест, позволяющих наиболее полно реализовать их профессиональные и деловые качества. Нам представляется совершенно ясным, что научного потенциала одной кафедры, хотя бы и достаточно мощной и многопрофильной, не хватит, чтобы обеспечить проведение индивидуальной магистерской работы с 30-35 способными студентами, имеющими достаточно высокий уровень бакалаврской подготовки и творческих запросов. Поэтому coздается специальная организационная структура, опирающаяся на коллектив высококвалифицированных профессоров, доцентов и научных сотрудников, работающих в различных направлениях математики, физики, информатики и техники и разделяющих концептуальные положения проекта. Такой подход, при котором студенты будут распределяться маленькими группами по одному, два или три человека по большому числу магистерских специальностей, набор которых будет ежегодно меняться в соответствии со складывающейся рыночной ситуацией, представляется в настоящее время наиболее эффективным с точки зрения последующего трудоустройства молодых специалистов.

Хотелось бы, чтобы большую часть коллектива, реализующего магистерскую подготовку, составляли сотрудники нашего института. В этом случае институт сможет получить мощную кадровую поддержку в предстоящей в ближайшие годы нелегкой борьбе за свое будущее.

И в настоящее время выразили желание принять участие в указанной структуре профессора Г.Б. Альтшулер, В.Г. Дегтярев, А.В. Демин, О.Ф. Немолочнов, С.А. Родионов, доценты С.А. Вавилов, С.А. Козлов, И.Ю. Попов, предложившие проводить обучение по магистерским специальностям в области математической физики, системного и прикладного программного обеспечения, компьютерной оптики, квантовой электроники и т. д. Вместе с тем поступает много предложений и от сотрудников других вузов и научно-исследовательских институтов, являющихся крупными специалистами международного класса в различных областях физики, информатики и математики. Имея широкую систему международных связей, они предлагают вести работу в сотрудничестве с ведущими европейскими и американскими университетами.

– И все же не очень понятно, куда пойдут работать будущие магистры, которые учатся сегодня на вашей кафедре?

– Уже начата предварительная работа со студентами, ориентированными на последующую научную деятельность в областях приложений фрактальной геометрии в физике и биофизике, обучаемых экспертных систем широкого применения, физики плазмы и т. д. Отметим, что при распределении студентов на магистерские специальности выдвигается жесткое условие обеспечения руководителем достойного места работы для будущего выпускника. В настоящее время кафедрой предпринимаются также шаги по организации системы связей с крупными западными корпорациями, заинтересованными в привлечении молодых специалистов экстра-класса для работы в своих российских и зарубежных филиалах.

– Известно, что в течение первых двух лет ваш образовательный проект проводился за счет материальных ресурсов кафедры «Компьютерные технологии». Каким образом планируется решать финансовые задачи в дальнейшем?

– Постановка учебного процесса на уровне, значительно превышающем существующий в российской высшей школе, требует больших финансовых затрат. Например, экспертные оценки показывают, что только для обеспечения полноценного учебного процесса по информатике необходимо иметь не менее 40 персональных компьютеров АТ-286, 386, 486 с достаточно разнообразным периферийным оборудованием. По мере развития ситуации в стране продвижение требует все больших усилий. Сейчас проводится работа по привлечению дополнительных источников финансирования учебного процесса. При этом кафедра рассчитывает на помощь руководителей магистратур, являющихся будущими потребителями выпускников бакалавриата, а также администрации института.

Представляется, что, объединив общие усилия ведущих кафедр, институт сможет внести свой вклад в решение задачи сохранения интеллектуального потенциала России.

Далее своими соображениями по поводу обсуждаемой проблемы делятся декан факультета ТМ и ВТ профессор О.Ф. Немолочнов и старший преподаватель кафедры иностранных языков И.В. Бояшева.

В свое время в нашем институте уже реализовывались идеи, близкие по содержанию к предложениям профессоров В.Н. Васильева и В.Г. Парфенова. В конце шестидесятых – начале семидесятых годов на факультете ТМ и ВТ, на кафедре вычислительной техники, возглавляемой в то время крупным ученым и организатором науки профессором С.А. Майоровым, осуществлялась подготовка одной группы студентов по специальности «инженер-математик». В эту группу набирались выпускники специализированных физико-математических школ, и учебный процесс в ней был поставлен на очень высоком уровне. О студентах тех групп до сих пор сохранились самые хорошие воспоминания у преподавателей кафедр вычислительной техники и прикладной математики.

Сейчас, когда прошло уже двадцать лет, можно сделать вполне определенный вывод о положительных итогах того давнего эксперимента, подтвержденных результатами профессиональной деятельности выпускников этой специальности. К сожалению, ранний уход из жизни главного «идеолога» эксперимента профессора Я.М. Цейтлина привел к ошибочному, на мой взгляд, решению об отказе от подготовки инженеров-математиков. Однако положительный потенциал, накопленный во время его проведения, не оказался потерянным. И мне представляется весьма символичным, что одним из авторов нового проекта является профессор В.Г. Парфенов, выпускник 1972 года кафедры вычислительной техники по специальности «инженер-математик», бывший аспирант С.А. Майорова, а кафедра «Компьютерные технологии» с начала этого учебного года вошла в состав факультета ТМ и ВТ.

Я познакомился с предложениями авторов представленного проекта два года назад и, имея в виду опыт проделанной работы, хочу отметить два обстоятельства. Во-первых, наряду с тщательной проработкой содержательной части проекта, его руководителям удалось обеспечить хороший уровень решения управленческих вопросов. Они сформировали достаточно эффективную организационную структуру, включающую, в частности, большое число внешних по отношению к нашему институту сотрудников. Во-вторых, мне представляется весьма привлекательным подход, при котором в процессе обучения обеспечивается сбалансированность в преподавании физики, математики и информатики, а также характер проводимых кафедрой «Компьютерные технологии» научных работ, лежащих на стыке этих дисциплин. У специалистов, получивших такое сбалансированное образование, большое будущее. Как декан я удовлетворен включением в состав факультета кафедры «Компьютерные технологии», имеющей в своем составе большое число квалифицированных специалистов в различных областях прикладной физики. Я считаю, что формирование (усиление) физического направления в учебной и научной работе факультета будет играть весьма важную роль в его будущем развитии.

Хочу пожелать успеха в начатом весьма нелегком деле.

О. Ф. НЕМОЛОЧНОВ, декан факультета ТМ и ВТ

---Я познакомилась с авторами и их проектом в начале прошлого учебного года, получив от них предложение вместе с преподавателями кафедры иностранных языков С.И. Катюхиной и Е.Б. Ярцевой принять участие в постановке курса английского языка. За полтора года мы получили большой опыт очень трудной, но интересной работы, который заслуживает отдельного подробного профессионального анализа. Сейчас я бы лишь хотела, воспользовавшись удобным случаем, указать в тезисной форме на ряд острейших проблем, требующих адекватных действий со стороны коллектива института.

В нашей стране хорошее знание специалистом английского языка всегда рассматривалось как его весьма большое дополнительное достоинство. В развитых странах такое знание является совершенно обыденной вещью, а во многих случаях и обязательным условием приема на работу.

Поэтому наш институт не сможет быть конкурентоспособным в самом ближайшем будущем, если в нем не будет достойно поставлено преподавание иностранных языков. Причем положение дел таково, что энергичные действия в этом направлении необходимо предпринимать в ближайшие полгода или даже несколько месяцев.

Авторами, на мой взгляд, правильно определен подход, при котором соответствующие учебно-методические материалы и приемы должны первоначально отрабатываться на специально сформированных одной–двух группах трудолюбивых студентов. Необходимо поставить эту задачу в институтском масштабе, создав соответствующую «команду» преподавателей и адекватную организационную структуру.

Работа преподавателей в группе, сформированной описанными методами, требует больших физических и нервных затрат. Насколько мне известно, это почувствовали не только преподаватели иностранного языка. С учетом необходимости проведения объемной дополнительной учебнометодической работы нагрузка преподавателя при том же объеме часов в действительности возрастает в несколько раз. И я боюсь, что при существующей системе оплаты труда преподавателя охотников принять участие в подготовке подобного курса может оказаться не так много. Кафедра «Компьютерные технологии» в рамках своих возможностей пытается решить этот вопрос. Но, опять-таки, без соответствующей помощи института ей такой груз будет не поднять.

В заключение хочу пожелать успеха всем участвующим в этом деле.

И.В. БОЯШЕВА, преподаватель иностранного языка кафедры КТ Газета «Кадры приборостроению», 17 ноября 1992 года Первый выпускник кафедры В 1991 году кафедра пополнилась также и единственным студентом четвертого курса. Им стал перешедший с кафедры теплофизики студент Евгений Степанов – будущий доктор физико-математических наук, профессор. На младших курсах он работал в студенческом научном обществе под руководством В.Г. Парфенова и занимался моделированием термооптических процессов в лазерах. Однако затем резко изменил направление работы, решив заняться «чистой» математикой. О рискованности такого решения его настойчиво предостерегал В.Г. Парфенов. Последний говорил о том, что в СанктПетербурге человек, не закончивший математико-механический факультет СПбГУ и, таким образом, не имеющий требуемой обязательной «родословной» для включения в число членов «касты» петербургской математической школы, не может рассчитывать даже на то, чтобы его результаты хотя бы приняли к рассмотрению и обсуждению в научных кругах. К счастью, опасения В.Г. Парфенова оказались напрасными. Е.О. Степанов, обучаясь на кафедре по индивидуальному плану, сумел сделать то, что казалось невероятным. Он не только довел уровень своего математического образования до стандартов, принятых на математических факультетах, но и, представив написанные им на шестом курсе научные работы, сумел поступить в аспирантуру одного из ведущих мировых математических центров Scuola Normale Superiore (Pisa, Italy).

В дальнейшем, работая в области математики и прикладной математики и овладев пятью языками, он шел от одного успеха к другому – защитил кандидатские диссертации в России и Италии, получил престижные европейские стипендии – Leonard Euler stipendium of the German Mathematical Society в 1995 году и ISSEP scholarships – в 1995 и 1996 годах, выиграл конкурс для иностранных ученых «Национальное достояние в Италии» и в возрасте тридцати пяти лет стал доктором наук в России.

Работая в Италии, он являлся одновременно и аспирантом нашего университета и внес большой вклад в подготовку известного сборника трудов студентов кафедры в области математики, изданного на английском языке [7]. Возвратившись в Россию в преддефолтный 1997 год, Евгений в критической ситуации, когда вследствие тяжелой экономической ситуации в вузах практически не осталось квалифицированных преподавателей и возникали проблемы просто с минимальным выполнением учебных планов, оказал большую поддержку учебному процессу: он поставил для четверокурсников дисциплину «Математическая логика», а для магистров-пятикурскников – две дисциплины, связанные с системами, основанными на взаимодействии распределенных сетевых объектов, и стандартом CORBA. По последним дисциплинам он организовал курсовой проект. В.Г. Парфенов до сих пор помнит, как при защите этих проектов Е.О. Степанов мог двумя–тремя вопросами показать претенденту на зачет несостоятельность представленного материала.

Попытка установления связи с международным компьютерным сообществом Со студентом Е.О. Степановым связана первая попытка установления связей с мировой компьютерной компанией с целью получения от нее техники и средств для подготовки студентов и развития кафедры. Евгений занимался компьютерной техникой и программированием, будучи еще школьником, в так называемом учебно-производственном комбинате. Такие комбинаты создавались в советское время специально для прохождения школьниками практики и получения соответствующих профессиональных навыков (например, девушек обучали секретарской работе на пишущей машинке, кройке, шитью и т.д.). После поступления в институт в связи с наступлением перестройки он смог установить связь со знаменитой в те времена компанией DEC путем вступления в специальное общество DECUS, которое компания организовала для специалистов, интересующихся ее технологиями. Члены этого общества получали из штаб-квартиры, расположенной в США, специальную техническую и учебную литературу, что по тем временам означало чуть ли не приобщение к мировому компьютерному сообществу. Надо сказать, что в советские времена компьютеры и технологии компании DEC были в значительной степени ориентированы на оборонные приложения, и в связи с этим их продажа в СССР была запрещена. Тем не менее, отдельные экземпляры этих компьютеров неведомыми путями ввозились, устанавливались в закрытых организациях и служили поводом для гордости сотрудников этих организаций, которую они испытывали, рассказывая проверенным знакомым, какой замечательной техникой обладают.

Весной 1992 года компания DEC решила провести дни своей компании в СанктПетербурге, и Евгений как член DECUS получил несколько приглашений. Презентации проходили в отеле «Санкт-Петербург», который по нынешним временам никак не котируется, а тогда являлся чуть ли не одним из лучших в городе. Желая сразу «взять быка за рога», В.Г. Парфенов и Е.О. Степанов подготовили обращение к компании DEC, которое усердно раздавали всем участвующим в презентации ее сотрудникам.

Do You Want to Win the First Place in Russian Computer Market?

The cheapest and the most effective way to do it is to seize the sympathy of young generation of Russian computer users! Greatest attention should be paid to the young fellows with supreme abilities

– the future elite of the Russian computer science. In a couple of years it will be exactly they whose opinion will become most signicant when taking decisions of buying a computer of this or that rm by the heads of our new companies. Their tastes will determine (or at least inuence greatly) the technical policy of Russia at the beginning of the next century. The Computer Technological Systems Dept. of the St. Petersburg Institute of Fine Mechanics and Optics and school No. 239, the best specialized school of St. Petersburg in the eld of computer applications and applied mathematics, suggest you to make it together by taking part in a specialized educational project (developed already during several years). Along with this project the selection of the most gifted teenagers is made for the purpose of their education in the institute with the special curriculum. The staff includes a number of high qualied professors and associate-professors, known scientists among them; the best equipment is provided for educational purposes. The students receive the most profound training in applied mathematics, applied and theoretical physics, electronics and optoelectronics, to say nothing of the foreign language (English).

The level of English language teaching makes it possible for all the students after the education to take international tests (like, say, TOEFL) and receive high scores. Without any doubt such students should receive the very best education also in the eld of computer sciences.

Today these juniors form the rst Russian generation to know computers from the very childhood.

Their use of personal computer strikes imagination of even experienced programmers! We are looking forward to hearing your proposals. For more information please contact the head of the Department at the address below.

HEAD OF THE DEPARTMENT: professor V.N. Vasiliev ADDRESS: Computer Technological Systems Dept., St. Petersburg Inst. of Fine Mech. & Opt., 14 Sablinskaya ul., St. Petersburg 197101, Russia.

PHONE: (812) 2388769, (812) 2327622 FAX: (812) 3157133 TELEX: 121408 INLAC INTERNET EMAIL: common@ipmo.spb.su В разговорах В.Г. Парфенов и Е.О. Степанов добавляли, что институт обладает прекрасными помещениями в четырехстах метрах от Петропавловской крепости. В результате кто-то из агитируемых сотрудников DEC даже согласился подъехать и посмотреть рекламируемые помещения, но какая-то накладка помешала это сделать. Под конец DEC пригласила всех присутствовавших на обед в ресторан. Презентации в совокупности с обедом (и это – в голодном 1992 году) создали, как потом сказал Е.О. Степанов, впечатление похода в развитый западный капиталистический мир, в котором тогда еще никто не побывал, и небольшого приобщения к его реалиям. Первый заход на сотрудничество с известной западной компанией окончился безрезультатно. Тогда преподаватели кафедры еще не знали, что такое сотрудничество в принципе невозможно, а все переговоры с представителями подобных компаний заканчиваются ничем.

Кстати, неудача в попытке установить связь с DEC оказалась в итоге не такой обидной. Спустя несколько лет компанию DEC купила компания COMPAQ, а затем последнюю купила HP, и в результате в настоящее время ни от имен, ни от технологий, ни от компьютеров DEC и COMPAQ не осталось и следа. Так что мы правильно не сделали ставку на бесперспективное направление.

Поворот к компьютерным сетям В начале девяностых годов через рухнувший железный занавес в нашу страну буквально хлынул поток современных компьютерной техники и информационных технологий, который сделал неконкурентоспособными большинство советских разработок. И в этой ситуации огромное значение имел правильный выбор основных направлений развития информационных технологий в России, который позволил бы нашей стране в тяжелейших экономических условиях того времени сконцентрировать на этих направлениях лучшие силы и «вскочить на подножку уходящего и набирающего скорость поезда» мировой компьютерной науки и индустрии. В.Н. Васильев, как показал дальнейший ход событий, справился с этой задачей. В 1991 году одним из первых в стране он заговорил о возможностях и перспективах развития Интернета и о том, что вскоре компьютер будет немыслим без сети. В то время подобные утверждения воспринимались, мягко говоря, неоднозначно и сравнивались с замыслами известного «кремлевского мечтателя».

Однако В.Н. Васильеву удалось найти союзников, и уже в 1994 году начала создаваться глобальная университетская компьютерная сеть RUNNet, которая позволила российским вузам и научно-исследовательским институтами без опоздания включиться в мировой процесс развития Интернета и сетевых технологий. Благодаря этому наше образование и наука не оказались в очередной раз в печальной роли «безнадежно догоняющих мировое сообщество».

Свою агитацию за сети и Интернет В.Н. Васильев впервые начал в 1992 году с родной кафедры и родного университета, где выступил с пионерской для того времени идеей о том, что в скором времени персональные компьютеры будут немыслимы без объединения в сети, и рассказами о ближайших захватывающих перспективах Интернета.

В тот момент во всем университете насчитывалось максимум три десятка компьютеров, из которых более половины приходилось на кафедру «Компьютерные технологии». На большинстве кафедр компьютеров не было вообще. И поэтому разговоры о локальных и тем более глобальных компьютерных сетях производили на профессорско-преподавательский состав вуза странное и неоднозначное, если не сказать больше, впечатление. На кафедре «Компьютерные технологии» эти идеи тоже поначалу не вызвали большого энтузиазма.

В.Г. Парфенов до сих пор вспоминает заседание кафедры, на котором обсуждался вопрос о построении ее локальной сети.

Как ни странно, против сетей были настроены именно сильные специалисты-компьютерщики:

– Владимир Глебович, компьютер называется пер-со-наль-ным. Вы понимаете?

Пер-со-наль-ным! У вашего компьютера винчестер на 40 Мбайт, вы за всю жизнь столько текстов не набьете. Все, что вам нужно для работы и жизни, на этом винчестере есть!

Но если вам этого мало, мы поставим вам с огромным запасом 80 Мбайт. Сидите за ним, работайте на благо кафедры, наслаждайтесь жизнью, не «заморачивайтесь» сетями и не мешайте специалистам, которые понимают в компьютерах много больше вас!

Вот такие слова были обращены к В.Г. Парфенову. Однако чутье и аналитические способности В.Н. Васильева в очередной раз не подвели его. Сделанная им «ставка» на развитие инженерных, исследовательских и образовательных работ в области компьютерных сетей оказалась более чем своевременной. Эти работы позволили кафедре сделать огромный рывок и занять лидирующие позиции в стране в области информационных технологий, принесли ей всероссийскую и даже, в известном смысле, международную известность, дали возможность подготовить группу молодых высококвалифицированных специалистов, которые в дальнейшем хорошо трудоустроились.

Первый сетевой проект кафедры В 1993 году Государственный комитет по высшему образованию России начал проект по поставке в нескольких десятков ведущих вузов локальных сетей, включающих десять компьютеров и сервер. Координатором этой программы был назначен В.Н. Васильев. При этом одна из основных проблем состояла в том, чтобы по возможности исключить ситуацию, когда поставленные в вуз одиннадцать компьютеров были бы просто разобраны по отдельным кафедрам и подразделениям.

Реализация этого проекта стала первой ступенькой перед началом работ по созданию российской глобальной информационной университетской компьютерной сети RUNNet, которые возглавил В.Н. Васильев, являвшийся и одним из основных авторов и инициаторов проекта.

О возникновении идеи и первых шагах реализации этого проекта хорошо рассказано самим В.Н. Васильевым в интервью газете «Поиск», посвященном 10-летнему юбилею RUNNet.

С чего начинался RUNNet?

Первый раз объединенные в сеть компьютеры я увидел в Западной Германии в 1988 году.

Но ни о каком выходе в Интернет в России и речи не шло, у нас и персональные компьютеры-то были еще в диковинку. А уж общающиеся между собой компьютеры вообще показались чудом.

Сейчас это, наверное, смешно слышать… Тогда же увиденная сеть из 20 компьютеров в одном здании поразила. И когда мы с коллегами вернулись в Питер, построили свою сеть в ЛИТМО: из трех машин! В 1991-м году в Финляндии во время одной из командировок первый раз услышал слова «Интернет», «протоколы TCP/IP». Потом эти загадочные словосочетания прозвучали и на какой-то конференции в Англии, и практически одновременно в разных странах начали говорить о возможностях сетей. Что делать – пришлось вникать, разбираться. Оказалось, что машины могут общаться не только в стенах одного здания, но и находясь в разных странах. Это казалось невероятным!

Тогда же, осенью 1991 года, я пришел на Люсиновскую улицу, в Министерство образования, с проектом объединения вузов в единую компьютерную сеть. Что и говорить, большинство смотрело на меня как на сумасшедшего. Первым из руководства заинтересовался и поверил в идею Александр Владимирович Суворинов, который посоветовал «выходить» на первого заместителя министра Александра Николаевича Тихонова. Александр Николаевич, как человек мудрый, предложил иной путь – «приучить» университеты работать с сетевыми технологиями, создать локальные вузовские сети: «На это деньги найдем!».

И деньги действительно выделили в рамках программы «Университеты России», и, начиная с 1993 года, пошли первые поставки оборудования. В вузы поставлялись комплекты из 10–20 компьютеров с серверами. Почти 100 университетов получили тогда эти «бонусы». Следующим шагом стало обучение работе с протоколами TCP/IP….

Очень хотелось, чтобы новая российская сеть передачи данных не уступала зарубежным аналогам. Начали изучать опыт Америки и наших северных соседей: они уже тогда располагали цифровой связью, а вот мы – увы… Выяснилось, что Минсвязи (Ростелеком) не имеет цифровой системы связи, за исключением отрезка Москва – Санкт-Петербург, основой которого были еще радиорелейные линии. Обратился в Государственный комитет гражданской обороны, думал: ну уж у них-то точно все должно быть на уровне. Увы… Для нас это был шок, потому что мы не планировали строить свои линии связи, а, как это было принято во всем мире, предполагали вести передачу данных по налаженной сети. Что делать?

Возвращаюсь в родное министерство, к столь опрометчиво поддержавшему нашу идею Александру Николаевичу Тихонову, и сообщаю, что теперь нам предстоит, видимо, строить еще и свои системы связи…. Тихонов тут же вспомнил русскую народную мудрость, мол, «дай с ноготок, запросит с локоток», и поинтересовался, а не придется ли потом Минобразованию еще и спутники свои запускать или ракеты строить.

Чувствовал я себя в тот момент, конечно, страшно неловко: получается, представил проект, а риски до конца не просчитал. Александр Николаевич предложил еще раз все внимательно обдумать, прикинуть, во что могут обойтись работы по налаживанию межуниверситетской компьютерной связи. Посчитали и поняли, что оптоволоконные линии связи не для нас – дорого. И потому выбрали спутниковую систему связи.

Но многие тогда в образовательном сообществе отнеслись к идее создания подобной сети весьма скептически, считая это пустыми разговорами. Мол, у нас еще и телефонная-то связь плохо работает, а вы тут говорите о каких-то компьютерах, электронной почте, передаче данных, да еще собираетесь все это использовать в учебном процессе… Фантазеры!...

Но процесс пошел, и к концу 1994 года в сети уже работало 6 узлов, обеспечивающих внутрироссийскую связность с международным каналом аж в 64 кбит/с.

Газета «Поиск». № 8 (770). 27 февраля 2004 г.

В комплексе работ по построению RUNNet и информационному наполнению сети участвовали десятки вузов и научных учреждений России. Работы проводились в сотрудничестве с организациями РАН при поддержке Министерства науки и технической политики. Основой RUNNet являлась опорная сеть, обеспечивающая магистральную связь между всеми основными экономическими регионами России.

При создании сети RUNNet возникла уникальная ситуация «старта с нулевого уровня», когда в стране практически отсутствовали специалисты с опытом построения глобальных сетей, и открывались огромные возможности для молодежи принять участие в уникальных пионерских проектах. Надо сказать, что далеко не все в нашем университете и в других петербургских университетах понимали особенности и уникальность сложившейся ситуации.

Многие говорили примерно следующее:

– У Васильева на кафедре есть единственный специалист, получивший базовое образование в области вычислительной техники – это В.Г. Парфенов. Он все-таки закончил кафедру вычислительной техники ЛИТМО. Но и он в этой области по существу уже двадцать лет фактически не работает, являясь специалистом по математическому моделированию. Остальные сотрудники В.Н. Васильева – это физики, специалисты в области вычислительной математики, оптики, механики сплошных сред и т.д. В вычислительной технике они специалисты «никакие». Совершенно непонятно, как с таким коллективом В.Н. Васильев собирается строить российскую глобальную компьютерную сеть. Это просто какая-то авантюра. Вместе с тем есть много уважаемых солидных специалистов в области вычислительной техники, которым эта работа не предлагается.

Однако и В.Н. Васильев, и В.Г. Парфенов понимали, что хлынувшие после падения «железного занавеса» в Россию современные компьютерные технологии и компьютерная техника, которые сами по себе находились в состоянии взрывообразного развития, в значительной степени «обесценили» компетенции опытных «советских» компьютерщиков.

Ставку надо было делать на молодых, способных и амбициозных молодых людей, которым было легче начинать работу над огромным проектом с «чистого листа».

Технические работы по проекту RUNNet возглавили бывшие дипломники В.Н. Васильева, недавние выпускники кафедры теплофизики ЛИТМО Юрий Гугель и Андрей Робачевский, в команды которых вошли студенты первого набора кафедры Михаил Бабушкин (ныне президент и генеральный директор одной из ведущих российских компаний-разработчиков программного обеспечения DevExperts), Сергей Иваненко, Виталий Коростелев, Кирилл Максимов и Александр Танаев. Заместителем В.Н. Васильева стал его бывший дипломник и аспирант С.Э. Хоружников (ныне декан факультета инфокоммуникационных технологий).

Старт работ по созданию RUNNet В 1993/94 учебном году пошел третий год шоковой терапии, но какой-либо «свет в конце туннеля» не просматривался. Более того, становилось ясно, что специалисты задуманного в 1990 году профиля вряд ли будут востребованы в складывающейся в России экономической ситуации. Ее хорошо характеризует заключительная часть новогоднего поздравления В.Г. Парфенова, обращенного к студентам и опубликованного в начале января 1994 года в газете «Кадры приборостроению»: «С пожеланием мне хочется обратиться к студентам-выпускникам. Они в самом бедственном положении. Все закрыто.

Неизвестно, куда им идти и что делать. И все же пожелаю им удачи!». Вот такая «замечательная» обстановка была в стране! Направление, связанное с компьютерными сетями, сулило появление новых рабочих мест, которые могли бы занять выпускники кафедры.

При создании RUNNet огромная ответственность, психологические и физические нагрузки легли на В.Н. Васильева, который беспрерывно курсировал между Москвой и Санкт-Петербургом, одновременно постоянно выезжая в регионы для распутывания постоянно возникающих критических ситуаций. Режим работы В.Н. Васильева в эти годы частично описан в статье, опубликованной в 1994 году в газете «Поиск».

Первый спрос «потерянных» – с себя Хорошо, что между Санкт-Петербургом и Москвой – ночь пути. Ни больше, ни меньше. Это значит, два раза в неделю первый проректор Института точной механики и оптики имеет шанс выспаться в поезде по дороге в столицу и обратно. По крайней мере, уже потому, что в вагоне телефона нет и не всякий раз в попутчиках – коллеги. В Петербурге же, хоть и семья дома ждет, он, я бы сказала, себе не принадлежит. Не принадлежит даже своему вузу или волоконной оптике, по которой защищал докторскую диссертацию. Почему? Да потому, что с помощью той самой оптики, того же самого ИТМО ухитрился увидеть будущее и стал служить ему так, как умеют только одержимые.

Ну, а теперь от патетики к практике: Владимир Николаевич пришел в Санкт-Петербургский институт точной механики и оптики, когда в сокращенном варианте он еще назывался ЛИТМО, в 1983 году. Устроился старшим научным сотрудником, потом стал доцентом на кафедре теплофизики. В 88-м защитил докторскую, тематика которой резко отличалась от всего того, чем раньше занимался: оставив гидродинамику, начал решать проблемы, связанные с оптическими элементами. В 91-м организовал кафедру «Компьютерные технологии». В декабре 93-го на двери его рабочего кабинета появилась табличка «Первый проректор».

Последние года полтора частые приезды Васильева в Москву связаны с работой по программе «Университеты России», где благодаря его инициативе и поддержке Главного управления научных исследований Госкомвуза РФ появился проект, ориентированный на продвижение современных компьютерных технологий в высшее образование. Глубина проработки и масштаб поставленных задач позволили недавно сделать проект самостоятельным научным направлением, а начало его реализации активно приближает создание в России единого информационного вузовского пространства (см. «Поиск» №№ 6 и 11, 1994 г.) Осуществляют задуманное специалисты разных вузов страны, но немалые хлопоты достаются сотрудникам ИТМО. Некоторым это оказалось не по возрасту, другим не по душе, но в целом, на мой взгляд, проект сей – точно тест на жизнестойкость коллектива. Он заставляет вуз сворачивать с глубоко наезженной колеи и едва ли не по буеракам двигаться к новой цели.

– Вы готовы к тому, что, спровоцировав институт расстаться с узкой специализацией, весь груз дальнейшей ответственности за его судьбу вам придется брать на собственные плечи? – спрашиваю Васильева.

– Да он уже сейчас там, – смеется он в ответ на мое «пророчество». – Узкая специализация хороша до определенного предела. Да, она помогла ЛИТМО достичь успехов. Мы гордились тем, что Россия выпускает оптиков столько, сколько не выпускают Америка, Германия, Англия и Франция, вместе взятые. 60 процентов этих кадров готовили здесь, но монополизм – предтеча стагнации. Конечно, оптики и точные механики – наше коронное, но сосредоточиваться и дальше на таких узких сегментах развития науки нельзя. XXI век будет веком информации. Оптика там потребуется как средство для ее передачи, но точность, чистота и возможность передачи звука, изображения – все связано с цифрой, c компьютерами. И связано уже сегодня.

Хорошо, что Госкомвуз не «зевнул» это, а стал заниматься, курировать, субсидировать развитие информационных сетей высшей школы. Там поняли, что НЕСОЗДАНИЕ всероссийской межвузовской информационной структуры с выходом на международные сети придется оплачивать гораздо большей ответственностью, чем риск отхода ИТМО от узкой специализации. Ибо отсутствие компьютерной глобальной сети обернется провисанием каждого ее возможного узла

– каждого вуза, скатыванием его в сторону от троп развития цивилизации.

А если натянем информационную сеть, то сначала она нас удержит на приемлемом уровне, а потом и потащит всех наверх. Потому что, располагая информацией, что, где делается, можно сравнивать, а значит, вольно или невольно конкурировать, тянуться к образцам. Сеть станет опорой и студентам, и преподавателям, проигравших не будет. Точнее, в проигрыше останется тот, кто не подключится к межвузовской глобальной сети.

– То, что вы предлагаете сделать в масштабе страны, заставит вас сначала из своего института сформировать иное подразделение – некую серьезную фирму. Когда вуз не просто распространяет знание, но еще поставляет инструмент, с помощью которого это знание можно дополнять, добывать новое, тиражировать... Вы представляете объем забот?

– Не хотел об этом говорить, но вы угадали: к концу 1994 – началу 1995 года мы придем к созданию акционерного общества (АО) или ассоциации структур, работающих в области информационных технологий в системе Госкомвуза. Региональные университеты в этой ассоциации будут выполнять роль кластеров, накапливающих, собирающих, как в гроздья, биты информации.

Из всего этого в конце концов и сформируется АО или ассоциация информационного обмена, ну а дальше придет черед создавать АО информационных дорог – тех самых трафиков, которых пока так не хватает и управление которыми сегодня столь разобщено.

– Такой сложности бизнес требует работников определенной квалификации. У вас есть команда?

– Есть. Но ее состав, как все в науке, подчиняется законам Паркинсона, самый простой из которых звучит как корень квадратный. То есть число хороших статей, например, которые может человек написать, равно корню квадратному из общего числа написанных им статей. То есть, З из 10 или 25 из 625. Точно так же можно говорить и о людях. Увеличение числа работающих не приводит к резкому повышению эффективности работы. То или иное дело в любой научной организации могут тянуть десять человек.

Поэтому команда у нас небольшая, буквально по головам можно пересчитать, в основном это коллеги с моей кафедры «Компьютерные технологии». Первым проректором-то стал недавно, сто дней прошло – я их считаю. Успехов особых нет, но оживление некое в вузе наблюдается.

Но не более того: ни одного камушка в фундаменте мне не удалось пошевелить. Так, просто ветер пошуршал вокруг нашего могучего здания...

– А что, намерены раскачать основы?

– Основы представления, что должен для себя сам делать вузовский коллектив, а что не должен. Сегодня больной для вуза вопрос – денежный. Надеяться только на государственный бюджет не приходится. А занять свою нишу в годы перестройки многие вузы Москвы и СанктПетербурга не сумели, оттого и сложности...

– Мне кажется, сложность в том, что приоритеты в обществе сменились.

– Вы хотите сказать, что в народе слабеет тяга к знаниям? Но посмотрите, сколько открылось курсов, классов, всяких учебных заведений вне системы высшей школы. Они существуют благодаря коммерческим, совместным предприятиям. Всем разом потребовались знания языков, юриспруденции, экономики, психологии. И более поворотливые, чем высшая школа, постарались эти знания дать, а взамен взять деньги. Разве эту нишу не могла занять высшая школа? Могла, но мы не привыкли держать ответ за полученные дотации. Пусть невеликие. Не привыкли думать о собственном бюджете, искать, чем его можно увеличить.

Пора, наконец, признать: мы не выживем, если буквально каждый сотрудник, каждый преподаватель не будет думать, как вузовскому делу выжить даже при условии резкого падения финансирования. Думать должны все, а зарабатывать надо стараться только на одном: услугах интеллектуального плана. Образовательных и консультативных.

– Но ведь выпускников многих вузов не хотят покупать, хотя, судя по вашим словам, это дорогой товар...

– Когда ругают высшую школу, что она готовит плохих специалистов, мне хочется возразить:

да мы их и не готовим. Образование – это не состояние, это процесс. А специалист – тот, кто попробовал себя в деле и доказал, что у него оно получается. Мы готовим не специалистов, а людей с образованием. Некоторые потом смогут создать свои фирмы, вести свое дело, работать в серьезных коммерческих структуpax. Почему бы на первых порах нам их не поддержать, заключив договор, что потом, встав на ноги, эти выпускники (вероятно, постдипломных структур) должны отдавать какой-то процент своих доходов тому вузу, который их подготовил к самостоятельному предпринимательству. Поддержки можно искать только у состоятельных людей, ибо добрым, по определению, бывает только богатый, имеющий в достатке это добро, человек.

Естественно, из любого правила есть исключения, но главное сегодня – изменить свою пассивную выжидательную позицию: мол, пусть сначала в государстве все наладят... Во мне тоже это есть, как во всех нас. Я даже скажу жестче, чем Юрий Афанасьев на головном совете в Ульяновске, где он заявил, что его поколение российских гуманитариев и следующее за ним – для науки потерянные поколения. От них, мол, ничего нового ждать нельзя. Ибо для того, чтобы сделать действительно новое, нужен иной менталитет. Скажу, что я себя считаю потерянным человеком... Потому что мне не хватает активности, идущей от мироощущения, от психологии, а не от необходимости действовать под давлением обстоятельств. Зная это, отдавая себе отчет, я постоянно себя подталкиваю: иди, ищи, думай, как сделать жизнь вуза достойной его предназначения.

И другого выхода нет. Сегодня у каждого должен быть первый спрос – с себя.

Газета «Поиск», 15-21 апреля 1994 года Третий студенческий набор При организации третьего набора на кафедру в 1992/93 учебном году для перспективных кандидатов были впервые организованы специальные занятия по информатике и программированию, которые в дальнейшем стали традиционными. Эта ноВ.Г. Парфенов и Денис Кисловский – первый в истории кафедры медалист Международной олимпиады школьников, поступивший на первый курс.

Вход в университет еще не построен...

вая организация приема дала отличные результаты. Третий набор 1993 года был отмечен приемом группы исключительно сильных ребят из первого класса 239 школы, в которую вошли Андрей Здоровцев, Антон Лиходедов, Дмитрий Ильченко, Игорь Середа, Роман Горбовцев, Дмитрий Финкельштейн, Илья Шавлюк, Денис Кисловский (серебряный медалист Международной олимпиады школьников по физике). Из 566 школы пришли Илья Демин, Даниил Кирсанов, из Аничкова лицея – Михаил Згурский, из 470 школы – Дмитрий Молев и Алексей Васильев (в 1998 году Алексей «приведет» на кафедру ее будущего профессора А.А. Шалыто), из 30 школы – Борис Бердников, Петр Лисовин и Николай Лухт. Группа выпускников 239 школы составила ядро творческого коллектива, создавшего впоследствии в 1996 году под руководством доцента Н.Ю. Додонова и будущего профессора Е.О. Степанова упомянутый выше сборник научных работ студентов кафедры «Компьютерные технологии» в области математического анализа на английском языке [7]. Сейчас, по прошествии пятнадцати лет, этот сборник производит на многих современных студентов примерно такое же впечатление, какое производили произведения великих античных авторов на племена, завоевавшие Римскую империю в пятом веке нашей эры.

Во многом благодаря студентам набора 1993 года в апреле 1994 года сборная университета впервые выиграла первое место на студенческой олимпиаде Санкт-Петербурга по математике, оставив сборную Политехнического университета на втором.

Первая публикация о кафедре в центральной прессе В июле 1993 года В.Г. Парфенов зашел в редакцию главной газеты СанктПетербурга «Санкт-Петербургские ведомости», чтобы предложить заметку о поступившем на кафедру медалисте Международной олимпиады школьников по физике Денисе Кисловском. Там он познакомился с корреспондентом Владимиром Хозиковым, который, правда, в то время был еще студентом. Они разговорились, и В.Г. Парфенов рассказал о развиваемом на кафедре образовательном проекте. В результате этого разговора через две недели в августе 1993 года в «Санкт-Петербургских ведомостях» была опубликована написанная Владимиром Хозиковым первая статья об образовательном проекте кафедры «Компьютерные технологии».

Интеллектуальная элита по отечественной технологии Петербургскими специалистами разработана уникальная программа высшего образования для одаренных детей.

На страницах «Ведомостей» мы уже не раз писали о критическом состоянии российской науки, эмиграции молодых ученых, откровенном грабеже передовых достижений. Но сегодня речь не об этом. Речь об очень интересном эксперименте, цепь которого – возвращение российской фундаментальной науке стремительно утрачиваемого мирового лидерства.

Опыт, о котором хочется рассказать, пока не имеет значительных результатов. Ему всего три года, и нелепо ждать результатов, точно так же, как нелепо искать плоды на едва посаженном дереве. Но есть уже первые, заслуживающие внимания сдвиги.

Воспитать научную элиту – вот какой целью руководствовались сотрудники СанктПетербургского университета информатики и оптики (бывший ЛИТМО), создавая программу «Интеллектуальные технологии». Не будем бояться звучного слова – «элита». Под ней подразумеваются не накачанные громилы с неизвестно откуда взявшимися пачками денег, а сегодняшние школьники и студенты, которым через несколько лет предстоит решать судьбу нашей науки.

Не громко ли сказано? – спросит кто-то. Нет, и в этом легко убедиться. Небольшой пример:

обычный студент-отличник, попади он в эту «привилегированную» группу, очень скоро запросится назад или получит нервное расстройство. Потому что главная привилегия здесь – работа, да в таком объеме, который немыслим для большинства учащихся. Точно так же, как и спортсменлюбитель не выдержал бы и недели тренировок на уровне национальной сборной.

Так какая же она, научная элита? Оправдано ли то повышенное внимание, которое уделяют в ведущих странах мира одаренным школьникам? Что ждут от них и как готовят?

Начнем по порядку. Речь идет о специалистах, совмещающих передовые теоретические знания, умение переносить их на производственный уровень и способность определять рыночную конъюнктуру научных разработок. Очевидно, что усвоить весь комплекс необходимых для этого знаний не под силу простому человеку. Поэтому поиск «кандидатов в лидеры» начинается более чем за год до института. Путем сложных испытаний и многочасовых занятий с ведущими преподавателями города из почти ста одиннадцатиклассников отбираются те 25–30 человек, которые будут зачислены в бакалаврскую группу «Прикладная математика и информатика».

Кстати, победители международной физической олимпиады, Денис Чигирев и Денис Кисловский, проходили подготовку в рамках программы «Интеллектуальные технологии».

Дальнейшие годы будут посвящены упорной работе, на подробное описание которой здесь попросту не хватит места. Но достаточно сказать, что только на первом 3–4-летнем этапе обучения каждый студент элитной группы должен усвоить материалы трех пятилетних вузовских курсов по математике, физике и информатике. Опыт первых лет работы проекта показывает: напряжение выдерживают далеко не все даже из нескольких десятков выпускников лучших физикоматематических школ Петербурга.

Ну, а что дальше? Не окажутся ли колоссальные умственные усилия потраченными впустую? Создатели проекта уверены однозначно, что нет, не будут. В любом случае это было бы слишком расточительно. Поэтому по окончании студентами бакалаврского цикла им предстоит пройти магистерскую подготовку. Студентов будут распределять между высококвалифицированными преподавателями маленькими группами – от одного до трех человек – по широкому кругу специальностей. Набор последних будет меняться под влиянием рыночной ситуации. Одним из важнейших условий появления специальности является гарантированное трудоустройство специалиста. На сегодняшний день система в России аналогов не имеет.

Естественно, что успешная работа проекта возможна только во взаимодействии с иностранными партнерами. Наши предприятия пока не только не имеют опыта подобной работы, но и во многом не способны эффективно использовать специалистов высшего класса. Поэтому кафедра «Компьютерные технологии» университета, при которой занимаются одаренные ребята, создает систему связей с крупными зарубежными корпорациями, ищущими молодых специалистов для своих зарубежных и российских филиалов.

– Долгая стажировка за границей необходима, – считает руководитель проекта «Интеллектуальные технологии», доктор технических наук, профессор В.Г. Парфенов.

Иначе останется неосуществленной одна из наших главных задач – интеграция российской системы образования в международную систему подготовки кадров. Но, поработав и получив признание, молодой ученый должен вернуться. Ибо конечная цель его воспитания – руководство развитием российской науки, – уверен Владимир Глебович.

Кстати, по его мнению, нелепо уповать на то, что фундаментальные исследования могут еще долго просуществовать на прежних ноу-хау, якобы пылящихся во множестве на каждой вузовской кафедре. В основе любого дела находятся люди, а в России сейчас очень немногие знают, что, когда и как нужно разрабатывать, и немного способных разработать, а после еще и заинтересовать покупателя. Таких работников, обладающих к тому же хорошими организаторскими способностями, еще надо создавать.

Что ж, не со всеми выводами профессора Парфенова можно согласиться, но в главном он, несомненно, прав. Уже не раз мы теряли выгодные предложения из-за отсутствия по-настоящему компетентных людей, ориентирующихся во всех вопросах научно-технических разработок и их реализации. Пройдет еще немало лет, прежде чем скажутся достижения тех, кто сегодня обучается по программе «Интеллектуальные технологии». Но в этом выражен смысл понятия «фундаментальная наука». «Фундаментальная» – означает крепкая, на века, не приемлющая мелочной суетливости временщичества. А уж в руководстве ею – тем более.

Владимир Хозиков Газета «Санкт-Петербургские ведомости», 10 августа 1993 года Первые связи с зарубежными вузами В приведенной статье говорилось, в частности, о необходимости зарубежных стажировок. И кафедра стала уделять этому вопросу большое внимание уже в ранний период своего существования. В конце восьмидесятых годов во время работы В.Н. Васильева в организованной им компании в Германии он установил контакты с Высшей технической школой Висбадена, ректор которой занимал пост вице-президента союза ректоров Германии. У В.Н. Васильева возникла идея о проведении совместного российскогерманского образовательного проекта, в ходе которого российские студенты выполняли бы бакалаврские и магистерские работы под руководством немецких профессоров и защищали их как в нашем университете, так и в Германии. Для реализации этого проекта части студентов кафедры стал преподаваться второй язык – немецкий, и преподаватель этого языка доцент Л.И. Черненко стала осуществлять связи с немецкой стороной.

В частности, студенты кафедры ездили на практику в Германию, что по тем временам было совершенно неординарным делом. В результате студенту первого набора Денису Шейниховичу удалось даже защитить диплом в Высшей технической школе Висбадена.

Первый программистский набор. На кафедру поступил Р.А. Елизаров Четвертый набор проходил в 1994 году, который стал знаковым для кафедры по нескольким причинам.

На кафедру впервые поступил абитуриент, обладающий выдающимися способностями и достижениями именно в области программирования, которое в дальнейшем стало основным полем деятельности кафедры и ее своеобразной визитной карточкой. Этим студентом стал выпускник 30 школы Роман Елизаров, который в том году занял третье место на Международной олимпиаде школьников по информатике, проходившей уже после его поступления в наш вуз. В.Г.

Парфенов до сих пор помнит, как солнечным летним днем приехавший из Стокгольма, где проходила олимпиада, Роман на вопрос о результатах выступления ответил:

– Третье место.

– В мире?! – воскликнул потрясенный В.Г. Парфенов.

– В мире, – скромно подтвердил Роман.

О Романе Елизарове следует сказать особо. По своему значению для кафедры его поступление можно сравнить, пожалуй, только с поступлением в 1998 году Андрея Станкевича. Роман сразу перевел наш университет в высшую лигу российского и мирового олимпиадного программирования. Он возглавил команду нашего университета, которые первая из российских команд выиграла полуфинальные региональные соревнования и стала первым чемпионом России по программированию. Велик его вклад и в организацию полуфинальных соревнований во все последующие годы.

Роман проявил себя «настоящим бойцом» при проведении Вторых полуфинальных соревнований Северо-Восточного Европейского региона, когда сложилась абсолютно критическая ситуация. В августе 1997 года уехал в США на работу в Microsoft А.А. Суханов, и в России, по существу, не осталось взрослых людей, которые владели бы технологиями проведения этих соревнований. Вся надежда была на студента четвертого (!) курса Романа Елизарова. И надо сказать, что Роман с честью оправдал эти надежды. Об этом будет сказано ниже в статье, посвященной Вторым полуфинальным соревнованиям.

С 1997 года и по настоящее время Роман возглавляет сложнейшую работу в качестве председателя жюри полуфинальных соревнований, требующую, кроме блестящего знания программирования, навыков работы и авторитета, позволяющих организовывать деятельность большого числа талантливых специалистов с далеко не самыми простыми характерами. В 2004 году выдающийся вклад Романа Елизарова в развитие российского олимпиадного программирования был отмечен Премией Президента Российской Федерации в области образования.

В 2000 году выпускники кафедры Михаил Бабушкин, Роман Елизаров, Артем Козырев и Станислав Столяр создали одну из крупнейших российских компаний-разработчиков программного обеспечения DevExperts. В настоящее время в компании работают более 400 сотрудников, в том числе соратник Романа по команде Денис Кисловский, золотые призеры чемпионата мира 1999 года Александр Волков и Владимир Левкин.

Несмотря на большую занятость Романа в компании, он все годы уделяет большое внимание полуфинальным соревнованиям, а также читает на кафедре курс «Параллельное программирование». В 2011 году Роман возглавил организационный комитет по проведению финала Чемпионата мира 2013 года в Санкт-Петербурге. Важно, что, несмотря на свои выдающиеся достижения, он остается простым и приятным в общении человеком без всяких проявлений звездной болезни.

В декабре 1994 года в газете «Невское время» было опубликовано интервью с Романом, которое дает некоторое представление о реалиях того времени.

Из жизни неизвестной звезды И все-таки мы, россияне, загадочный народ. Тех, кто сильнее да краше всех, – ценим, бережем. На спортсменов, на конкурсы красавиц даже в трудную годину денег не жалеем. А вот про тех, кто, извините, умнее всех – почему-то забываем. Хотя есть еще кем гордиться, на кого надеяться, куда деньги вкладывать с гарантией больших дивидендов.

Уверена, многие петербуржцы и не догадываются о том, что прошедшим летом российская команда заняла первое место на VI Международной олимпиаде по информатике среди школьников. Соревновались 189 человек из 51 страны Азии, Америки, Африки и Европы. Впереди всех

– четверо наших ребят. Двое – из Петербурга. Кстати говоря, родной город постоянно «поставляет» в олимпийскую команду школьников-интеллектуалов как минимум половину состава. А проживает на берегах Невы, между прочим, всего лишь 5 процентов населения России.

Одним из тех, кто получил в Швеции золотую медаль, был Роман Елизаров. Сейчас 17-летний программист учится в Университете точной механики и оптики на отделении, созданном специально для одаренных студентов.

– Роман, помнишь золотую рыбку из сказки? Если бы она сейчас тебе в руки попалась, что бы попросил?

– Мне страшно нужен дома компьютер. А больше... Больше особо ничего. Сейчас моя цель

– купить компьютер.

– А какой ты хочешь? И сколько он стоит?

– Мне нужен 486-й. Если покупать по частям и собирать самому, можно обойтись тысячей долларов. Семьсот пятьдесят у меня в мае будет, я стал Соросовским стипендиатом.

– А какое место деньги занимают в твоей жизни?

– Я ценю деньги, но они в жизни не самоцель. Хотя зарабатывать собираюсь прилично.

Отчасти для этого компьютер и нужен. Я вообще почти все время думаю о программировании...

– А на чтение, на художественную литературу времени хватает?

– Я читаю в основном по специальности. Иногда – фантастику и детективы. Читаю быстро, родители говорят, что «глотаю книги».

Правда, должен признаться, что пишу с ошибками. Почти фатально неграмотен.

– Тебя это не угнетает?

– Нет. Я понимаю, что надо заниматься. Но пока не до того.

– Роман, тебе не мешает то, что на вашем отделении практически нет девушек?

– Понимаете, я пока к женщинам отношусь рационально. Мне, конечно, нравятся красивые и умные. Но сейчас моя задача – хорошо обучиться и начать работать. А там посмотрим...

– Скажи, ты никогда не хотел уехать из России? Учиться, работать за рубежом...

– 2–3 года назад очень хотел. Я тогда первый раз побывал за границей. Хорошо там. И меня приглашали учиться, например, в Америку. Я думал над этим, но решил остаться. Почему? Точно не могу сформулировать. Мне кажется, что через некоторое время в России можно будет хорошо жить. Хотя я стараюсь никаких особых планов на будущее не строить. Придет время – посмотрим. Это, знаете ли, моя философия.

Немного подробностей из частной жизни звезды. Называю Романа «звездой» безо всякого юмора. Он в своей области – один из лучших в мире (занял третье место в абсолютном зачете на Международной олимпиаде). Живет с родителями в одной комнате в коммунальной квартире. Отец – научный работник, пишет докторскую. Мать – геолог, оставшись без места, работает сейчас сестрой-хозяйкой. Есть еще кот Тимофей, которого очень любит 17-летний программист.

На отделении прикладной математики и физики Университета точной механики и оптики учатся только одаренные в области точных наук ребята. Разработана целая система их отбора.

Статистика позволяет утверждать (пусть с некоторой погрешностью), что ежегодно школы заканчивают около ста таких выпускников. А таких, как Роман – единицы. Это – наша интеллектуальная элита...

Методики, подход к обучению вундеркиндов стали предметом мирового интереса. Обо всем этом мы непременно расскажем на страницах «Невского времени» в будущем году. А напоследок заметим, что около месяца назад шестерых вундеркиндов, прославивших Россию на международных Олимпиадах, принимал Анатолий Собчак. Пора правительству Петербурга обратить внимание на проблему финансирования отделения для одаренных. А то наши педагоги только из Америки получают письменные благодарности от помощника президента по науке за воспитание учеников, проживающих ныне в США...

Ева Василевская Газета «Невское время», 31 декабря 1994 года Отметим, что в эти тяжелые годы много способных российских программистов и научных работников в области теоретической информатики покинули Россию. В результате петербургские олимпиады школьников по информатике стал проводить выпускник 470 школы 1991 года Антон Суханов. В ранге второкурсника матмеха он тренировал десятиклассника Елизарова, а на третьем курсе продолжил заниматься уже с одиннадцатиклассником Елизаровым, а также и со всей сборной школьников России того времени.

Вместе с Романом на кафедру поступил второй воспитанник Суханова, получивший диплом второй степени на Всероссийской олимпиаде по информатике, Александр Аникин, учившийся с Елизаровым в одном классе 30 школы.

В этом же году на кафедру поступили еще два выпускника 30 школы – будущие доктора наук Павел Белов и Юрий Шполянский, защитившие в 2010 году свои диссертации.

Павел сразу получил известность как смелый физик-экспериментатор, поставив в своей квартире опыты по исследованию изменений скорости растворения гвоздя в соляной кислоте под влиянием внешнего магнитного поля. Вообще прием 1994 года, как и прием 1993 года, был чрезвычайно сильным, хотелось бы отметить Юрия Аксенова, упомянутого выше Александра Волкова, Сергея Егорова, Михаила Кондратьева, Михаила Косякова, Михаила Матвеева, Александра Орлова, Максима Богданова, Романа Жукова, Владимира Замятина и многих других.

В начале 1993 года на кафедру пришел кандидат технических наук И.П. Гуров (в настоящее время – доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой «Компьютерная фотоника и видеоинформатика» на факультете фотоники и оптоинформатики). С 1995 года по 2004 год он вел на кафедре для студентов четвертого курса двухсеместровую дисциплину «Основы теории информации и передачи сигналов», включавшую лекции, лабораторные работы, выполняемые на специально приобретенном оборудовании израильской компании ОRТ, и курсовую работу. Эту дисциплину хорошо запомнили многие студенты кафедры, поскольку под руководством И.П. Гурова было выполнено более четырех десятков выпускных бакалаврских и магистерских работ, а пять выпускников кафедры успешно защитили кандидатские диссертации.

Весной этого года доцент кафедры ВТ (ныне – доктор технических наук, профессор кафедры ВТ и генеральный директор компании «ЛМТ») А.Е. Платунов начал читать курс «Компьютерные информационно-управляющие системы», посвященный разработке встроенных систем, и поставил соответствующий курсовой проект. Основоположник направления, связанного с базами данных, в нашем университете, профессор кафедры ВТ В.В. Кириллов начал вести дисциплину «Базы данных», включающую курсовой проект.

Команда университета начинает свой путь в чемпионате мира по программированию Осень 1994 года ознаменовалась приходом в Россию олимпиад АСМ. В сентябре на кафедру буквально «ворвался» Антон Суханов, размахивая плохо пропечатанной факсовой лентой, на которой никому из нас не известная организация АСМ приглашала российских студентов в Бухарест на какую-то студенческую олимпиаду по программированию.

– Владимир Глебович! – темпераментно рисовал радужные перспективы Антон. – Собираем суперкоманду из Елизарова, Кисловского и Аникина и всех в мире сметаем. И помните, – мотивировал он, – у нас в России, если вы ничего не выигрываете, то вам ничего и не дают (имелось в виду – для работы со способными ребятами).

По ходу дела выяснилось, что у Аникина нет иностранного паспорта, и вместо него в итоге поехал очень сильный второкурсник Игорь Середа. Главная проблема заключалась в том, что в этот момент на счетах вуза отсутствовали какие-либо деньги. Их не было не то что на поездку, а даже и на зарплату преподавателям. Тем не менее, ректор

Геннадий Иванович Новиков сказал запомнившиеся В.Г. Парфенову слова:

– Слушай (Новиков хорошо знал Парфенова еще со времен его студенческоаспирантского периода жизни, читал ему курс «Архитектура ЭВМ», принимал экзамены и поэтому обращался на «ты»), денег нет и не предвидится. Но если случайно придет какая-то небольшая сумма, то обещаю оплатить билеты студентам, поскольку ничего существенного для ЛИТМО за эту сумму сделать не удастся, а так, может быть, кто знает, из этой олимпиады что-то полезное когда-нибудь и получится для вуза.

Прошло семнадцать лет, и теперь можно определенно сказать, что Геннадий Иванович не ошибся.

Пошла последняя неделя перед отъездом, крайним сроком которого являлся вечер пятницы, но деньги все не поступали. И, наконец, утром в пятницу на счете вуза появилась небольшая сумма, и Роман Елизаров помчался в билетную кассу за счетом. Так мы стартовали в этой гонке, которая в режиме нон-стоп (осенние сборы – тренировки – четвертьфинал – тренировки – полуфинал – тренировки – зимние сборы – тренировки – финал – приятные или неприятные переживания, и далее «помчались» на следующий круг) продолжается до сих пор. Началась история участия команд нашего вуза в соревнованиях АСМ, которая подробно описана в соответствующих объемных брошюрах, ежегодно издаваемых к осенним полуфинальным соревнованиям.

RUNNet идет по России В этом году на московской выставке Softool было впервые рассказано о развитии проекта по созданию RUNNet.

Российские университеты создают единое интеллектуальное пространство На крышах зданий российских университетов начинают появляться антенны спутниковой связи. Уже завершен первый этап формирования единой информационной сети Госкомвуза РФ, создание которого было предусмотрено в рамках государственной программы «Университеты России».

С эпохой рыночных отношений к нам пришло, наконец, и понимание, что информация – ценный и, может быть, даже более важный ресурс, чем нефть, газ, лес, уголь. Для России, все еще обладающей огромным интеллектуальным потенциалом, этот информационный ресурс имеет огромное экономическое значение. И в условиях, когда цена авиабилета из Москвы до Камчатки перевалила за миллион рублей, компьютерная связь, электронная почта, телеконференции должны не только заменить привычные для нас бесконечные командировки, но предоставить принципиально новые возможности ученым, студентам, школьникам для связи между собой и дать выход в мировое информационное пространство.

– Основой создаваемой российской системы мы решили сделать федеральные компьютерные центры университетов, расположенных в основных экономических регионах России,

– сказал мне проректор ставшего недавно техническим университетом Санкт-Петербургского института точной механики и оптики профессор Владимир Васильев, который возглавляет телекоммуникационное направление в программе «Российские университеты». – За 1993 год были созданы локальные вычислительные сети в 68 вузах страны, и затем мы начали этап обеспечения их связи. Расчеты показали, что быстрее всего это можно сделать через спутники.

У нас было много предложений от иностранных и отечественных фирм. После анализа мы остановили свой выбор на московском Инжиниринг-центре спутниковой связи, обладающем хорошей репутацией, имеющем прямые выходы на международные сети и предложившем разумные цены.

К тому же центр арендует свободные каналы связи через спутники «Радуга» Министерства обороны РФ. Мы считаем, что в нынешней тяжелой экономической ситуации бюджетные средства должны расходоваться на поддержку российских организаций. Сейчас наша концепция получила признание и поддержку в Миннауки РФ, и к создаваемой системе будут подключаться и все научные организации в регионах, где запланированы федеральные компьютерные центры.

Директор Инжиниринг-центра спутниковой связи Николай Кобин сообщил, что уже объединены в сеть шесть университетов в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Саратове и Ульяновске. МГУ и петербургский Институт точной механики и оптики служат двумя центрами системы, через которые университеты поддерживают связь. В этом году сеть расширится, к ней подсоединятся государственные университеты в Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Тамбове, Томске, Красноярске и Иркутске. В основном все они оборудуются наземными станциями «Кедр-М», которые позволяют вести передачу данных с большой скоростью. Система, получившая название «Рунет», что означает сеть российских университетов, имеет выход на международную сеть во всех городах, где уже существуют и будут созданы наземные станции спутниковой связи. К ним через существующие обычные каналы, вплоть до телефонных, могут быть подключены все остальные вузы, научные и культурные учреждения.

Борис Коновалов Газета «Известия», 4 мая 1995 года Для обмена опытом участников проекта по поставке локальных сетей в конце 1993 года кафедра организовала Всероссийский семинар по использованию компьютерных технологий в высшей школе, а в 1994 году – первую Всероссийскую конференцию по этой же тематике, которая дала старт традиционной конференции «Телематика», в 2011 году проведенной в восемнадцатый раз. К первой конференции «Телематика» был подготовлен и первый в России сборник статей, посвященных использованию информационных технологий в образовании [39].

Как мы получили разрешение на магистерскую подготовку Нелегко далось кафедре разрешение на магистерскую подготовку. Оно обязательно должно было быть получено осенью 1994 года, чтобы студенты первого набора летом следующего года поступили в магистратуру. Процедура получения разрешения в то время была гораздо сложнее, чем сейчас, поскольку магистратура рассматривалась как особо сложная образовательная программа, которую могут проводить только самые сильные вузы. Ключевой бумагой при получении разрешения являлось положительное заключение соответствующего Совета учебно-методического объединения (УМО). По направлению «Прикладная математика и информатика» этот Совет базировался на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ и возглавлялся деканом этого факультета, член-корреспондентом (ныне – академиком) РАН Д.П. Костомаровым.

Поначалу это дело не казалось таким сложным. В.Н. Васильев и В.Г. Парфенов обратились в очередной раз за поддержкой к директору Института математического моделирования РАН академику А.А. Самарскому, который, кстати, возглавлял на факультете ВМК соответствующую кафедру, и Александр Андреевич подписал ходатайство от своего института об открытии требуемой магистратуры. Надо сказать, что академик А.А. Самарский был легендарной фигурой – в молодости он участвовал в работах по созданию ядерного щита нашей страны, проводимых в закрытых территориальных образованиях, и до начала шестидесятых годов его имя никому не было известно. После выхода из режима секретности он переехал работать в Москву и опубликовал большое число статей и монографий по вычислительной математике и математическому моделированию. В частности, он является автором всем известной локально-одномерной разностной схемы, о которой на нашей кафедре рассказывает В.Г. Парфенов в курсе вычислительной математики. Его имя знали в СССР все, кто занимался математическим моделированием. Он был признанным лидером и авторитетом в этой области. Руководители кафедры, имея бумагу от такого человека, ошибочно полагали, что получили своеобразный мандат на автоматическую выдачу положительного решения упомянутого выше УМО.

Пребывая в этой уверенности, В.Г. Парфенов позвонил знакомому заведующему кафедрой на факультете ВМК, который занимал одновременно и определенный пост в Совете

УМО, и обратился к нему со словами:

– Саша, нам тут нужно получить заключение вашего УМО на открытие магистратуры. Рекомендация-поддержка А.А. Самарского у меня есть, заключение мы подготовили.

Можно, я подвезу заключение, чтобы ты подписал его у Д.П. Костомарова?

К огромному удивлению В.Г. Парфенова, профессор «Саша» не выразил никакого энтузиазма по поводу такого пути решения вопроса, а, наоборот, сказал, что все не так просто, что осенью в доме отдыха под Тверью будет заседать Совет УМО и там будут заслушиваться доклады и оцениваться заявки соискателей магистратуры и приниматься решения о выдаче или невыдаче положительных заключений. Далее он добавил, что Совет заседает один раз в год, осенью, а уважаемый академик А.А. Самарский по доброте душевной все время подписывает бумаги разным людям.

Из сказанного В.Г. Парфенов сделал два вывода. Во-первых, о том, что в МГУ все «не так-то просто», а во-вторых, о том, что кафедре дается единственная попытка для получения заключения, поскольку в следующем году его получать будет уже поздно. Кроме того, В.Г. Парфенова немного обидела фраза о разных людях, получающих бумаги от академика А.А. Самарского, поскольку он себя и В.Н. Васильева не относил к безликой толпе «разных» людей. Они давно пользовались поддержкой этого замечательного человека.

В частности, немногим ранее он поддержал просьбу об открытии в нашем вузе специализированного диссертационного совета по специальности «Теоретические основы математического моделирования, численные методы и комплексы программ».

Поздней осенью в промозглый день началось решающее для кафедры заседание Совета УМО по рассмотрению заявок вузов на магистратуру. И чем дольше В.Г. Парфенов сидел на этом заседании, тем больше «падал духом». Атмосфера по ходу обсуждения становилась все более гнетущей. На заседании один за другим выступали деканы математико-механических факультетов разных классических университетов, они перечисляли многочисленные кафедры, входившие в состав их факультетов, приводили впечатляющие цифры о числе докторов и кандидатов наук, а в итоге получали неизменный отказ от председательствующего Д.П. Костомарова. Запомнился декан из

Алтайского государственного университета, которому председательствующий предложил направлять выпускников-бакалавров в Новосибирский государственный университет для дальнейшего обучения в магистратуре. Потрясенный таким решением декан патетически воскликнул:

– Я потратил на поездку сюда миллион рублей (примерно двести долларов в нынешнем масштабе цен, но по тем временам – большая сумма). Что же я теперь скажу людям в своем вузе?

При таком повороте событий, когда отказ получали целые профильные факультеты классических университетов, просить магистратуру для какой-то отдельной кафедры, да еще находящейся в техническом университете, выглядело как фантастическое нахальство и совершенно бесперспективное дело. Сильное впечатление на В.Г. Парфенова произвела сцена, когда кто-то в президиуме, подняв увесистый том заявки петербургского Политеха, громогласно спросил, чья это заявка.

– Санкт-Петербургского политехнического университета, – робко ответила секретарь.

– Есть кто-нибудь из этого вуза? – опять громогласно спросил тот же член президиума и после непродолжительного молчания зала добавил, – Ну раз никого нет, то нечего и время терять на рассмотрение!

При этом он как-то небрежно смахнул материалы заявки со стола.

На сцену В.Г. Парфенов пошел «как в последнюю атаку». В докладе он рассказал о замысле проекта, третьем месте в полуфинальных соревнованиях чемпионата мира в Бухаресте, поддержке А.А. Самарского и, что оказалось, по-видимому, главным, о начале работ по созданию сети RUNNet, которое возглавил заведующий кафедройсоискательницей магистратуры В.Н. Васильев. Последний факт оказался, по-видимому, решающим, так как свидетельствовал о неких скрытых потенциальных возможностях В.Н. Васильева, которые «с ходу» членам президиума было тяжело оценить. В связи с последним обстоятельством у них отсутствовала уверенность, что будет правильно и безопасно просто откинуть заявку по предыдущим сценариям. После окончания доклада председатель Совета неожиданно заявил о том, что в данном случае «мы имеем особый уникальный случай, и положительное решение в порядке исключения может быть дано».

Испытавший огромное облегчение В.Г. Парфенов добрался до своего места в зале и в расслабленном состоянии человека, только что счастливым образом избежавшего огромной неудачи, провел в нем оставшиеся до конца заседания часы. На следующее утро, в суете разъезда, опасаясь, что по возвращении в Москву руководители УМО могут поменять свое решение, и используя как последний козырь упомянутого выше своего знакомого профессора «Сашу», В.Г. Парфенов «пробился к телу» председателя Совета УМО и получил его заветную подпись на положительном заключении о возможности организации магистратуры.

Первые в России командные студенческие олимпиады по программированию В марте 1995 года В.Г. Парфенов и А.А. Суханов организовали первые в России командные студенческие соревнования, проведенные по правилам олимпиад АСМ – Первую Санкт-Петербургскую командную студенческую олимпиаду. Олимпиада прошла на базе кафедры «Компьютерные технологии». О ее масштабе можно судить по тому факту, что ряд команд сидел в компьютерном классе аудитории 293, а остальные – в аудитории 143, где сейчас располагается заведующая учебной лабораторией кафедры Г.Р. Туктарова.

Некоторое представление о тех временах можно получить из опубликованной по результатам олимпиады заметке в известной тогда в Санкт-Петербурге газете «Смена».

У нас компьютеров мало, но мы их хорошо изучили Пятьдесят самых умных студентов и одна самая умная студентка в области компьютерных технологий в субботу приняли участие в Первой Санкт-Петербургской командной студенческой олимпиаде по программированию.

По мнению экспертов, в нашем городе существует ведущая в стране школа по подготовке одаренных детей, занимающихся в этой сфере. Эти ребята еще в школьном возрасте ездят на всемирные олимпиады и занимают призовые места (кстати, у большинства из них компьютеров дома, конечно же, нет). И среди участников этой субботней студенческой олимпиады были ребята, увенчанные высокими и престижными титулами.

Например, капитан первой команды Санкт-Петербургского института точной механики и оптики (технического университета) Роман Елизаров. В прошлом он – третий призер чемпионата мира по программированию среди школьников. Нынче его команда из трех человек заняла первое место в Петербурге.

Второе место – у первой команды Санкт-Петербургского государственного университета (капитан – Дмитрий Давыдок), третье – у второй команды Института точной механики и оптики (капитан – Дмитрий Финкельштейн). Четвертое и пятое места – у первой и второй команд Политеха.

Дальше у этих одаренных ребят – соревнования Восточно-европейской зоны мирового первенства. Если, конечно, их родные вузы достанут денег на поездку. Пока что эти ребята еще сами не понимают, чего стоят на самом деле их умные головы. Ведь за победу в этой олимпиаде они получили... по коробке конфет. И еще им обещают где-то в апреле подарки долларов за 100–120 (не деньгами, а программным обеспечением).

Галина Леонтьева Газета «Смена». 21 марта 1995 г. № 63 (21050) Первые олимпиадные победы 1994/95 учебный год стал в определенным смысле переломным для кафедры.

Поступившие на кафедру в 1993 и 1994 годах исключительно сильные ребята блестяще проявили себя на самых разных олимпиадах. В ноябре 1994 года сборная кафедры выиграла Всероссийскую олимпиаду по прикладной математике, заняв 1, 2 и 6 места в личном зачете, в марте 1995 года – Первую Санкт-Петербургскую командную олимпиаду по программированию (1, 3 и 6 места), в апреле с подавляющим преимуществом победила на Санкт-Петербургской студенческой олимпиаде по математике (1–5, 7, 8 и 10 места). В июне 1995 года второкурсник кафедры Андрей Здоровцев выиграл Всероссийскую математическую олимпиаду среди студентов технических университетов, проходившую в Нижнем Новгороде. Еще два участника заняли 5 и 7 места и обеспечили СПбГУ ИТМО общее первое командное место. Весной этого же года Андрей выиграл и городскую олимпиаду. В октябре 1995 года третьекурсник кафедры Антон Лиходедов и второкурсник Сергей Егоров выиграли Всероссийскую студенческую олимпиаду по физике, проходившую в Томске.

За успехи в олимпиадах и научно-исследовательской работе в 1995 году студенты кафедры получили три стипендии Президента Российской Федерации, четыре стипендии мэра Санкт-Петербурга, 20 Соросовских стипендий и 10 стипендий Ученого Совета вуза.

Учебный год начался с побед На всероссийской студенческой олимпиаде по физике, состоявшейся в Томске, победила команда Санкт-Петербургского института точной механики и оптики – студент II курса Сергей Егоров и студент III курса Антон Лиходедов. За последние два года студенты СПбГУ ИТМО выиграли все городские и всероссийские студенческие олимпиады по математике, прикладной математике, физике и программированию. Как нам стало известно, руководству института пришлось решать: или выдать почти 5 млн. рублей на поездку, или, отказавшись от участия своих студентов в олимпиаде, пустить эти деньги на уплату одного из многочисленных вузовских долгов. Результат Сергея и Антона доказал, что сделанный выбор был правильным.

Владимир Хозиков Газета «Санкт-Петербургские ведомости». 1995. № 199 (1127) Особенности проведения набора в девяностые годы В девяностых годах набор на кафедру происходил в условиях сильной социальноэкономической нестабильности общества. В российской высшей школе проявления этой нестабильности ощущались во многом. В частности, происходило сильное расслоение кафедр и даже вузов в целом как по уровню материальных возможностей, так и по качеству учебного процесса. Это расслоение стало неожиданностью для родителей абитуриентов, поскольку в советское время между кафедрами и вузами тоже были различия, но они не имели таких острых проявлений, когда, например, одни кафедры имели пусть скромные, но реальные возможности для приобретения компьютерной техники, а другие не имели средств даже на оплату кафедрального телефона и покупку бумаги. Кроме того, после распада великой державы перед большинством молодых и находящихся в трудоспособном возрасте российских докторов наук в области математики, физики, информационных технологий и техники встал трудный выбор: либо «эвакуироваться с малолетними детьми, женами и ближайшими родственниками» из рухнувшей в нищету и хаос России в одну из развитых стран – благо часто научная специальность и уровень квалификации позволяли реализовать этот путь без особых проблем, либо попытаться выстоять и сохранить интеллектуальный потенциал для развития высоких технологий в нашей стране. Кроме оттока за границу, еще более существенный отток высококвалифицированных кадров шел из вузов в частный российский бизнес. В результате на некогда славных кафедрах могли в основном остаться только пенсионного возраста преподаватели, которые были не в состоянии поддержать достигнутые за многие десятилетия уровни научных исследований и учебного процесса. Особенно остро эти процессы проявлялись в области информационных технологий, где необходимо было постоянно обновлять учебные материалы и преподаватели не могли использовать багаж знаний, накопленный в прежние, благополучные годы.

Описанные процессы проявлялись в специфической форме при наборе на кафедру «Компьютерные технологии». По установившейся традиции в сентябре–октябре кафедра проводила предварительные отборочные экзамены для выпускников петербургских школ, по их результатам формировались группы кандидатов, с которыми в течение года проводились занятия по информатике. Для родителей кандидатов проводились специальные родительские собрания, на которых разъяснялись особенности обучения на кафедре и процедуры поступления. Обычно в начале сентября в городе из неустановленных источников распространялся слух, что у В.Н. Васильева и В.Г. Парфенова «лопнуло терпение» и они отбывают на работу за границу. А это означало, что образовательному проекту пришел конец, и отдавать детей на ликвидируемую кафедру нет никакого смысла, чтобы в ближайшей перспективе не остаться у разбитого корыта. С целью опровержения этих слухов и предотвращения возникновения паники среди родителей руководители кафедры в обязательном порядке приходили на собрание в парадных костюмах и галстуках, являя собой образ преуспевающих буржуа, которым нет никакого смысла куда-либо уезжать от такого процветания.

– Поздравляю вас! – обращался к родителям В.Г. Парфенов. – Вам здорово повезло – вам выпал счастливый билет: в вашей семье родился ребенок, который в это тяжелое время спасет вашу семью от бедности и обеспечит ее будущее. Проведенные нами экзамены показывают, что исходные данные у него есть, и, если он будет трудолюбивым студентом, то мы подготовим из него высококвалифицированного программиста с зарплатой долларов в 400–500 (что по тем временам было очень солидной суммой, эквивалентной примерно на порядок большей сумме по современным меркам).

Первый российский победный полуфинал в Амстердаме Знаковым событием этого года стала сенсационная победа сборной команды кафедры на полуфинальных соревнованиях Западно-Европейского региона, прошедших осе нью 1995 года в Амстердаме.

Подготовка к поездке на полуфинал немного напоминала сцену из романа «Преступление и наказание», когда нищий студент Родион Раскольников мечтал о карьере Наполеона. Шла четвертая холодная осень перехода России к рыночной экономике. Не выдержав трудностей этого перехода, большинство наиболее квалифицированных преподавателей программирования и других компьютерных дисциплин покинуло компьютерные факультеты российских университетов. В вузах очень мало денег и компьютеров, десять долларов – большие деньги, а сто – невероятно большие. И в этих условиях на кафедре «Компьютерные технологии» трое первокурсников университета ИТМО, профессор этой кафедры и четверокурсник СПбГУ стpоили планы участия в чемпионате мира. И хотя денег не было даже на билеты до ближайшего места проведения отборочных соревнований, но обсуждались только задачи завоевания мирового первенства. По прямой линии от комнаты, где происходило обсуждение, до стихии тогда еще лоточной торговли близлежащего Сытного рынка, как водится в петербургских романах, было метров пятьдесят. По рынку бродили молодые люди специфической внешности, представлявшие контролирующие рынок криминальные структуры, ярко показанные в известном кинофильме «Брат», в котором одного из руководителей подобной структуры застрелил Данила Багров. На ближайших к вузу улицах, Сытном рынке и в районе лоточной торговли около станции метро «Горьковская» снимали первые (еще хорошие, близкие к реальной жизни) серии известного сериала «Улицы разбитых фонарей». В общем, в наш город снова вернулись петербургские контрасты времен Ф.М. Достоевского.

Через месяц, получив от трех петербургских компьютерных фирм, ставших на ноги без шальных московских денег, отнюдь не лишние для этих фирм средства на билеты, эта компания отправилась ни много ни мало в Амстердам (очень «круто» по тем временам) на полуфинальные соревнования Западно-Европейской отборочной группы. И все ее члены – и студенты, и профессор – понимали, что место им нужно только первое, гарантирующее выход российской команды впервые в финал. При другом исходе второй попытки могло бы и не быть, ибо, как кратко обобщил тренер команды Антон Суханов, «у нас в России, если вы не выиграете, то больше вам ничего не дадут».

Они были первыми! Команда Романа Елизарова стала первой российской командой, выигравшей полуфинальные соревнования и вышедшей в финал чемпионата мира Отступать было некуда, и юные члены команды, подготовленные тренером, который был двумя годами старше их, успешно решили поставленную задачу. Успех петербуржцев позволил, наконец, получить собственную Северо-Восточную Европейскую полуфинальную группу для вузов стран бывшего СССР. Теперь надо было решить еще более трудную задачу и выиграть финал в Филадельфии.

В девяностые годы общество испытывало огромный дефицит сколько-нибудь позитивной информации. И в этой обстановке победа программистов нашла большой отклик в нашем городе. Практически все газеты опубликовали статьи, петербургский пятый канал показал ребят в информационном выпуске новостей, который увидел мэр города А.А. Собчак, наградивший команду почетной грамотой. Особенно впечатляла статья в газете «Деловой Петербург». Две трети страницы газеты занимал портрет тройки победителей. Размер фотографии превращал троих петербуржцев, имевших достаточно скромные физические данные, в тройку былинных богатырей, одержавших победу над вооруженным до зубов «западноевропейским драконом». Все это облегчило В.Г. Парфенову сбор денег от спонсоров на поездку в Филадельфию. Кроме того, он познакомился со многими корреспондентами и впервые в режиме «боевой учебы» освоил азы работы с прессой, которые весьма пригодились ему в последующие годы.

Первая в жизни В.Г. Парфенова фотография в еженедельнике «PC-WEEK»

сильно помогла ему при сборе средств на поездку на первый финал Первой добившейся заметных успехов команде нашего университета, которая выиграла отборочные полуфинальные соревнования в Амстердаме, были свойственны амбициозность, здоровое честолюбие, неиссякаемый оптимизм и даже некоторое «здоровое»

нахальство. Вообще, многолетние наблюдения показывают, что этот набор качеств является в некотором смысле фирменным для выпускников кафедры «Компьютерные технологии». В данном случае эти качества проявились в абсолютной вере тренера и членов команды в безусловную победу в финале. Даже гипотетическое завоевание третьего места заранее рассматривалось как неудача. Под их «гипнотическое» влияние попали даже В.Г. Парфенов и частично, но в гораздо меньшей степени, В.Н. Васильев. Общее мнение всех остальных сомневающихся в величии команды хорошо выразила старшая дочь

В.Г. Парфенова, которая со свойственной женщинам практичностью и некоторой приземленностью спросила:

– Папа, непонятно, как вы там собираетесь разнести всех в пух и прах. Вы ведь, мягко говоря, малоимущие персонажи по сравнению с остальными участниками и организаторами финала, у вас еще и деньги на билеты не собраны. Вы там будете как бедные родственники.

Что на это можно было ответить? Разве только описать впечатляющие результаты команды на последних перед финалом двухнедельных сборах и сказать, что провидение по справедливости должно помочь умным, но бедным.

Финал-1996 чемпионата мира по программированию, Филадельфия Финал 1996 года был первым для российских команд, и они столкнулись с новой, непривычной для них психологической ситуацией.

По общему мнению, командный чемпионат мира по программированию среди университетов является одним из наиболее трудных в психологическом отношении интеллектуальных состязаний. Каждой команде из трех участников предоставляется один компьютер и предлагается решить в течение пяти часов максимальное число из восьмиодиннадцати головоломных задач. При определении победителей главным показателем является число решенных задач, при равном числе решенных задач учитывается затраченное командами время. По уровню соперничества этим состязаниям вряд ли можно найти аналог – престиж компьютерных технологий и программистов фантастически вырос за последние годы, и реальные шансы на победу в финале имеют два–три десятка команд, состоящих из специально отобранных и подготовленных талантливых ребят. В случае сравнительно небольшой страны команда ее главного университета является, по существу, сборной страны. Команды крупнейших американских университетов во многом укомплектованы обучающимися в них способными студентами, которые собраны со всего мира.

Старт – и пятьдесят (в последние годы – более ста) троек лучших молодых программистов планеты распечатывают конверты с заданиями и бросаются к своим компьютерам. В течение пяти часов, сменяя друг друга за монитором, они будут придумывать способы решения задач, составлять и отлаживать программы, огорчаться при получении из жюри отрицательных ответов, ликовать при удачных сдачах, мучительно искать возможные ошибки в решениях – и все это в условиях фантастического дефицита времени и постоянного психологического давления таблицы текущих результатов. Типичную задачу финала сильный выпускник математического факультета университета может при постоянном наличии компьютера решить за день. В финале для занятия классного места команда за пять часов должна решить семь–десять задач. И такое под силу собранным со всего света компьютерным звездам. Даже на классных программистов производит неизгладимое впечатление их способность набирать с огромной скоростью не литературные тексты под диктовку, а компьютерные программы, реализующие сложнейшие математические алгоритмы. Сложность задач год от года возрастает с фантастической скоростью.

Лучшие команды финала 2011 года решают самую сложную задачу финала десятилетней давности минут за десять–двенадцать.

Примерно через три с половиной часа после начала соревнований лидеры решают по пять–шесть задач, и тут наступает критический момент соревнований, когда от наваливающейся от запредельного интеллектуального и нервного напряжения усталости участники уже не могут работать в прежнем темпе. В памяти у В.Г. Парфенова осталась сцена после окончания полуфинала 1995 года в Амстердаме, когда тренер Антон Суханов спросил у Романа Елизарова, почему они не решили в заключительный час еще одну задачу.

– Антон, у меня на последнем часу «поплыл» экран перед глазами, и я просто отключился, – ответил Роман, вполне подготовленный к олимпиадам и физически здоровый молодой человек.

Одной из главных целей тренировок является выработка у команды способности продолжать бороться именно в эти последние полтора часа, а также психологической устойчивости – способности не паниковать в трудной ситуации, не суетиться на последних минутах, а, как говорят теннисисты, играть в свою игру и, «поспешая, не торопясь», готовить для сдачи последние задачи. Психологическое давление усиливает и то обстоятельство, что по условиям чемпионата любой участник может выступить в финале независимо от результата только два раза. Таким образом, чтобы проявить себя и оправдать огромные многолетние тренировки, участник имеет в лучшем случае десять часов финального соревновательного времени. Малейший сбой или заминка в финале могут перечеркнуть все надежды.

Эта неожиданно неплохо получившаяся фотография осталась единственным светлым воспоминанием о финале 1996 года в Филадельфии...

Слева направо:

Антон Суханов (тренер), Денис Кисловский, Роман Елизаров, Александр Аникин, В.Г. Парфенов Кто же организует и финансирует эти интеллектуальные игры молодой программистской элиты? Почему они получили такой размах за последние пятнадцать лет? В последние два десятилетия среди компьютерных компаний резко обострилась борьба за талантливых ребят.

Сейчас ведущие компании обычно начинают поиск талантливых студентов уже на третьем–четвертом курсах университетов. Чемпионат мира можно сравнить с огромным всемирным «пылесосом», собирающим в полуфиналах и финале наиболее перспективных молодых программистов со всего мира, и ведущие компьютерные компании стремятся получить право первоочередного доступа к этому «пылесосу». Как откровенно гласил огромный транспарант IBM – генерального спонсора чемпионата мира, приветствующий участников одного из последних финалов, «нам не нужны ваши тела – нам нужны ваши головы».

Отметим, что чемпионат представляет редкий для нашего меркантильного времени пример соревнования «чистых честолюбий» без примеси денежного интереса. Входящие в организационный комитет чемпионата профессора «интернациональной стеной» встали на пути коммерциализации чемпионата. И призы победителям и призерам чемпионата в несколько тысяч долларов мало что значат для участников финала, на предстоящих зарплатах которых, как указывалось выше, компании обычно не экономят.

В Филадельфии делегации нашего университета открылась непривычная для россиян, но типичная для тех времен картина финала чемпионата мира – своеобразной «Формулы один» современного программирования. Огромный конгресс-зал лучшего пятизвездочного отеля крупного американского города. Пять десятков команд ведущих университетов мира.

На футболках участников – завораживающие названия их вузов:

Стэнфорд, Гарвард, Принстон, Беркли, MIT… Бюджет любого из этих всемирно известных университетов в разы превосходил в то время бюджет всего высшего образования России. Зарплата уборщицы отеля раз в десять превосходила зарплату российского профессора. В такой обстановке почти физически ощущались масштаб мероприятия и количество огромных, по российским меркам того времени, денег, затраченных на его проведение. По многочисленным оценкам участников разных финалов, на этих соревнованиях типичный участник обычно чувствует себя «песчинкой», затерянной среди массы сильных и опасных соперников.

….чемпионат мира можно сравнить с огромным всемирным пылесосом… Все это, вместе с огромным грузом ответственности, в полной мере испытал на себе и В.Г. Парфенов. И он мог сравнить свое психологическое состояние на финале с теми ощущениями, которые испытывал сам в школьные годы при выступлениях на ленинградских городских олимпиадах. Это состояние было таким, что даже если бы он мог решать предложенные на финале задачи, то вряд ли сумел бы что-нибудь сделать из-за волнения.

В ночь перед финалом не только В.Г. Парфенов, но и А.А. Суханов, который был, кстати, последним чемпионом СССР среди школьников по программированию и серебряным призером Международной олимпиады школьников по информатике и поэтому имел огромный опыт успешных выступлений в олимпиадах самого высокого уровня, так и не смогли заснуть.

В Филадельфии наша молодая команда впервые столкнулась с огромными психологическими нагрузками, которые усугубились недостаточно хорошим знанием английского языка и несовершенством навязанного спонсором чемпионата мира того года, компанией Microsoft, своего компилятора Quick-Pascal. В итоге победы в финале не получилось, а получилось только девятнадцатое место с четырьмя решенными задачами.

– Антон, мы проиграли даже МГУ! – с досадой воскликнул В.Г. Парфенов после окончания финала, чем сильно поразил делегацию второго российского финалиста, МГУ, команда которого заняла семнадцатое место тоже с четырьмя решенными задачами и немного меньшим штрафным временем.

Неудачей в финале не закончились несчастья кафедры в этом году. В день финала чемпионата мира в Филадельфии в главном здании университета случилась авария, которая привела к полному затоплению только что отремонтированных помещений на втором этаже. Положение спасли только энергичные организационные меры В.Н. Васильева, который быстро, в течение буквально нескольких часов, «словно из-под земли» достал мощные воздуходувки, которые за несколько дней непрерывной работы высушили все залитые водой помещения.

Кафедра проводит первые в России полуфинальные соревнования чемпионата мира и выигрывает титул первых чемпионов России по программированию По решению оргкомитета чемпионата мира по программированию осенью 1996 года кафедра провела первые полуфинальные соревнования Северо-Восточного Европейского региона. При этом возникло много проблем. Первой из них были трудности с обеспечением участия в состязаниях в реальном масштабе времени команд сибирских вузов из-за Санкт-Петербург начал «пригревать» молодых российских программистов еще в 1996 году, когда никто не предполагал их будущих успехов больших транспортных расходов. В то время авиасообщение в России практически прекратилось из-за отсутствия у населения средств на билеты. В.Г. Парфенов до сих пор помнит, как он в середине девяностых годов приехал в Пулково-1, чтобы забрать присланные самолетом документы, и увидел огромный пустынный зал, в котором одиноко бродил десяток человек. В советские времена в этом зале яблоку негде было упасть. Из прибывшего из Чебоксар самолета вышло два (!) пассажира, один из которых передал В.Г. Парфенову присланные документы. Кроме того, летом 1996 года в России разразился тяжелый бюджетный кризис, и по инициативе А.Б. Чубайса бюджеты всех вузов (и соответственно зарплаты преподавателей), и до этого весьма скромные, на второе полугодие были уменьшены на 40 процентов. Возникли даже опасения, что и в Санкт-Петербург вряд ли кто-нибудь приедет. В этой тяжелой ситуации было принято решение о проведении соревнований одновременно в двух городах – в Санкт-Петербурге и в Барнауле, в Алтайском государственном техническом университете, а для их связи использовать Интернет! По тем временам это было пионерское решение: впервые в мире были проведены соревнования чемпионата мира по программированию в реальном масштабе времени на двух удаленных площадках с использованием Интернет. Преподаватель кафедры Ю.В. Гугель, являющийся одним из основных создателей сети RUNNet, обеспечил надежную компьютерную связь с Барнаулом через эту сеть.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«Барт Андрей Андреевич ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ Специальность: 08.00.01 – Экономическая теория АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических нау...»

«УДК 332.812.14 ИПОТЕЧНО-ЖИЛИЩНЫЙ МЕХАНИЗМ И ПРОБЛЕМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ Е. В. Левштанов, В. В. Десятерик, студенты 4 курса архитектурно-строительного факультета ГОУВПО "Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарёва...»

«НОМЕР ПРОЕКТА УЧЕТНАЯ КАРТОЧКА 12-01-00721 НАЗВАНИЕ ПРОЕКТА Разработка адаптивных алгоритмов для численного моделирования поверхностных волн на мелкой воде с учетом сферичности и вращения Земли ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ КОД(Ы) КЛАССИФИКАТОРА 01 математика, механика и информ...»

«Д оговор поставки № 10/13 г. Выборг "06" апреля 2017г. Акционерное общество "ПРИБОРОСТРОИТЕЛЬ", именуемое в дальнейшем Поставщик в лице генерального директора Герасименко Виктора Ивановича, действующего на основании Устава, с одной стороны, и АО "Научно-Производственное Предприятие "Рубин",...»

«GEMMA 50 SS GEMMA 50 M GEMMA 50 W GEMMA 50 B GEMMA 60 SS GEMMA 60 M GEMMA 60 W GEMMA 60 B Дата изготовления прибора содержится в его серийном номере. Серийный номер указан на внутренней этикетке, которая размещена на вытяжке.Визуальная расшифровк...»

«Техническая Информация Date of last update: Dec 14 Ref: C7.19.1/0208-1214/RU Application Engineering Europe ХОЛОДИЛЬНЫЕ КОМПРЕССОРЫ ZF COPELAND SCROLL™ С ВПРЫСКОМ ПАРА CONTENTS Введение Принцип действия Влияние на холодопроизводительность Рабочий диапазон Компрессорные...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" Кафедра "Экономика и управление организацией" ПРИНЯТИЕ И ИСПОЛ...»

«Открытое акционерное общество "Ратон", основанное в 1970 году, является одним из ведущих белорусских производителей электротехнического оборудования: устройств распределения электрической энергии на напряжение 10 (6) кВ, комплектных трансформатор...»

«92 ПРИКЛАДНАЯ МЕХАНИКА И ТЕХНИЧЕСКАЯ ФИЗИКА. 2002. Т. 43, N2 УДК 533.951 ПЫЛЕ-ИОННО-ЗВУКОВОЙ ПРЕДВЕСТНИК УДАРНОЙ ВОЛНЫ В. А. Павлов Научно-исследовательский институт радиофизики Санкт-Пете...»

«Выпуск 5 (24), сентябрь – октябрь 2014 Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru УДК 332 Мингалева Жанна Аркадьевна ФГОБУ ВПО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" Россия, Пермь1 Доктор экономических наук Профессор кафедры экономик...»

«УДК 004.72; 004.75; 519.171; 519.174; 519.178 ТУРСУНБАЙ кызы Ырысгуль ЛОКАЛЬНЫЕ И ДИНАМИЧЕСКИЕ АЛГОРИТМЫ ДЛЯ АНАЛИЗА ГРАФ-МОДЕЛЕЙ СИСТЕМ 05.13.11 – математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов...»

«В. Н. Годовальник Практика и тенденции совершенствования контроля за соблюдением и исполнением законодательства Краснодарского края В учебном пособии раскрываются содержание, механизм и правовые основы осуществления Законодательным Собранием краснодарского края контрольных полномочий. В представленных документах ан...»

«www.carcam.ru РАДИОСТАНЦИЯ КАРКАМ TH-F5 Технические характеристики Диапазон частот 400.000 470.000 МГц Питание 7,4 В постоянного тока Каналы памяти 128 Скремблер Есть Режимы передачи с разносом и без разноса частот Сопротивление антенны 50 Ом Заземление по отрицательной клемме Габарита, мм 110x55x28 Вес, гр 220 Передатчик Выходная мо...»

«RU Руководство для протезиста 938374/D-0316 Оглавление RU 1 Описание и назначение Пример заказа Содержимое упаковки Для установки программного Информация о безопасности обеспечения Endol...»

«XX Всероссийская олимпиада школьников по географии. Тверская область – 2011. Второй (практический) тур Методические рекомендации по проверке заданий Авторы: А.И.Даньшин, А.Г.Жеренков, П.Л.Кириллов, И.А.Лев, А.С.Наумов, П.Л.Платонов Примечание: указанные баллы являются...»

«Руководство по эксплуатации и монтажу Калитка с магнитной разблокировкой К12 www.oxgard.com info@oxgard.com Тел.+7(812) 366-15-94 СОДЕРЖАНИЕ 1. Назначение изделия 2. Комплект поставки изделия 3. Основные технические характеристики 4. Конструкция изделия 5. Транспортировка и хранение 6. Требования безопасн...»

«Структура программы учебного предмета I. Пояснительная записка -Характеристика учебного предмета, его место и роль в образовательном процессе;-Срок реализации учебного предмета, возраст обучающихся;-Объем учебного времени, предусмотренный учебным планом образовательного учреждения на реализацию учебного предмета;-Форма прове...»

«Международная научно-практическая военно-историческая конференция "Салют, Победа!" Небесные снайперы Е.Е. Дуплищева, студ. гр. 10В20 Научный руководитель: Ибрагимов Е.А., ст. преп. каф. МЧМ Юргинский технологический институт (филиал) Национального исследоват...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОГО ПРЕДМЕТА "ХИМИЯ", 10 КЛАСС. ПРОФИЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ. Рабочая программа учебного предмета "Химия", 10 класс составлена в соответствии федеральным компонентом госуд...»

«УТВЕРЖДАЮ Генеральный директор ООО "ГАЛС" _ В.Н. Пудовкин Проектная декларация (редакция от "30" января 2017 года) строительства Многофункционального общественно-делового центра, двух встроенных трансформаторных подстанций (МФОДЦ) по адресу: город Санкт-Петербург, Фрунзенский район, ул. Салова, дом 61, литера А 1...»

«МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ по применению Классификации запасов месторождений и прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых Бор Москва, 2007 Разработаны Федеральным государственным учреждением "Го...»

«УДК [711.4.03:711.4-16](470.23-25)1917/1936 Вестник СПбГУ. Искусствоведение. 2017. Т. 7. Вып. 2 С. В. Семенцов РАЗВИТИЕ РЕВОЛЮЦИОННОГО АРХИТЕКТУРНОГО АВАНГАРДА В ПЕТРОГРАДЕ — ЛЕНИНГРАДЕ ПО ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫМ КАНОНАМ ИМПЕРАТОРСКОГО САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. ЧАСТЬ 1. ОТ ПЕТРА ВЕЛИКОГ...»

«УДК 621.783.2: 669.054 ПРИМЕНЕНИЕ ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОЙ РОТОРНО-ВИХРЕВОЙ УСТАНОВКИ ДЛЯ ТЕПЛОВОЙ ОБРАБОТКИ ДИСПЕРСНЫХ МАТЕРИАЛОВ Е.Г. Подковыркин1, Н.Г. Коршунова1, А.В. Баков1, В.Л. Советкин2, В.И. Матюхин2 ОАО "Научно-исследовательский институт металлургической теплотехники" (ОАО "ВНИИМТ") (г. Ека...»

«Межрегиональная олимпиада школьников на базе ведомственных образовательных организаций (профиль – обществознание) Олимпиадные задания на отборочный (дистанционный) этап 2016-2017 г. и критерии их оценивания 10-й класс: 1 вариант Вопрос № 1 Какая из перечисленных особенностей свойственна человеку и отсут...»

«Proma Sat G6S Многофункциональное ГЛОНАСС/GPS устройство мониторинга Инструкция по эксплуатации Proma Sat © 2015 Содержание 1.  Информация об устройстве 1.1 Технические характеристики 1.2 Внешний вид 1.3 Интерфейсы 2.  Регистрация на сайте 3.  Установка 3.1 Откройте корпус 3.2 Установите SIM карту 3.3 Нап...»

«Электроприводы трубопроводной арматуры Важным этапом снижения себестоимости продукции в условиях постоянного роста цен на энергоносители и сырье для промышленных предприятий металлургии, машиностроения, химии и нефтегазовой промышленности становится оптимизация процесса управления...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.